История отечественного государства и права

Кодификация права в период НЭПа


В период нэпа была проведена кодификация права. Так в 1922— 1924 гг. в РСФСР были приняты Уголовный, Уголовно-процессуальный, Трудовой, Гражданский, Земельный, Гражданско-процессуальный, Лесной, Исправительно-трудовой кодексы.

После образования СССР стали издаваться общесоюзные кодифицированные правовые акты, в которых закреплялись общие принципы правового регулирования в различных областях общественной жизни. Таковыми стали: Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик. Основы судоустройства Союза ССР и союзных республик, Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик (приняты в 1924 г.), Общие начала землеустройства и землепользования (приняты в 1928 г.).

В 1924 г. был принят Кодекс законов о льготах и преимуществах для военнослужащих Рабоче-крестьянской Красной армии и Рабоче-крестьянского Красного флота Союза ССР и их семей. Разрабатывались и принимались нормативно-правовые акты близкие по юридической силе кодексам. В РСФСР таковыми были, например, Положение о судоустройстве. Положение о местных финансах. Ветеринарный устав, и др.), на общесоюзном уровне — Положение о воинских преступлениях. Положение о государственном страховании СССР, Положение о военных трибуналах и военной прокуратуре, Положение о государственных преступлениях, Устав железных дорог. Устав почтовой, телеграфной, телефонной и радиосвязи. Основы дисциплинарного законодательства и т.д.

Систематизация законодательства, возложенная на Комиссию законодательных предположений при СНК СССР, проводилась и в других формах. В 1926 г. ею было издано Систематическое собрание действующих законов СССР в пяти томах. В 1927 г СНК СССР образовал Кодификационную комиссию, перед которой ставилась задача собрать действовавшие на 1 июня 1929 г. законодательные акты в систематизированном и перередактированном виде.

Гражданское право. Принятию Гражданского кодекса РСФСР предшествовала подготовительная работа, выразившаяся в подготовке ряда законопроектов и в принятии серии актов, внедрявших принципы нэпа в имущественные и связанные с ними неимущественные отношения. Такими актами стали принятые в 1921 г. декреты «О замене продовольственной разверстки натуральным налогом», «Об обмене», Наказ СНК РСФСР о проведении новой экономической политики, постановления о переводе на хозрасчет предприятий отдельных отраслей народного хозяйства, о предоставлении права аренды промышленных предприятий, о праве организовывать мелкопромышленные предприятий и т.д.

Однако жизнь требовала принятия универсального закона, регулировавшего весь круг гражданско-правовых отношений. Работа над его проектом велась ускоренными темпами. Здесь вновь сказалось влияние внешнего фактора, о чем прямо говорилось на 3-й сессии ВЦИК IX созыва. О ходе работ по подготовке Гражданского кодекса сообщалось по дипломатическим каналам организаторам Генуэзской конференции. Поскольку проект кодекса в срок подготовить не смогли, 22 мая 1922 г. ВЦИК принял Декрет об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР.

Многие его положения вошли в Гражданский кодекс, принятый 4-й сессией ВЦИК IX созыва 31 октября 1922 г. и вступивший в действие 1 января 1923 г. Кодекс состоял из четырех разделов: общая часть, вещное право, обязательственное право, наследственное право. Закон отразил многоукладность экономики, закрепив следующие виды собственности:, государственную, кооперативную, частную. В исключительной собственности государства могли находиться земля, недра, леса, горы, железные дороги, их подвижной состав и летательные аппараты. На правах частной собственности могли быть: строения, торговые предприятия, промышленные предприятия с числом рабочих, не выше установленного законом, орудия производства, ценности, не воспрещенные законом к продаже товары, предметы хозяйства и домашнего обихода и всякое имущество, не изъятое из частного оборота. Предприятия с неограниченным числом работающих могли быть собственностью кооперативных организаций.

Кодекс установил определенные пределы частнособственнических отношений, представил государственным предприятиям преимущества и гарантии по сравнению с частным капиталом (ограничения имущественной ответственности, например), что являлось отражением приоритета государственной социалистической собственности. В этих же целях устанавливалось правило неотчуждаемости государственного имущества в пользу частных лиц или объединений. Сделки, явно наносящие ущерб государству, признавались недействительными.

Государственные предприятия и учреждения, с другой стороны, наделялись правом истребовать от всякого приобретателя любое принадлежащее им имущество, незаконно отчужденное у него каким бы то ни было способом (виндикация). Ясно, что тем самым снижалась ответственность (прежде всего имущественная) за ведение дел, подрывались начала самоокупаемости и хозяйственного расчета. Следовательно, в гражданском праве (как и в других отраслях) было ярко выражено классовое начало и приоритет государственной собственности, а также отражено требование В. Ленина о расширении вмешательства государства в частноправовые отношения.

Кодекс зафиксировал, что гражданские права охраняются законом (вне зависимости от пола, расы, национальности, вероисповедания и происхождения) за исключением тех случаев, когда они осуществляются в противоречии с их назначением. Каждый гражданин РСФСР и других союзных республик имел право свободно передвигаться и селиться на территории РСФСР, избирать не запрещенные законом занятия и профессии, приобретать и отчуждать имущество (с ограничениями, указанными в законе), совершать сделки и вступать в обязательства, организовывать промышленные и торговые предприятия с соблюдением всех постановлений, регулировавших промышленную и торговую деятельность и охранявших применение труда. Дееспособность в полном объеме наступала по достижении 18-летнего возраста.

Закон уделял большое внимание регулированию обязательств, возникающих из договоров, регламентировал отдельные виды договоров (купли-продажи, имущественного найма, мены, займа, подряда, поручительства, поручению и страхованию), определял статус товариществ (простых, полных, на вере, с ограниченной ответственностью, акционерных). Имелась глава, посвященная обязательствам, возникавшим вследствие неосновательного обогащения и причинения вреда.

Несмотря на то, что Гражданский кодекс был призван обеспечивать развитие товарно-денежных отношений, в нем четко проглядывалось стремление провести принцип уравнительности. Это проявлялось прежде всего при регулировании различных аспектов института собственности. Так, жилые строения могли быть предметом купли-продажи при условии, что в руках покупателя (и его супруга и несовершеннолетних детей) не оказалось более одного владения, а продавец и его семья могли отчуждать не более одного строения в три года.

Кодекс восстановил договор дарения, отмененный в предшествующий период, однако размер дарения ограничивался суммой 10 тыс. руб.

Ограничения касались и договоров наследования: передаваемое по наследству имущество также ограничивалось 10 тыс. руб. и на наследство, превышающее 1 тыс. руб., вводился прогрессивный — до 50% — налог. В 1926 г. верхний предел наследуемого имущества был отменен, но вместе с тем существенно повышался налог с наследства — до 90%.

Завещатель мог перераспределять (или лишать) доли наследства между наследниками по закону. В 1928 г. были разрешены завещания в пользу государственных органов, партийных, профсоюзных, общественных организаций. Выморочное имущество переходило государству.

Гражданский процесс. 2-й сессией ВЦИК X созыва 10 июля 1923 г. был принят Гражданский процессуальный кодекс РСФСР. Он закрепил принцип активности суда, в соответствии с которым он обязывался оказывать трудящимся активное содействие в ограждении их прав и законных интересов.

Процесс основывался на началах гласности и публичности. Основанием для начала процесса служил иск, который мог быть подан в народный суд (где и рассматривалось подавляющее большинство гражданских дел) как в письменной, так и в устной форме. Стороны в процессе представляли доказательства, однако суд по своей инициативе мог привлечь и другие доказательства. На любой стадии процесса в дело мог вступить прокурор. Закон допускал представительство сторон в процессе. По искам о взыскании зарплаты и некоторым другим искам трудящиеся освобождались от уплаты пошлин и расходов по производству дела.

Споры между государственными организациями разбирали не суды, а арбитражные комиссии (СТО, облэкосо и т.д.). После образовании СССР было принято Положение об арбитражной комиссии при СТО СССР. Согласно утвержденных 29 августа 1928 г. ЦИК и СНК СССР Правил о примирительно-третейском и судебном рассмотрении трудовых конфликтов, такие конфликты рассматривались в расценочно-конфликтных комиссиях, и только если там не было достигнуто соглашение сторон, дела передавались в суды.

Трудовое право. Разработка нового трудового законодательства протекала в обстановке отказа от сложившейся в период военного коммунизма системы организации труда на основе повинности, по разверсткам и предписаниям административных органов. В основу трудовых отношений теперь был положен свободный найм рабочей силы. Возобновлялось заключение коллективных договоров между профсоюзными организациями и администрацией, в которых отражались условия труда и тарифы его оплаты. Важным было указание Кодекса законов о труде РСФСР, принятого в 1922 г., о недействительности статей колдоговора, ухудшавших условия труда по сравнению с условиями, установленными Кодексом и другими нормативными актами о труде. Профсоюзы имели право выступать перед различными органами от имени работавших по найму в качестве стороны, заключившей колдоговор.

Индивидуальный трудовой договор мог заключаться как при наличии коллективного договора, так и без него. Предусматривалось три вида договоров: на неопределенный срок, на время выполнения работы, на определенный срок (не более одного года). Договор на неопределенный срок мог быть расторгнут по соглашению сторон, по требованию нанимателя в случаях, установленных законом, и желанию работника в любое время, предупредив нанимателя за семь дней. Договоры, ухудшавшие положение трудящегося сравнительно с условиями, установленными законами о труде, условиями коллективного договора и правилами внутреннего распорядка, распространявшимися на данное предприятие или учреждение, признавались недействительными. Особо оговаривалось, что договоры не должны содержать условий, могущих повлечь ограничение политических и общегражданских прав трудящихся

Кодекс законов о труде РСФСР распространялся на всех лиц, работавших по найму. Продолжительность рабочего дня для совершеннолетних не могла быть более 8 часов, для подростков 16—18 лет, для лиц, привлекаемых к подземным работам, и лиц, занятых умственных и канцелярским трудом, — не более 6 часов. Устанавливалось правило, согласно которому ставки зарплаты, предусмотренной договором, не могли быть меньше установленного законом обязательного минимума для данной категории труда. Изменение основ хозяйствования повлекло изменение источников материального обеспечения работников в случае потери трудоспособности: произошел переход от государственного социального обеспечения к системе государственного социального страхования. Страховые взносы вносились предприятиями, учреждениями, хозяйствами или работодателями без права обложения страхуемого и без вычета взносов из заработной платы. Социальное страхование включало оказание лечебной помощи, выдачу пособий при временной нетрудоспособности и дополнительных пособий (на кормление ребенка, погребение), выдачу пособий по безработице, инвалидности, членам семей трудящихся в случае смерти кормильца.

Споры между нанимателями и работниками рассматривались в трудовых сессиях судов, реже — в примирительных камерах и третейских судах. На протяжении рассматриваемого периода законодательство допускало в исключительных случаях (стихийные бедствия, недостаток рабочей силы для выполнения важнейших государственных заданий) привлечение граждан к труду в порядке трудовой повинности по специальным постановлениям СНК.

Семейное право. Проекты нового семейного кодекса были разработаны Наркоматами юстиции и внутренних дел РСФСР в 1923— 1924 гг. Однако их обсуждение заняло большое время и Кодекс законов о браке, семье и опеке РСФСР был принят только в 1926 г. Кодекс установил единый для мужчин и женщин минимальный возраст для вступления в брак — 18 лет (в исключительных случаях местные исполкомы могли понизить этот срок для женщин на один год). При вступлении в брак стороны давали подписку, что они взаимно ознакомлены о состоянии здоровья партнера, указывали в который по счету брак они вступают, сколько до этого имели зарегистрированных и незарегистрированных браков, сколько имели детей. Допускалось сохранение супругами добрачных фамилий. Сохранялись прежние условия регистрации брака: достижение брачного возраста, взаимное согласие вступающих в брак, отсутствие близкого родства между ними, состояние «в здравом уме».

К наиболее важным новшествам, вводившимся Кодексом, можно отнести придание юридической силы фактическому браку. Это означало, что семейно-правовые последствия для мужчины и женщины наступали с момента начала сожительства. Доказательством наличия фактического брака являлись «факт совместного сожительства», наличие при этом совместного хозяйства и «выявление супружеских отношений перед третьими лицами в личной переписке и других документах, а также, в зависимости от обстоятельств, взаимная материальная поддержка, совместное воспитание детей и пр.».

Несмотря на признание фактического брака, была отменена норма ранее действовавшего кодекса, допускавшая взыскание алиментов с нескольких мужчин, которые имели половую связь с матерью ребенка. Теперь алименты могли взыскиваться только с одного мужчины, отцовство которого было доказано.

Кодекс дал право суду выносить решения о лишении родительских нрав и передаче детей до 14 лет органам опеки и попечительства. Кодекс разрешил усыновление несовершеннолетних.

Земельное право. Принятый ВЦИК 30 октября 1922 г. Земельный кодекс РСФСР состоял из трех частей. В первой части регламентировались вопросы трудового землепользования в деревне, во второй — регулировался правовой режим городских и государственных земель (совхозов, госзапаса), третья была посвящена вопросам землеустройства.

Исходя из принципа национализации земли. Кодекс устанавливал, что государство как собственник земли передает ее во владение и пользование. Земля могла передаваться во владение при условии ведения трудового хозяйства любому гражданину РСФСР, способному ее обрабатывать. Государство, строящее социализм, максимально сократило возможность аренды земли и применение наемного труда (арендаторам использование наемного труда безусловно запрещалось). Последний, по Кодексу, должен был носить характер вспомогательного труда, т.е. крестьяне-наниматели должны были работать наравне с наемными рабочими.

Следуя принципам Декрета о земле. Кодекс предоставлял свободу выбора форм землепользования, выделяя общинный (с уравнительными переделами земли между дворами), участковый (с неизменным размером земельных участков каждого двора), товарищеский (с совместным использованием земель членами сельскохозяйственной коммуны, артели или товарищества по общественной обработке земли). Серией последующих актов и организационно-политических мер товарищеские (коллективные) формы земледелия получили государственную поддержку, а в Общих началах землепользования и землеустройства (приняты ЦИК СССР 15 декабря 1928 г.) идея содействия коллективным формам ведения сельского хозяйства нашла законодательное оформление.

Земельное законодательство носило классовый характер. Это выражалось, в частности, в том, что бывшие помещики, выселенные из имений, могли получить землю в трудовое пользование только вне губерний, где ранее имели земельную собственность. Общие начала установили, что лица, лишенные избирательных прав, землю в трудовое пользование получают в последнюю очередь.

Финансовое право. За годы Гражданской войны финансовая система была полностью подорвана. К началу 1920-х гг. распространенным было мнение, что Наркомат финансов является отжившим ведомством. Введение хозрасчета, платности товаров и услуг с переходом к нэпу обусловило проведение налоговой, кредитной, денежной реформ. Одним из первых правовых актов, предусматривавших комплекс первоочередных мероприятий в этой области, явился Декрет ВЦИК «О мерах по упорядочению финансового хозяйства» от 10 октября 1921 г.

В 1921 —1923 гг. сделаны шаги к налаживанию налоговой системы. В 1922 г. различные налоги, собиравшиеся с крестьян, были заменены единым натуральным налогом, а в 1923 г. его начали взыскивать частично и деньгами. Были введены подоходно-поимущественный (с частных лиц и хозяйств), промысловый (с предприятий), квартирный (взимался с 1924 г. с нетрудовых элементов) налоги. Развивалась и система косвенных налогов: таможенные сборы, акцизы (на табак, сахар, чай, виноградное вино и т.д.). Налоговая политика основывалась на классовом принципе: прогрессивная шкала налогов позволяла максимальные налоги взыскивать с лиц, прибегавших к наемному труду. Этой же цели служил налог на сверхприбыль и высокие акцизы на предметы роскоши. По мере укрепления государственного бюджета от налогов освобождалось все большее число трудящихся, прежде всего крестьян.

Это получило закрепление в Постановлении ЦИК и СНК СССР от 8 февраля 1929 г. «О едином сельскохозяйственном налоге и облегчении обложения середняцкого крестьянства». Начинает развиваться сеть банков и других кредитных учреждений. Государственный банк был учрежден в системе Наркомата финансов в 1921 г. Во второй половине 1920-х гг. в стране действовали также шесть коммерческих банков, два кооперативных, 45 коммунальных. 78 учреждений сельскохозяйственного кредита, более 9 тыс. сельскохозяйственных кредитных товариществ.

Одновременно складывается сеть сберкасс. Одной из оставляющих финансовой политики стало приведение в порядок бюджета. Уже осенью 1921 г. было отменено объединение государственного и местных бюджетов и взят курс на преодоление дефицита государственного бюджета, результатом чего стала передача на местный бюджет содержания многих государственных органов, в том числе и милиции.

Финансовую систему оздоровил проведенный в 1921 — 1923 гг. обмен денежных знаков, в два приема: сначала в отношении 1: 10 000, затем 1: 100. В 1922 г. Госбанк получил право выпускать в обращение банковские билеты — червонцы, на 25% обеспеченные золотом и иностранной валютой. В конце 1923 г. около 90% денежной массы, находившейся в обращении составляли банковские билеты. Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 5 февраля 1924 г. вводился выпуск в обращение государственных казначейских знаков достоинством 1. 3 и 5 руб. золотом. Эти меры позволили постепенно сокращать (а в 1924 г. прекратить) выпуск денежных знаков для покрытия бюджетного дефицита.

Проблемам финансового права, укрепления финансовой системы большое внимание уделялось при образовании СССР. Договор об образовании СССР относил установление общесоюзных, республиканских и местных налогов к компетенции Союза, т.е. исходил из принципа единства налоговой политики. На тех же основах строились денежная, кредитная и бюджетная системы. Входившие в состав СССР республики имели свои бюджеты, которые являлись составными частями общесоюзного бюджета, утверждаемого ЦИК СССР. Он же устанавливал доходные и расходные части республиканских бюджетов, определял разграничение доходов между союзным и республиканскими бюджетами.

Конституция СССР 1924 г. расширила компетенцию Союза в финансовой сфере. К его ведению было отнесено не только установление всех налогов, но и нормативно-правовое регулирование налогов, доходов, отчислений от них и надбавок к ним, поступавших на образование бюджетов союзных республик; заключение не только внешних, но и внутренних займов. Ему предоставлялось право разрешать вводить дополнительные налоги и сборы в бюджеты союзных республик.

Государственные фонды были разделены на общесоюзные и республиканские. Устанавливалось, что доходы от реализации республиканских фондов поступают в доход республик. Тем самым было положено начало выделению бюджетных доходов, постоянно закрепленных за союзными республиками.

Уголовное право. Первый советский Уголовный кодекс был принят ВЦИК 26 мая 1922 г. Как и все законодательство тех лет, он основывался на классовом принципе. Это проявлялось в формулировке его целей и задач, определении понятий преступления, наказания и других уголовно-правовых норм. Так, главной задачей объявлялась правовая защита пролетарского государства и советских граждан от различных преступных посягательств. Преступлением признавалось «всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени».

Кодекс состоял из Общей и Особенной частей. Общая часть предусматривала пределы действие Уголовного кодекса, общие начала применения наказания, определение меры наказания, роды и виды наказаний и других мер социальной защиты, порядок отбывания наказания.

Субъектами уголовного права являлись граждане, достигшие 14-летенего возраста. Закон предусматривал возможность применения в отношении несовершеннолетних 14—16 лет мер медико-педагогического характера.

В Уголовном кодексе получили закрепление другие важные уголовно-правовые институты: вины, соучастия, необходимой обороны и крайней необходимости (правда, этот термин не употреблялся), давности применения наказания и др. Вместе с тем в нем содержались нормы, применение которых обернулось существенными нарушениями прав граждан. Речь идет о придании закону обратной силы (ст. 23), введении института аналогии (ст. 10 гласила: «В случае отсутствия в УК прямых указаний на отдельные виды преступлений, наказания или меры социальной зашиты применяются согласно статьям УК, предусматривающим наиболее сходные по важности и роду преступления с соблюдением правил общей части сего Кодекса»), применении наряду с наказанием понятия других мер социальной защиты (ст. 32 и 461К наказаниям относились: изгнание из пределов РСФСР на срок или бессрочно; лишение свободы со строгой изоляцией или без таковой; принудительные работы без содержания под стражей; условное осуждение; конфискация имущества полная или частичная; штраф; поражение нрав; увольнение от должности; общественное порицание; возложение обязанности загладить вред. Допускалось применение расстрела но делам, находившимся в производстве революционных трибуналов, когда соответствующими статьями особенной части предусматривалась такая мера наказания. В качестве других мер социальной защиты назывались: помещение в учреждения для умственно или морально дефективных; принудительное лечение; воспрещение занимать ту или иную должность или заниматься той или иной деятельностью или промыслом; удаление из определенной местности.), допущении применения к уголовной ответственности без наличия в деяниях субъекта состава преступления, а по признакам его социальной опасности (ст. 49 гласила: «Лица, признанные судом по своей преступной деятельности или по связи с преступной средой данной местности социально-опасными, могут быть лишены права пребывания в определенных местностях на срок не свыше трех лет»).

Особенная часть УК устанавливала виды преступлений — государственные преступления, должностные (служебные) преступления, нарушение правил об отделении церкви от государства, преступления хозяйственные, преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, имущественные преступления, воинские преступления, нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок.

В ст. 57 контрреволюционным признавалось всякое действие, направленное на свержение завоеванной пролетарской революцией власти рабоче-крестьянских Советов и рабоче-крестьянского правительства, а также «действия в направлении помощи той части международной буржуазии, которая не признает равноправия приходящей на смену капитализма коммунистической системы собственности и стремится к ее свержению путем интервенции или блокады, шпионажа, финансирования прессы и тому подобными средствами». Вскоре после принятия Уголовного кодекса в него начали вносить изменения и дополнения, вызывавшиеся изменением внутриполитической ситуации. Так, в октябре 1922 г. была усилена уголовная ответственность за взяточничество (в это время проводилась кампания борьбы со взяточничеством). В июле 1923 г. было расширен круг признаков контрреволюционного преступления, усилена ответственность за заключение убыточных для государства договоров. В 1924 г. установлена уголовная ответственность за неуплату алиментов.

31 октября 1924 г. ЦИК ССР принял Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Они включали четыре раздела: пределы действия уголовного законодательства, общие постановления, меры социальной защиты и их применение судом, об условно-досрочном освобождении осужденного от применения определенной судом меры социальной защиты.

Основные начала отказались от применения понятия «наказание» и использовали только понятие «меры социальной защиты», расширили возможность применения мер социальной защиты при отсутствии в действиях лица состава преступления (теперь это допускалось и в отношении оправданных судом лиц), дополнили перечень мер социальной защиты новыми видами: объявление врагом трудящихся с лишением гражданства СССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда; предостережение.

В 1926 г. был принят новый Уголовный кодекс РСФСР, который несущественно отличался от предыдущего Уголовного кодекса, а в 1927 г. ЦИК СССР принял Положение о государственных преступлениях и новое Положение о воинских преступлениях.

Уголовный процесс. Первый Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР был принят ВЦИК 25 мая 1922 г. (новая редакция от 15 февраля 1923 г.). В него вошло шесть разделов:

  • первый — общие начала уголовного судопроизводства;
  • второй — порядок дознания предварительного следствия;
  • третий — производство в народном суде, кассационное и надзорное производство, порядок возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам;
  • четвертый — порядок производства в революционных трибуналах и Верховном трибунале;
  • пятый — производство в порядке высшего судебного контроля;
  • шестой — порядок исполнения приговора.

Кодекс установил такие демократические принципы уголовного судопроизводства как гласность, устность, состязательность, свободная оценка доказательств судом и т.д.

Закрытые судебные заседания допускались только в определенных законом случаях (охрана военной, дипломатической или государственной тайны, при рассмотрении дел о половых преступлениях) по мотивированному определению суда.

Гарантируя право на защиту, УПК предусмотрели обязательное участие защитника по делам лиц, лишенных в силу физических недостатков способности правильно воспринимать те или иные явления: при рассмотрении дел народным судом с участием шести народных заседателей, если обвиняемый содержался под стражей и в процессе участвовал обвинитель.

Уполномоченные профсоюзов, представители общественных организаций имели право поддерживать обвинение, либо участвовать в суде в качестве защитников.

Кодекс закрепил систему доказательств — показания свидетелей, заключения экспертов, вещественные доказательства, протоколы осмотров и иные письменные документы, личные объяснения участников процесса.

Основными стадиями уголовного процесса являлись: возбуждение уголовного дела, дознание или предварительное следствие, предание суду, судебное разбирательство, кассационное рассмотрение и исполнение приговора.

Для революционных трибуналов предусматривались некоторые изъятия из общих правил, упрощавшие уголовный процесс и суживавшие процессуальные гарантии (например, трибунал мог даже не открывать прений сторон). По некоторым категориям дел упрощенный порядок их рассмотрения по первой инстанции допускался также для губернских судов (они могли не заслушивать свидетелей, отказаться от слушания сторон и т.п.). Отличный от общего порядок (особое производство) устанавливался в случае вынесения заочного приговора, для работы дежурных камер народного суда, при рассмотрении дел о нарушении правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок.

Дальнейшее развитие уголовно-процессуального законодательства связано с созданием СССР, изменением подчиненности следственного аппарата и т.д. 31 октября 1924 г. были приняты Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. В 1926 г. ЦИК и СНК СССР приняли Положение о военных трибуналах и военной прокуратуре.

В 1928—1929 гг. следственный аппарат был передан из ведения судов в ведение прокуратуры, в результате чего изменилось правовое положение следователей, формы прокурорского надзора за следствием. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 20 октября 1929 г. определялись сроки дознания (один месяц) и предварительного следствия (два месяца). Следователь получил право самостоятельно прекращать уголовные дела при наличии к тому достаточных оснований. По окончании предварительного следствия следователь составлял обвинительное заключение, которое вместе с делом направлял прокурору. Утвержденное прокурором обвинительное заключение являлось одновременно актом предания обвиняемого суду.

Правовые основы внесудебных репрессий. Как говорилось выше, уже вскоре после создания ГПУ при НКВД РСФСР оно стало наделяться правами внесудебного разбирательства. Из года в год внесудебные полномочия ГПУ—ОГПУ расширялись на основании секретных актов высших органов государства. Рассмотрим наиболее важные из них. 10 августа 1922 г. ВЦИК издал декрет «Об административной высылке», которым при НКВД РСФСР учреждалась Особая комиссия (комиссия по административным высылкам), получившая право принимать решения о высылке на срок до трех лет. Декретом ВЦИК от 16 октября 1922 г. ГПУ предоставлялось право внесудебной расправы вплоть до расстрела в отношении лиц, взятых с поличным на месте преступления при бандитских налетах и вооруженных ограблениях. Комиссия по административным высылкам получила право заключать в лагерь принудительных работ на срок до трех лет за шестнадцать составов преступлений, предусмотренных УК РСФСР (например, фальшивомонетничество, кража, грабеж и др.). Коллегия ГПУ наделялась исключительным правом рассматривать дела в отношении сотрудников ГПУ, а в марте следующего года это право было распространено и на сотрудников Разведывательного управления РККА.

17 ноября 1923 г. постановлением ЦИК СССР была расширена категория лиц, которые могли помещаться в концентрационный лагерь как социально опасный элемент: не имеющие определенных занятий; содержатели всякого рода притонов, торговцы наркотиками, спиртом и т.п.; профессиональные контрабандисты; незарегистрированные посредники в торговле и подрядах; спекулянты черной биржи.

Положением о нравах ОГПУ в части административных высылок, ссылок и заключений в концентрационный лагерь от 28 марта 1924 г. признаки социальной опасности еще более расширялись. Теперь для применения мер внесудебной репрессии достаточно было подозрения в контрабанде, фальшивомонетничестве и других преступлениях «при отсутствии достаточных оснований для направления дел... о них в судебном порядке». Этим актом устанавливались критерии социальной опасности лиц по их «прошлой деятельности»: наличие не менее двух обвинительных приговоров или четырех приводов в милицию по подозрению «в имущественных преступлениях или посягательствах против личности и ее достоинства (хулиганство, вовлечение в занятие проституцией, сводничество и т.п.)». Тем самым ст. 49 УК РСФСР конкретизировалась применительно к внесудебной практике.

В 1924 г. постановлениями Президиума ЦИК СССР ОГПУ получило право применять расстрел за фальшивомонетничество, бандитизм. Осенью того же г. возможность внесудебной репрессии была распространена за спекуляцию хлебом, за заключение кабальных сделок с крестьянством.

С 1926 г. высшая мера наказания могла назначаться ОГПУ за контрабанду, с 1927 г. — за халатность, непринятие мер противопожарной охраны, повлекшее тяжкие последствия.

На протяжении всех 1920-х гг. расширялась практика назначения во внесудебном порядке ссылки и высылки тем или иным категориям граждан сразу после отбытия ими лишения свободы. 12 июня 1929 г. Президиум ЦИК СССР принял постановление о помещении в лагеря ОГПУ «особо злостных преступников и неисправимых рецидивистов через Особое совещание при Коллегии ОГПУ непосредственно по отбытии этими лицами лишения свободы без освобождения из-под стражи».

Исправительно-трудовое право. 2-й сессией ВЦИК XI созыва 16 октября 1924 г. был принят Исправительно-трудовой кодекс РСФСР. С переходом к новой экономической политике система исправительно-трудовых учреждений стала нестабильной. В начале 1920-х гг. руководство местами лишения свободы осуществляли Наркомат юстиции РСФСР (общие места заключения — тюрьмы, колонии), НКВД РСФСР (лагеря принудительных работ), ВЧК (концлагеря). В октябре 1922 г. в ведение НКВД РСФСР были переданы все места лишения свободы. Однако после образования СССР и создания в ноябре 1923 г. ОГПУ часть мест заключения перешла к последнему.

В соответствии с НТК РСФСР 1924 г. лишение свободы и принудительные работы без содержания под стражей имеют целью как общее предупреждение преступлений со стороны неустойчивых элементов общества, так и предупреждение дальнейших посягательств преступника (частная превенция). В основу деятельности мест заключения было положено исправительно-трудовое воздействие, которое должно было проводиться «путем дальнейшего усовершенствования и максимального развития, вместо оставшихся от прежнего времени тюрем, сети трудовых сельскохозяйственных, ремесленных и фабричных колоний и переходных исправительно-трудовых домов».

Содержание в исправительно-трудовых учреждениях (ИТУ) «должно быть целесообразно и не должно иметь целью причинение физических страданий и унижение человеческого достоинства». Кодекс устанавливал, что деятельность ИТУ организуется по прогрессивной системе, «в соответствии с которой заключенные подвергаются различному режиму, для чего они распределяются по ИТУ разных типов и разделяются в их на разряды, с переводом из низших в высшие и обратно, в зависимости от особенностей их личности, социального положения, мотивов и причин преступления, поведения и успехов в работах и занятиях».

Законом предусматривалось привитие заключенным за время отбывания лишения свободы необходимых профессиональных навыков, что обеспечивало бы их ресоциализацию по освобождении. Освобождаемым из заключения должна была оказываться помощь.

Распределение заключенных по местам лишения свободы, перевод из разряда в разряд, зачет двух рабочих дней за три дня срока лишения свободы и другие вопросы входили в компетенцию распределительных комиссий, а вопросы относительно разрешение отпусков, личных свиданий и т.д. были отнесены к полномочиям наблюдательных комиссий.

Исправительно-трудовое воздействие основывалось на обязательном труде для всех способных к нему заключенных, воспитательной (культурно-просветительной) работе и режиме отбывания наказания.

Вследствие организационных просчетов, нехватки средств и кадров цели исправительно-трудовой политики не были достигнуты: сеть колоний развивалась медленно и заменить ими тюрьмы было невозможно; производственная база мест заключения была слабой из-за чего не обеспечивалась занятость, а следовательно, трудовое и перевоспитание заключенных; малочисленность и низкая квалификация кадров не давали возможности на должном уровне наладить воспитательную работу, охрану и режим в местах лишения свободы.

Эти и другие существенные недостатки были отмечены в Постановлении ВЦИК и СНК РСФСР от 26 марта 1928 г. «О карательной политике и состоянии мест заключения». В целях их ликвидации была выдвинута идея о создании открытых колоний массовых работ. Она была реализована в 1929 г., когда постановлением ЦИК и СНК СССР от 6 ноября было введено лишение свободы в исправительно-трудовых лагерях2Положение об ИТЛ было утверждено Постановлением СНК СССР от 7 апреля 1930 г. в отдаленных местностях СССР на срок от трех до десяти лет. Осужденные на срок до трех лет содержались в общих местах заключения — в исправительно-трудовых колониях.

Isfic.Info 2006-2018