История отечественного государства и права

Создание советской прокуратуры


Создание советской прокуратуры происходило в острой борьбе сторонников и противников ее учреждения, поддерживавших ее построение на строго централизованной основе и считавших, что она должна находиться в двойном подчинении: вышестоящему органу прокуратуры и соответствующему исполкому.

За централизованную систему прокурорских органов высказался IV Всероссийский съезд деятелей советской юстиции (январь 1922 г.), эту идею поддержал Совнарком РСФСР. Значительная часть делегатов 3-й сессии ВЦИК IX созыва (в большинстве — местные руководители) высказались за подчинение прокуроров местным исполкомам.

Обсуждение 15 мая 1922 г. проекта на 3-й сессии ВЦИК IX созыва показало абсолютное неприятие идей, заложенных в нем, значительной частью делегатов (большинство местные руководители). В.И. Ленин написал письмо «О «двойном» подчинении и законности» (одобренное Политбюро Ц РКП (б) 22 мая), в котором обосновал принципиальное положение о необходимость строгой централизации руководства прокуратурой.

Это было закреплен в Положении о прокурорском надзоре, утвержденном Постановлением 3-й сессии ВЦИК IX созыва 28 мая 1922 г. На прокуратуру возлагался так называемый общий надзор (надзор за законностью действий центральных и местных органов управления), наблюдение за производством дознания и предварительного следствия, поддержание обвинения в суде.

В упомянутом письме В.И. Ленина содержалось требование закрепить за прокурорами право опротестовывать незаконные решения местных властей в суд. Усилиями лиц, занимавших ответственные партийные и государственные посты, оно было отклонено.

Хотя Положение предусматривало строительство органов прокуратуры на принципе централизации, мощное противодействие, оказанное при его обсуждении и принятии вскоре было учтено: прокуратура была поставлена под контроль местных властей рядом циркуляров Центрального Комитета партии. Согласно циркуляру от 5 декабря 1922 г. назначение и перемещение губернских прокуроров должно было осуществляться прокурором республики по согласованию с ЦК РКП(б), «причем губкомы должны сообщить в ЦК о выдвигаемых ими кандидатах или о своих мотивах к отзывам и перемещениям». 9 января 1923 г. последовал еще один циркуляр, гласивший, что для обеспечения «принципа экономии людей и сил для дальнейшего их использования» при всех губкомах организуются временные комиссии в составе секретаря губкома, председателя губисполкома (или председателя губернского экономического совещания) и председателя губернского совета профсоюзов.

Эти комиссии заслушивают доклады губернских прокуроров по существу дел возбужденных против всех ответственных коммунистов, особенно хозяйственников. «Заключения этих комиссий обязательной силы не имеют, но губернские прокуроры должны со всем внимание относиться к сообщенным на заседаниях комиссии сведениям о положении той или иной отрасли промышленности или данные о личности того или иного работника, учитывая сообщенный материал для наиболее правильного и целесообразного подхода к делу при его дальнейшем направлении».

Отличительной особенностью прокуратуры являлось то, что центральный аппарат входил в качестве отдела в состав Наркомата юстиции. Народный комиссар являлся и прокурором РСФСР. В его непосредственном подчинении находились прокурор при Верховном трибунале и губернские прокуроры, назначавшиеся, перемещавшиеся и увольнявшиеся прокурором Республики. Прокуроры автономных республик (наркомы юстиции республик) назначались и увольнялись ЦИК соответствующей республики.

Для надзора за соблюдением трудового законодательства при Верховном суде РСФСР была учреждена прокуратура по трудовым делам, а в наиболее крупных промышленных центрах вводились помощники прокуроров по вопросам борьбы с нарушениями трудового законодательства.

Основы судоустройства СССР и союзных республик, принятые ЦИК СССР 29 октября 1924 г., возлагали на прокуратуру: наблюдение за законностью действий всех органов власти, государственных и общественных учреждений и частных лиц; возбуждение уголовного преследования, наблюдение за деятельностью следственных органов, поддержание обвинения в суде, опротестование приговоров и решений, выносимых судами; наблюдение за законностью содержание под стражей, исполнение приговоров и состоянием мест лишения свободы; охрана интересов государства и трудящихся по гражданским делам.

Прокурор республики мог опротестовать постановление и решение любого центрального органа в СНК РСФСР или ВЦИК, а нижестоящие прокуроры незаконные акты местного органа в соответствующий исполком.

Конституция СССР вводила должность Прокурора Верховного суда СССР. Он и его заместитель имели право предлагать на рассмотрение Президиума ЦИК СССР и Верховного суда СССР вопросы, относящиеся к компетенции последнего, вносить протесты на решения Верховного суда и его коллегий, в порядке судебного надзора опротестовывать постановления и приговоры Верховных судов союзных республик, осуществлять надзор за законностью действий ОГПУ.

Согласно Положению о военных трибуналах и военной прокуратуре, управление военной прокуратурой осуществлял помощник прокурора Военного суда СССР по Военной коллегии.

Адвокатура. Принятый 26 мая 1922 г. 3-й сессией ВЦИК IX созыва Закон об адвокатуре предусматривал создание коллегий защитников при губернских отделах юстиции. Члены коллегий не имели права занимать должности в государственных учреждениях и предприятиях (за исключением выборных и профессорско-преподавательских в вузах, а с 1926 г. должности юрисконсультов в государственных учреждениях и предприятиях). Руководящим органом коллегии являлся ее Президиум, избиравшийся общим собранием членов.

В соответствии с Положением о судоустройстве РСФСР 1922 г. задачами коллегии защитников было обеспечение трудящихся юридической помощью при решении гражданских споров и рассмотрении уголовных дел.

Основы судоустройства СССР и союзных республик 1924 г. расширили полномочия адвокатуры.

Как и суды, адвокатура была поставлена под партийный контроль. ЦК РКП(б) 2 ноября 1922 г. издал специальный циркуляр «О вступлении коммунистов в коллегию защитников». Коммунистам, вступившим в коллегию адвокатов, запрещалось принимать к защите дела, «направленные к защите интересов буржуазии, контрреволюционных и нечистоплотных элементов (взяточников, расхитителей, насильников и др.)». Кроме того, на них возлагалась обязанность быть «органом надзора за антисоветскими элементами» в коллегии адвокатов.

Isfic.Info 2006-2018