История отечественного государства и права

Государственное управление экономикой


Необходимость индустриализации страны. Уже к 1926—1927 гг. завершилось восстановление разрушенного Первой мировой войной, революцией и Гражданской войной народного хозяйства и был достигнут уровень 1913 г. Но ведь это был уровень отсталости. Лидеры стоявшей у власти Коммунистической партии, как и сам В.И. Ленин, всегда считали, что для выхода из плена отсталости нужно строить, крупную современную промышленность с новейшими технологиями.

Необходимость скорейшего преодоления индустриального отставания страны от развитых стран Запала диктовалась не только потребностями обеспечения нормального развития экономики страны и ее экономической независимости, для чего был необходим мощный военно-экономический потенциал.

В нашей стране не было в то время своей развитой авиационной, танковой, тракторной, автомобильной и многих других важных отраслей промышленности, не производились шарикоподшипники, электротехническое оборудование, необходимые для производства любых машин (самолетов, танков, автомобилей, кораблей и т.д.).

Слабость вооруженных сил и военно-промышленного комплекса в условиях нараставшей опасности войны представляли угрозу самому существованию страны как независимому государству.

Необходимость индустриализации страны и создания военно-промышленного комплекса понимали все. Предлагалось два альтернативных варианта. Причем каждый из вариантов влек за собой различие в правовых методах управления экономикой и социальными процессами и соответственно в организации и методах деятельности партийного и государственного аппарата, что предопределяло и политический режим.

Члены Политбюро Н.И. Бухарин, А.И. Рыков (он же глава правительства — председатель Совнаркома СССР) и др. отстаивали путь индустриализации, основывавшийся на продолжении новой экономической политики. Суть их предложений сводилась к необходимости накопления средств для создания тяжелой индустрии и военно-промышленного потенциала за счет расширения и ускорения гражданского оборота в стране, что должно было, по их мнению, привести к увеличению прибылей и отчислений от них в госбюджет. Это ускорение было связано прежде всего с развитием легкой промышленности — производством товаров народного потребления (что быстрее дает прибыль). В деревне группа Бухарина предлагала сохранение единоличных хозяйств, но с ускоренным развитием (при поддержке государства: льготное кредитование и т.д.) крестьянских форм кооперации (сбытовой, снабженческой, промысловой, товариществ по совместной обработке земли, эксплуатации машин и т.д.).

Этот путь позволял сохранить и укрепить союз рабочего класса с крестьянством, иными словами, сохранить и укрепить социальный мир в стране.

Правда, современный российский историк и экономист Г.И. Ханин предпринял попытку «просчитать» предложенный Бухариным вариант развития экономики. Его расчеты показали, что при сохранении нэпа рост основных производственных фондов на предстоявшую первую пятилетку из-за недостатка инвестиций вряд ли мог превысить 5—10% или не более 1—2% в год. В этом случае рост национального дохода оказывался ниже роста численности населения, которое стабильно росло на 2% в год. А это означало бы прогрессирующее отставание СССР от основных капиталистических государств.

Таким образом, современные расчеты показывают, что при сохранении нэпа страну ожидали экономическая стагнация и военное бессилие. Наиболее реальным вариантом социально-экономического развития, обеспечивавшим сохранение национальной независимости страны и ее военной безопасности, должен был стать индустриальный прорыв, которого как раз и требовали Сталин и его сторонники.

Сталинский курс был нацелен на скорейшую индустриализацию любой ценой и не считаясь ни с какими жертвами. Обосновывая принятый по его настоянию в 1928—1929 гг. курс на резкое ускорение темпов индустриализации и создание военно-промышленного комплекса, Сталин говорил: «Мы отстали от передовых стран на 50—100 лет. Мы должны пробежать это расстояние за десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Примечательно, что эти слова были сказаны в речи на 1-й Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности в феврале 1931 г., за десять лет до начала Великой Отечественной войны. В этих словах Сталина как раз и была выражена идея своеобразного «большого скачка»: «пробежать» за десять лет столетний путь естественного развития экономики «перепрыгивая» через все промежуточные этапы.

Откуда же Сталин предлагал взять средства на форсированную «скачкообразную» индустриализацию? Во-первых, за счет «дани» с крестьянства. Во-вторых, установлением жесткого режима экономии и прежде всего резкого сокращения потребления, т.е. за счет резкого снижения жизненного уровня населения. В-третьих, использованием массового применения «дешевого» труда заключенных.

Наиболее важный источник, безусловно, — изъятие средств у крестьян. Однако взятие «дани» с крестьянства было чрезвычайно затруднено. Деревня «осереднячилась» за годы нэпа, в деревне свыше 26 млн. крестьянских дворов вели мелкотоварное (натуральное) хозяйство. И хотя валовый сбор хлеба даже несколько превысил уровень 1913 г., товарного хлеба было существенно меньше. В связи с увеличением численности городского населения, его стало не хватать даже для снабжения городов и с 1929 г. в городах была введена карточная система. А на экспорт хлеба и вовсе почти не было, тогда как до революции Россия экспортировала от 7 до 9 млн. т. зерна в год, которое поставляли помещики и крупные фермеры.

Необходимость реконструкции сельского хозяйства и его кооперирования также признавали все. Но по поводу конкретных форм, методов и сроков были серьезнейшие разногласия. Группа Сталина предлагала путь форсированной коллективизации, который предусматривал немедленное создание в деревне коллективных хозяйств, в которых обобществлялись как земля, рабочий и продуктивный скот, орудия производства, так и производственные процессы. Причем эти коллективные хозяйства (колхозы) должны были создаваться практически на базе старых орудий производства (сохи и бороны), так как новая техника в массовом масштабе в деревню еще не поступала.

Коллективизация и раскулачивание. В ноябре 1929 г. ноябрьский пленум ЦК Коммунистической партии принял решение о немедленном проведении сплошной коллективизации в сжатые сроки. Одновременно в соответствии с директивой пленума ЦК был создан Народный комиссариат земледелия СССР (Наркомзем СССР), призванный осуществлять государственное управление процессом коллективизации, а затем и сельскохозяйственным производством.

Действовавшая в то время Конституция СССР 1924 г. государственное руководство сельским хозяйством относила к исключительной компетенции союзных республик — субъектов Федерации, считая это внутренним делом республик. Соответственно народные комиссариаты земледелия существовали только в союзных и автономных республиках.

Принятый 15 декабря 1928 г. ЦИК СССР Закон «Общие начала землепользования и землеустройства» впервые четко определил, что Союз ССР в лице его высших органов государственной власти является субъектом права собственности на землю в масштабе всего Союза. Тем самым закон создал правовую базу и для учреждения общесоюзной централизованной системы государственного управления сельским хозяйством.

Переход к форсированной сплошной коллективизации, ее темпы и методы были определены в Постановлении ЦК ВКП(б) «О темпах коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» от 5 января 1930 г. и в Постановлении ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации» от 30 января 1930 г. Основные положения этих партийных решений были изложены в Законе, принятом ЦИК и СНК СССР 1 февраля 1930 г., «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством».

В процессе коллективизации осуществлялась и ликвидация кулачества (раскулачивание), что означало изъятие у кулаков имущества (в первую очередь инвентаря, рабочего скота, хозяйственных построек и т.д.) и выселение их с прежнего места жительства. К кулачеству причислялись лица, занимавшиеся ростовщичеством, владевшие мельницами, крупорушками, арендовавшие землю (сверх общинной нормы), нанимавшие батраков и т.д. Раскулачивание преследовало цель создать материальную базу колхозов. Так, только с 1929 г. до середины 1930 г. у кулаков было конфисковано имущества более чем на 400 млн. руб., которое было передано колхозам в счет вступительных взносов за бедняков и батраков.

Раскулачивание имело также целью запугать крестьянство и сломить его сопротивление коллективизации, хотя это и не всегда давало ожидаемый эффект. Раскулачивание положило начало созданию армии «дешевого» труда заключенных, который использовался как один из источников средств для форсирования индустриализации.

В соответствии с Инструкцией ЦИК СССР от 4 февраля 1930 г. лица, подлежащие раскулачиванию, разделялись на три категории. К первой из них причислялись кулаки, оказывавшие активное сопротивление власти, ко второй категории — наиболее богатые, но не оказывавшие активного сопротивления, к третьей — все остальные. Постановление ЦИК и СНК СССР от 1 февраля 1930 г. предоставляло местным властям чрезвычайные полномочия по борьбе с кулачеством. Репрессии, а также выселение и конфискация имущества производились в административном порядке.

Isfic.Info 2006-2018