История отечественного государства и права

Система исправительно-трудовых учреждений в послевоенные годы


Введенный в связи с чрезвычайными условиями войны единый (строгий) режим в ИТУ в послевоенные годы не отвечал характеру исправительно-трудовой политики. В 1947 г. предпринимаются меры по реорганизации режима и дифференциации контингента, что нашло закрепление в Инструкции по режиму содержания заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД СССР.

Осужденные на срок от трех лет и выше, согласно инструкции, наказание отбывали в исправительно-трудовых лагерях, а осужденные на срок до трех лет в исправительно-трудовых колониях. В ИТЛ и ИТК МВД устанавливался общий и усиленный режим содержания заключенных, которые призваны были обеспечить надежную изоляцию преступников. Усиленный режим от общего отличался тем, что заключенные на усиленном режиме не могли быть расконвоированы, использовались преимущественно на общих работах, за проступки несли повышенную дисциплинарную ответственность и содержались под усиленной охраной.

Заключенные распределялись по лагерным подразделениям в зависимости от состава совершенного преступления. Заключенные, осужденные за особо опасные государственные и общеуголовные преступления, содержались в лагерных подразделениях усиленного режима и, как правило, направлялись в отдаленные северные лагеря. Прочие заключенные, осужденные за менее тяжкие преступления, размещались в лагподразделеннях-колониях общего режима.

Начавшаяся в 1948 г. изоляция активного уголовно-бандитствующего элемента в специальные лагеря строгого режима принесла некоторые положительные результаты. Поэтому в 1950 г. эта практика расширилась.

Расширялась также практика перевода уголовно-бандитствующего элемента на тюремный режим по решению Особого совещания. Для этих целей выделяются такие крупные тюрьмы, как Златоустовская. Тобольская, Вологодская, Новочеркасская. В них устанавливались два разряда: первый — для неисправимых, переведенных по постановлению Особого совещания при МВД, УВД из ИТЛ и колоний, а также для заключенных, осужденных к тюремному содержанию за бандитизм, вооруженный побег, вооруженное разбойное нападение, умышленное убийство, саботаж, совершенный в местах лишения свободы; второй — для остальных заключенных. Каждому разряду соответствовали свои условия содержания и правовое положение.

Заключенные первого разряда содержались в одиночных камерах или в камерах по два — пять человек, носили специальную полосатую одежду. Им запрещались свидания с родственниками и иными лицами, переписка. Они имели право получать только передачи на сумму до 100 руб. в месяц.

Заключенные второго разряда содержались в общих камерах, носили собственную одежду. Им разрешалось иметь четыре свидания в год, отправлять одно письмо в месяц, получать продовольственные, вещевые и денежные передачи на сумму до 300 руб. в месяц.

В результате активизации оперативно-следственных мероприятий по выявлению пособников фашистов росло количество осужденных к ссылке на каторжные работы. Уже в октябре 1945 г. общее число осужденных за измену Родине данной категории составляло 25 796 человек (в том числе 2381 женщина). 125 каторжников были несовершеннолетними в возрасте до 17 лет. В сентябре 1947 г. количество каторжан в ИТЛ ГУЛАГа достигло 64 764 человек. Из их числа в Воркутлаге содержались 25 766 осужденных, Карлаге — 26 073, Норильлаге — 9023, Сиблаге — 4698, Братском ИТЛ (Западном управлении БАМ) — 1718, Севвостлаге — 5898, ОИТК Вологодской области — 710, ОИТК Томской области — 9616, УИТЛК Молотовской области — 2793 осужденных.

В связи с отменой в 1947 г. смертной казни 21 февраля 1948 г. согласно постановлению советского правительства и изданному в его развитие приказу МВД СССР от 28 февраля 1948 г. в Советском Союзе были образованы особые лагеря для содержания особо опасных государственных преступников. В ИТЛ МВД СССР этого вида устанавливался строгий режим. При условии трудоспособности, заключенные использовались преимущественно на тяжелой физической работе.

Правовое положение контингента особых ИТЛ продолжительное время регулировалось временной инструкцией, утвержденной министром внутренних дел СССР 1 января 1949 г. Указанная инструкция ставила их в практически равные условия с лицами, осужденными к каторжным работам. Незначительные различия состояли разве что в меньшем количестве номеров, нашиваемых на одежду заключенных особых лагерей и отсутствием на них буквы «К». В равные условия их ставили, прежде всего, задачи особых лагерей по обеспечению надежной изоляции особо опасных государственных преступников, вызванные ими меры усиленной охраны, строгий режим содержания заключенных, а также их обязательное использование на тяжелых (в основном горнорудных) работах.

На территории Германии организовывались специальные лагеря и тюрьмы для содержания иностранных граждан, осужденных военные преступления. Согласно приказу МВД СССР от 9 августа 1948 г. оперативное руководство и контроль за всей деятельностью Отдела спецлагерей МВД СССР в Германии и подчиненными ему местами заключения осуществлял ГУЛАГ. Спецлагеря МВД СССР в Германии располагались в помещениях бывших нацистских концлагерей: № 1 в Мюльберге, № 2 в Бухенвальде, № 4 в Баутцене, № 7 в Заксенхаузене, № 9 в Нойбранденбурге и № 10 в Торгау.

Важное место в организации и деятельности органов внутренних дел рассматриваемого периода занимала работа с иностранными военнопленными и интернированными, которая по прежнему относилась к ведению ГУПВИ НКВД/МВД СССР. По имеющимся данным, по 1945 г. включительно советскими войсками было взято в плен 3 486 206 военнопленных европейских национальностей, а также 640 105 азиатских. На 1 января 1946 г. количество подчинявшихся ГУПВИ лагерей достигло 267.

Согласно Положению о трудовом использовании военнопленных, введенному приказом НКВД СССР от 29 сентября 1945 г., труд для всех военнопленных рядового и младшего начальствующего состава был обязательным. Наряду с обеспечением рентабельной работы, в качестве основной перед лагерями военнопленных им была поставлена задача: «Эффективным трудовым использованием военнопленных добиться максимального возмещения ущерба, нанесенного войной, навязанной Советскому Союзу вероломным нападением фашистской Германии».

По данным министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова, по состоянию на 1 января 1949 г. на работах в советском народном хозяйстве использовались 400 962 военнопленных вермахта, главным образом в угольной промышленности, на строительстве шоссейных и железных дорог, предприятий тяжелой индустрии, в военной промышленности, и машиностроении.

Вносились уточнения в правовой статус спецпоселенцев. 26 ноября 1948 г. в целях «укрепления режима поселения» Президиумом Верховного Совета СССР был издан Указ «Об уголовной ответственности за побеги из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдаленные районы Советского Союза в период Отечественной войны». Он установил, что их переселение произведено навечно, без права возвращения к прежнему месту жительства. За самовольный выезд (побег) с места обязательного поселения вводилась мера наказания в виде 20 лет каторжных работ.

Данное обстоятельство способствовало хозяйственному обзаведению спецпоселенцев. На 1 января 1950 г. из 689 360 семей спецпоселенцев 278 636 проживали в собственных домах, 625 404 имели личные огороды, 363 573 — домашний скот. 1 483 039 трудоспособных лиц рассматриваемой категории были заняты на работах в сельском хозяйстве и в различных отраслях промышленности.

По состоянию на 1 января 1950 г. на спецпоселении числились (вместе с членами семей): советских немцев — 1 099 758; чеченцев и ингушей — 372 189; карачаевцев — 59 340; балкарцев — 32 645; калмыков — 77 673; крымских татар, греков, армян и болгар — 93 467; участников профашистских организаций и немецких пособников, выселенные из Молдавской ССР — 34 792; лиц. служивших в немецких строевых формированиях, легионеров и полицейских, — 132 718; членов семей активных немецких пособников и «фольк-сдойч» — 5143.

Isfic.Info 2006-2018