История отечественного государства и права

Исправительно-трудовые учреждения СССР в период НЭПа


Серьезные проблемы существовали и в деятельности исправительно-трудовых учреждений, которые в 1922 г. были полностью переданы в ведение Наркомата внутренних дел. В октябре 1922 г. в составе НКВД РСФСР было образовано Главное управление мест заключения (ГУМЗ). Органы Наркомата юстиции стали осуществлять надзор за законностью содержания осужденных в местах заключения.

К этому времени концентрационные лагеря и лагеря принудительных работ практически прекратили существование. Уже в 1921 г. туда начали помещать осужденных за малозначительные преступления, пленных. Хотя численность лагерей принудительных работ возросла с 89 в 1921 г. до 103 в 1922 г., они, по сути дела, перестали быть прежними местами заключения и постепенно реорганизовывались в переходные исправительные дома и колонии или закрывались. С начала 1920-х гг. в исправительных домах стали создаваться изоляционные отделения, куда помещались наиболее опасные преступники.

В начале 1920-х гг. далеко было до воплощения объявленного программой РКП (б) в 1919 г. курса «От тюрем к воспитательным учреждениям», каковыми должны были стать фабрично-заводские и сельскохозяйственные колонии. В 1923 г. ГУМЗ НКВД РСФСР руководил 105 домами заключения и тюрьмами, 207 исправительными домами и только 35 колониями. Всего в местах лишения свободы НКВД РСФСР содержалось около 61 300 заключенных.

Исправительно-трудовой кодекс РСФСР 1924 г. предусматривал следующие виды мест лишения свободы.

I. Учреждения для применения мер социальной защиты исправительного характера:

  1. дома заключения (для содержания подследственных; лиц, лишенных свободы на срок до шести месяцев; лиц, приговоренных к лишению свободы, приговор в отношении которых еще не вступил в законную силу);
  2. исправительно-трудовые дома (для содержания приговоренных к лишению свободы на срок свыше шести месяцев);
  3. сельскохозяйственные, ремесленные и фабричные колонии (для содержания приговоренных к лишению свободы без строгой изоляции на срок до пяти лет, если приговором суда будет установлено, что, принадлежа к трудящимся, они по несознательности совершили преступление в первый раз, случайно или вследствие тяжелых материальных условий и если нет опасений, что они могут совершить побег);
  4. изоляторы специального назначения (для содержания приговоренных к лишению свободы со строгой изоляцией лиц, не принадлежащих к классу трудящихся и совершивших преступление в силу классовых привычек, взглядов или интересов, а равно лиц, хотя и принадлежащих к трудящимся, но признаваемых особо опасными для республики или переводимых в порядке дисциплинарного взыскания);
  5. переходные исправительно-трудовые дома (для содержания заключенных, которые по отбытии части срока лишения свободы в других местах заключения обнаружили приспособленность к трудовой жизни и признаны распределительной комиссией подлежащими переводу в обстановку полусвободного режима).

II. Учреждения для применения мер социальной защиты медико-педагогического характера:

  1. трудовые дома для несовершеннолетних правонарушителей (для лиц в возрасте от 14 до 16 лет, приговоренных судом к лишению свободы);
  2. трудовые дома для правонарушителей из рабоче-крестьянской молодежи (для содержания лишенных свободы правонарушителей рабоче-крестьянского происхождения в возрасте от 16 до 20 лет).

III. Учреждения для применения мер социальной защиты медицинского характера.

  1. колонии для психически неуравновешенных, туберкулезных и других больных заключенных;
  2. институты психиатрической экспертизы.

В практике мест исправительно-трудовых учреждений выявились серьезные недостатки: переполненность мест лишения свободы (в середине 1925 году в РСФСР в 394 ИТУ насчитывалось 74993 места, а содержались 90384 человека, т.е. на 20% выше нормы); незанятость трудом значительного числа заключенных (в 1924 г. почти 60% — это объяснялось тем, что в стране был высокий уровень безработицы); слабая воспитательная работа; использование на административных должностях осужденных и т.д.

Одной из причин недостатков была несогласованность уголовной и исправительно-трудовой политики. Дело в том, что постепенно понижался минимальный срок лишения свободы: если по Уголовному кодексу РСФСР 1922 г. он составлял шесть месяцев, то по УК РСФСР 1926 г. — один день. Одновременно увеличивалась доля выносимых судами приговоров к лишению свободы: в 1924 г. такие приговоры составляли 16,6% от всех вынесенных судами приговоров, в 1925 — 30,8, в 1926 — 39,4%. В результате возрастало общее число заключенных (в середине 1926 г. насчитывались 117 757 человек) и синхронно увеличивалось количество краткосрочных приговоров (в 1926 г. 52% всех содержащихся в местах лишения свободы были осуждены на срок до одного года, а 5000 из них — до одного месяца). Наркомюст объяснял последовательное увеличение числа выносимых судами краткосрочных приговоров в общем-то объективными причинами: реальной невозможностью применения других видов наказания, например, из-за безработицы принудительных работ без содержания под стражей; ссылки и высылки, превратившихся из-за плохой организации в обмен преступниками между различными территориями за государственный счет и др.

В связи с этим Правительство РСФСР в начале 1927 г. заслушало доклады НКВД и НКЮ о состоянии мест заключения. Полученная информация побудила Президиум ВЦИК и СНК РСФСР принять решение об инспекции исправительно-трудовых учреждений.

Осуществленная комиссией ЦКК — НК РКИ проверка выявила следующие наиболее существенные недостатки:

  1. перегрузка мест заключения, составлявшая в 1927 г. в среднем 158% (а кое-где и 200%). Хотя в 1927 г. по амнистии к 10-летней годовщине Великой Октябрьской социалистической революции были освобождены около 60 тыс. заключенных, в конце 1928 г. их вновь насчитывалось 118 888 человек;
  2. не выполнялись нормы ИТК, установившие принцип обязательного привлечения к труду заключенных;
  3. различного рода многочисленные нарушения режима.

26 марта 1928 г. ВЦИК и СНК РСФСР приняли Постановление «О карательной политике и состоянии мест заключения», которое было нацелено на устранение вышеназванных недостатков системы ИТУ: суровая репрессия должна применяться исключительно к классовым врагам и деклассированным преступникам (профессионалам и рецидивистам из числа бандитов, поджигателей, конокрадов, взяточников, воров и т.д.); в отношении них приговоры должны осуществляться со всей строгостью: отбывать наказание они должны преимущественно в отдаленных местностях; предусмотренные для заключенных льготы для них ограничивались и т.д.

В июле 1929 г. ВЦИК отнес к основному виду мест заключения колонии массовых работ. В октябре 1929 г. совещание начальников краевых и областных административных отделов и их помощников по местам заключения пришло к выводу о необходимости реорганизации системы мест заключения, а именно: ликвидировать мелкие, не обеспечивающие достижение целей исправления и перевоспитания осужденных, и переходить к крупным колониям.

Согласно Постановлению ЦИК и СНК СССР от 6 ноября 1929 г. вместо изоляторов специального назначения были созданы исправительно-трудовые лагеря в отдаленных местностях, находившиеся в ведении ОГПУ. Они, как говорилось в постановлении, предназначались для перевоспитания осужденных не на основе кустарного труда, а в условиях коллективного физического труда в промышленности, строительстве, по освоению новых районов. В лагеря помещались осужденные к лишению свободы на срок не менее трех лет, рецидивисты, опасные преступники (классово враждебные элементы).

Колоний же в РСФСР в 1929 г. имелось около 25 и в них отбывали наказание примерно 10% общего числа лишенных свободы, остальные содержались в исправительно-трудовых домах, т.е. тюрьмах. Таким образом, объявленный курс «от тюрем к воспитательным учреждениям» и к концу 1920-х гг. не был реализован.

Как видим, эффективность работы НКВД РСФСР по основным направлениям была низкой. Кроме того, наряду с подразделениями, призванными обеспечивать общественный порядок и безопасность, бороться с преступностью, в НКВД сохранялись звенья, занимавшиеся коммунальным хозяйством, общеорганизационными вопросами, выполнявшие функции учета, контроля и т.п.

Данные обстоятельства послужили основанием для длившихся на протяжении 1920-х гг. дискуссий о целесообразности существования Наркомата в таком виде и выдвигавшихся предложений о передаче милиции, мест лишения свободы и др. подразделений в иные наркоматы и ведомства. 15 декабря 1930 г. ЦИК и СНК СССР приняли Постановление о ликвидации НКВД союзных и автономных республик.

В мотивировочной части говорилось, что на новом этапе социалистического строительства наркоматы внутренних дел, «объединяющие руководство различными, органически не связанными между собою отраслями управления и народного хозяйства — коммунальным делом, милицией, уголовным розыском, местами заключения — стали излишними звеньями советского аппарата». Органы милиции были выделены в самостоятельную систему при правительствах республик. В РСФСР было образовано Управление милиции и уголовного розыска при СНК РСФСР. Места лишения передавались в ведение Наркомюста РСФСР.

Isfic.Info 2006-2018