История отечественного государства и права

Феодально-зависимое население: источники образования и классификация


Говоря о зависимом населении в Древнерусском государстве, прежде всего следует отметить холопов (рабов).

Одним из источников холопства был плен, хотя представлял собой далеко не единственный и тем более не самый важный способ пополнения рабов.

Холопами все чаще становились вышедшие из общины смерды. «Русская Правда» сообщает нам несколько таких возможностей:

  1. когда свободный смерд берет что-либо в долг и не возвращает предмета долга, т.е. не расплатившийся должник становится холопом;
  2. холопство назначалось в качестве меры наказания, например: за кражу лошади, за поджог, умышленное убийство назначалась такая мера наказания как поток и разграбление, которая сопровождалось превращением преступника в холопа;
  3. самопродажа и самозакабаление, случаи, когда кто-либо заключал договор, по которому он превращается в холопа на определенный срок или бессрочно;
  4. если кто-либо поступал на службу к феодалу в качестве тиуна-ключника (тиуны — это крупные слуги при дворах князей и бояр) и не заключал при этом договора в присутствии свидетелей, то хозяин мог превратить его в холопа;
  5. если свободная девушка выходила замуж за холопа или наоборот свободный мужчина женился на холопке — они в этом случае становились холопами.

Холоп — это раб, лишенный всех прав: как правило, он не мог выступать на суде в качестве свидетеля; за кражу его судить нельзя было, так как он не был свободным, и за него должен был отвечать его господин. Зато хозяин холопа мог распоряжаться им по своему усмотрению, как вещью: убить, продать, заложить.

В правовых документах того периода различается холопство двух видов: обельное (вечное), временное.

Обельные холопы — самые настоящие рабы со всеми вытекающими из этого последствиями. Они навечно закреплены за своими хозяевами. Правда, в отличие от рабов классического рабства, холопы в Древнерусском государстве могли иметь свою семью, свое жилье. Временное холопство ограничивалось договором. Когда свободный поступал в холопы, то при свидетелях устанавливался срок, по истечении которого он вновь становился свободным.

Как мы говорили, рабы не были главной производительной силой на Руси. Рабский труд постепенно и систематически вытеснялся более прогрессивным трудом феодально-зависимых людей.

Закупы составляли основную группу феодально-зависимых людей в Древнерусском государстве. Это были чаще всего смерды-общинники, которые оказались в трудном материальном положении, испытывали острую нужду и брали что-либо взаймы у феодала. Так, земледельцы нередко брали у феодала хлеб, зерно, лошадь, плуг и другие орудия производства, и предметы домашнего хозяйства. Кроме того, закупы представляли собой людей, лишившихся земли и бравших ее взаймы у феодала на правах временного пользования.

То, что человек брал, во временное пользованье называлось купой. В качестве купы могли выступать и деньги. По другому закупы еще назывались рядовичами, от слова «ряд» — договор.

Дача купы оформлялась договором в присутствии свидетелей. Согласно такому договору, закуп, пока он пользуется взятой взаймы вещью, не является свободным. На время договора он отдает свою свободу за купу (отсюда закуп). Купу должник оставляет себе и может ею пользоваться, но сам он должен за это идти к феодалу и работать на него до тех пор, пока не подойдет срок, и он не вернет купу. Из ряда статей Русской Правды мы узнаем о положении закупа во дворе феодала. Закуп находился фактически на положении холопа. Он не смел, например, выйти за ворота двора своего господина без разрешения. В противном случае он возвращался силой и превращался в обельного холопа.

В связи с этим правилом феодалы нередко прибегали к самым разнообразным злоупотреблениям. Об этом свидетельствуют восстания бедноты в Киеве. О существовании таких злоупотреблений можно также судить на основании того, что Владимир Мономах в Русской Правде предпринял некоторые попытки облегчить положение закупов. Так, уход закупа в суд уже не стал рассматриваться как его бегство. Кроме того, было запрещено бить закупов без достаточного к тому основания.

Итак, закупы — феодально-зависимые люди, которые становятся таковыми на время пользования купой. Но все ли закупы могли выйти из зависимого положения и вновь стать свободными? Конечно, нет. Дело в том, что не всегда после окончания срока должник мог отдать свой долг. Больше того, это бывало редко. С другой стороны, феодал мог в связи с купой предъявить должнику совершенно непосильные для него требования. Он мог обвинить его, например, в порче вещи и требовать большего возмещения. В тех же случаях, когда земледелец в качестве купы брал землю (ролейный закуп), то он уже не мог от этой земли отказаться.

Таким образом, закупничество — институт исключительно феодальный. Это один из способов установления феодальной зависимости.

По поводу смердов в науке происходил спор между академиком Б.Д. Грековым и профессором С.В. Юшковым. Б.Д. Греков высказал мнение, что смерды — это сельское население, общинники, значительная часть которых, а возможно, даже основная масса, оказались в феодальной зависимости. Среди смердов, по мнению

Б.Д. Грекова, были и общинники, не попавшие в зависимость к отдельным феодалам.

С.В. Юшков в ряде своих работ говорит о том, что название «смерды» относится не ко всем земледельцам, а только к тем, которые попали в феодальную зависимость.

Более обоснованной является точка зрения Б.Д. Грекова, получившаяся множество сторонников.

В «Истории России с древнейших времен до XVIII века» отмечается, что на рубеже X—XI вв. «свободный, платящий дань лишь государству смерд был главной фигурой сельского мира Руси... Территории, на которых жили свободные смерды, были уже «окняженными», т.е. принадлежали великому князю как верховному руководителю государства».

Смерды имели необходимые для производства орудия труда, владели участками земли, вели свое хозяйство. Таким образом, смерды — это все земледельцы-общинники, без всякого различия, являются ли они зависимыми или нет.

Сохранение общины в период феодализма было одним из способов укрепления устойчивости хозяйств смердов. Община лучше, чем отдельные земледельцы, препятствовала грабежу их хозяйств, более успешно боролась за сохранение находящихся в ее пользовании земель.

Земля в общине являлась общим достоянием. Однако пользование ею носило частный характер. Каждая из входивших в общину семей получала участок во временное пользование. Она не могла считать землю своей собственностью, но пользовалась ею по своему усмотрению. Время от времени в общине происходил передел земли. Такие переделы сначала не были регулярными, а затем проводились примерно через каждые 10—15 лет. Переделы вызывались уменьшением или увеличением земли у отдельных семей, а это вызывалось либо увеличением числа членов семьи (приход новых членов), либо сокращением числа членов семьи.

В Древнерусском государстве сохранялись общины свободные. Они были обязаны платить подать государству, которая носила название дани. Сначала князья сами ездили в полюдье за данью, а затем начали посылать бояр. Дань общины платили натурой, причем еще во времена княгини Ольги были созданы особые пункты — погосты, в которые тиуны — слуги князя по сбору дани — свозили полученную ими дань. В погостах же она и хранилась.

В остальном земледельцы считались свободными. Но постепенно начинает развиваться процесс, когда они попадают в зависимость от феодалов. Так, все чаще князья начинают жаловать земледельцев с занимаемой ими землей боярам, монастырям. Такие пожалования записывались в особых дарственных указах.

После пожалования земледельцы не могли сказать, что земля, на которой они работают, является собственностью общины, их собственностью. Земля теперь становилась собственностью монастыря или боярина, феодальной собственностью. Смерды по-прежнему продолжали пользоваться землей. Но дань начинает уже обращаться в феодальную ренту. Начинают вводиться типично феодальные сборы, например брачная пошлина, мостовщина, ратная и военно-конная повинность.

Тем самым смерды начинают в той степени, в которой феодалам удается установить свое господство над отдельными общинами, становиться феодально-зависимыми людьми. Вместе с тем меняется и правовое положение находящихся в феодальной зависимости смердов. Часть смердов вместо уплаты дани должна была выполнять ряд повинностей, главные из которых оброк — денежная и натуральная рента, а также отбывать барщину.

Итак, по данным XI—XII вв. часть смердов представляла собой особую группу феодально-зависимых людей. Возникает вопрос: были ли они только феодально-зависимыми или уже крепостными, т.е. не только связанными с феодалами земельными повинностями, но феодалы обладали правами и над их личностью? Из юридических памятников, в том числе и из Русской Правды ясно вытекает, что смерды не могут рассматриваться как крепостные. Но с другой стороны, мы встречаемся с фактом ряда ограничений прав смердов в сравнении со свободными людьми: на защиту их жизни и личности, их правоспособности и дееспособности, права наследования и т.д.

Это, конечно, не крепостная зависимость в том виде, в каком мы ее увидим позднее, но личность смерда начинает становиться предметом закрепощения, что выражается в ограничении правоспособности смердов. В этом смысле наиболее характерным был институт закупничества.

Еще одним из способов, при помощи которых светские феодалы и церковь устанавливали свою власть над смердами и превращали их в зависимых от себя людей, был патронат. Феодалы добивались от князя признания за ними права осуществлять свое покровительство, а вместе с тем свою юрисдикцию над отдельными группами людей.

Патронат боярина и церкви изолировал человека, пользовавшегося их защитой, от других экономических и политических влияний и создавал тем самым благоприятную обстановку для превращения патронируемого в феодально-зависимого.

Люди, которые в результате перехода под патронат светских и церковных феодалов превращались в феодально-зависимое население, в XIII в. назывались закладниками. По-видимому, церковные закладчики носили особое название и составляли более узкую группу прикладников.

Среди многочисленных людей, патронат над которыми привел в конце концов к их порабощению, следует прежде всего отметить задушных людей и прощенников, а также изгоев.

О задушных людях, так же как и о прикладниках, мы узнаем из Устава князя Владимира. Задушные люди — это холопы, отпущенные по завещанию («задушью») и находившиеся под патронатом церкви.

Под прощенниками надо понимать тех людей, которые были превращены в холопов за неплатеж долгов. А потом были прошены и получили свободу, но остались зависимыми от церкви, т.е. под ее патронатом.

Изгои, по-видимому, представляли собой выходцев из земледельческих общин, потерявших свою связь с общиной и с общинным имуществом. Во избежание голодной смерти они вынуждены были искать особого патроната.

Князья сажали изгоев на свои земли, снабжали их инвентарем, поскольку были заинтересованы в получении дешевой рабочей силы. Вместе с тем изгои превращались в феодально-зависимых крестьян.

Наконец, одним из способов установления феодальной зависимости был наем (личный наем). Источники того времени сообщают, что в XI—XIII вв. существовала тенденция превращать наймитов в рабочую силу феодальных сеньорий. Так, в XIII в. возникла особая категория челядинов-наймитов, которые в случае самовольного оставления работы окончательно порабощались.

Isfic.Info 2006-2018