Общая теория юридической ответственности

Иные критерии классификации


Юридическая ответственность обладает множеством признаков, ввиду чего ее классифицируют по субъектному составу, виду применяемых мер, виду правоотношений, характеру государственного принуждения, субъектам, ее применяющим.

В самом общем виде в зависимости от субъектного состава можно выделить ответственность физических и юридических лиц.

В свою очередь более углубленная классификация предполагает выделение «видов» юридической ответственности в зависимости от характеристик юридических и физических лиц. Акционерные общества, производственные кооперативы, товарищества, общественные организации, государственные организации и учреждения (которые имеют свои разновидности), государство в целом и т.д. — все это разновидности юридических лиц.

Многообразны и виды физических лиц: должностное лицо (имеет свои разновидности), гражданин РФ, иностранный гражданин, лицо без гражданства, несовершеннолетний, управляющее лицо в коммерческой организации и т.д. Соответственно, сколько существует разновидностей юридических и физических лиц, столько существует и «видов» юридической ответственности. Однако классификация в зависимости от субъектного состава не отражает системно-правовых свойств юридической ответственности.

Ведь юридическое лицо может нести гражданско-правовую, административную, финансовую, налоговую ответственность, на должностное лицо может быть возложена уголовная, административная, дисциплинарная, гражданско-правовая и др. ответственность. Тем не менее, данная классификация необходима для научно-практических целей.

В частности, она позволяет уяснить, какую ответственность может нести то или иное лицо, а это необходимо для правильной квалификации деяния и применения юридической ответственности; кроме того, она исключает ненужное дублирование ответственности, а потому необходима для правоприменительной и законодательной деятельности.

Некоторые ученые подразделяют ответственность в зависимости от вида правоотношений, в которых она реализуется, на два вида: позитивную и негативную (по терминологии некоторых авторов — на интроспективную и ретроспективную). Еще конкретнее по этому поводу высказывается А. П. Чирков, который считает, что юридическая ответственность оформлена в виде двух комплексных правовых институтов: института позитивной и института принудительной ответственности.

Схожим образом классифицирует виды уголовной ответственности Б. Т. Разгильдиев, выделяя принудительную и поощрительную уголовную ответственность. Во всех отраслях права правоотношения функционируют и в регулятивной, и в охранительной сфере. Связь юридической ответственности с правоотношением состоит в том, что не может быть юридической ответственности вне правоотношений. Юридическая ответственность сопутствует всем правоотношениям, и в каждой отрасли права каждому виду правоотношений сопутствует определенный вид юридической ответственности.

Вид правоотношения (регулятивное или охранительное) закреплен в качестве модели (правоотношение-модель) в любой норме, предусматривающей юридическую ответственность. Если встать на позицию ученых, выделяющих позитивный и негативный виды юридической ответственности, то получится, что отдельно существуют нормы, предусматривающие негативную ответственность, и отдельно — нормы, предусматривающие позитивную ответственность.

Норма, предусматривающая юридическую ответственность, едина в своих охранительных и регулятивных функциях, в ней содержится как разрешенный, так и запрещенный вариант поведения, в ней смоделировано как охранительное, так и регулятивное правоотношение. Следовательно, вид правоотношения (охранительное и регулятивное) как критерий классификации не отражает системных свойств юридической ответственности. Позитивная и негативная — это не виды, а формы реализации юридической ответственности в общественных отношениях.

По-своему строит систему юридической ответственности О. А. Кожевников. Во-первых, он выделяет подсистемы регулятивных и охранительных отраслей права. В регулятивной сфере количество видов ответственности равно количеству отраслей права, которые имеют как позитивную, так и негативную форму реализации.

Во-вторых, в охранительной сфере он отмечает только виды негативной ответственности, которые подразделяются на две группы: негативная ответственность за нарушение норм материального права; негативная ответственность за нарушение норм процессуального права.

В-третьих, «ответственность негативной формы должна быть классифицирована на виды с учетом государственного принуждения (по его силе)». В связи с чем существует минимальное государственное принуждение, значительное государственное принуждение, максимальное государственное принуждение. Если следовать логике автора, то такими будут и виды ответственности (минимальными, значительными и максимальными).

По мнению автора, максимальное принуждение используется уголовной ответственностью, значительное — материальной, а «минимальное государственное принуждение реализуется в виде психологической ответственности и проявляется через такие отраслевые виды ответственности как конституционная, дисциплинарная и гражданско-правовая ответственность».

Психологическая ответственность у автора появляется ввиду того, что «минимальное государственное принуждение может быть реализовано в форме психологического ограничения; значительное — в форме имущественного ограничения; максимальное принуждение — в форме физического»; естественно, напрашиваются выводы о «физической» ответственности. В другой своей работе О. А. Кожевников прямо отмечает минимальный, максимальный, значительный виды ответственности, а также психологический, имущественный и физический виды юридической ответственности.

По нашему мнению, в данной системе четко не обозначено, что понимается под негативной ответственностью, а что под позитивной. В одних случаях это формы реализации, в других — виды, между тем понятия «виды ответственности» и «формы реализации» не синонимичны. При определении системы ответственности и ее элементов смешиваются различные классифицирующие критерии: отраслевая принадлежность, сила государственного принуждения, характер применяемых ограничений, вид правовой нормы (материальная или процессуальная).

Более того, некоторые из предлагаемых критериев неприемлемы для классификации не только ответственности, но и ее мер. Государственное принуждение либо есть, либо отсутствует. Оно может существовать в виде абстрактной возможности (угрозы применения мер ответственности), а может выразиться в реальных правоограничениях в связи с совершением правонарушения. «Минимальные», «максимальные», «значительные» — субъективные категории, т. е. зависят от восприятия мер юридической ответственности конкретным субъектом; невозможно уголовную, гражданско-правовую и другие виды ответственности соотнести с «минимальным» или «максимальным» принуждением.

Для одного субъекта административный штраф обернется тяжкими внутренними переживаниями, станет серьезным правоограничением (скажем, ввиду неблагоприятного материального положения), а для другого «тюрьма — дом родной». Иногда гражданско-правовая ответственность по своим последствиям оказывается куда более суровой, чем уголовная.

Например, пределы имущественного штрафа в уголовном праве вполне четко определены, а возмещение убытков в гражданском праве ограничено разве что самими убытками и пределами возмещения морального вреда (зачастую субъективными). Что же «тяжелее»: штраф в 50 минимальных размеров оплаты труда, назначенный в виде уголовного наказания, или возмещение убытков в сумме одного миллиона рублей?

Ответственность — это четкая юридическая категория, и всем видам юридической ответственности свойственно воздействовать на психику субъекта. Государственно-принудительная форма реализации ответственности характеризуется таким признаком, как осуждение (порицание), который в большей степени воздействует на психику субъекта, а некоторые разновидности мер ответственности (например, выговор) характеризуются разовым, не длящимся порицанием, Но от этого ответственность не становится психологической. Психотическое воздействие — лишь одна черта, характеристика ответственности.

Причем эта черта присуща всем видам юридической ответственности, следовательно, в системе юридической ответственности не остается места для особой (отдельной) «психологической», равно как и «физической» ответственности. Если и можно говорить о «физическом» и «имущественном», то только применительно к характеру последствий юридической ответственности. Однако имущественной по своим последствиям может быть гражданско-правовая и уголовная ответственность, физическими последствия могут быть у административной и уголовной ответственности.

Да и называть последствия физическими достаточно странно. По своей сущности эти последствия всегда правовые. Кроме того, для определения подобного рода последствий используется понятие «организационно-правовые ограничения».

Отраслевой критерий классификации юридической ответственности. Основой разграничения системы юридической ответственности на виды служат специфические свойства предмета и метода правового регулирования, которые позволяют определить систему юридической ответственности, ее связь с системой права, отраслевую принадлежность определенного вида юридической ответственности, факт взаимопроникновения и точки пересечения различных видов юридической ответственности.

В пользу этого критерия говорит и факт признания наличия самостоятельной юридической ответственности в качестве «одного из признаков, характеризующих самостоятельность отрасли права», что свидетельствует о взаимопроникновении критериев классификации юридической ответственности и критериев классификации отраслей отечественного права. «Выражая своеобразие метода правового регулирования, юридическая ответственность образует один из необходимых компонентов такого метода.

Наряду с другими компонентами (предметом, методом, принципами) она составляет юридический признак соответствующей отрасли права. Будучи произволен от материального признака — предмета правового регулирования, соответствующий метод, а тем самым и вид правовой ответственности отражает своеобразие общественных отношений, которые лежат в основе отпочкования определенной группы правовых норм в самостоятельную отрасль права.

Следовательно, различая отрасли права предмету и методу правового регулирования, надо различать их и по виду юридической ответственности». Отраслевой критерий классификации юридической ответственности позволяет рассматривать ее как часть системы отечественного права, не нарушая единого классифицирующего критерия. Критерием классификации юридической ответственности служит ее отраслевая принадлежность, а как известно, большинство ученых склоняется к выделению отраслей права на основе предмета и метода правового регулирования.

Для юридической ответственности особое значение приобретает предмет правового регулирования, поскольку для регулирования общественных отношений используются диспозитивный, императивный и поощрительные методы. Соотношение диспозитивного, императивного и поощрительного методов у различных видов юридической ответственности не одинаковое.

В рамках классификации на основе отраслевого критерия происходит наиболее крупное, первоначальное деление юридической ответственности. Отраслевой критерий позволяет выявить общие закономерности развития того или иного вида юридической ответственности, определить его юридическую природу, уяснить количество видов юридической ответственности в соответствии с отраслями отечественного права. Классификация ответственности в зависимости от отраслевой принадлежности имеет важное значение для совершенствования законодательства и правоприменительной деятельности, «она наиболее доступна для граждан и влияет на уровень их правосознания и правовой культуры».

Помимо отраслевого критерия можно выделить ряд дополнительных признаков, которые свидетельствуют о самостоятельности вида юридической ответственности: наличие кодифицированного нормативно-правового акта, предусматривающего юридическую ответственность; особенности процессуального осуществления; наличие самостоятельного правонарушения (со своей природой объекта правонарушения); вид установленных государством неблагоприятных последствий совершенного деяния (например, уголовное наказание специфично только для уголовной ответственности).

В. А. Кислухин в качестве одного из дополнительных критериев указывает на типовую степень общественной опасности виновного, но типовая степень общественной опасности имеет большее значение для криминологии и криминологической классификации преступников, а также для индивидуализации юридической ответственности.

С приемлемостью отраслевого критерия классификации юридической ответственности соглашаются не все ученые. О. Э. Лейст пишет: «Обычно ответственность подразделяется на виды в зависимости от отраслей права. Но данное деление не совпадает с отраслевой структурой права уже по той причине, что видов ответственности меньше, чем отраслей права, причем за нарушение норм права различных отраслей может применяться ответственность одного и того же вида.

Отраслевая классификация не объясняет также, почему в пределах одной отрасли права могут существовать различные виды ответственности (дисциплинарная и материальная — в трудовом и колхозном праве)». Возражения весьма существенные, но они лишь побуждают к исследованию проблем становления институтов юридической ответственности и их взаимодействия.

«В условиях системности права правовые требования и дозволения могут обеспечиваться как средствами, типичными для данной отрасли права, так и средствами, характерными для других отраслей. Тем не менее, трудно представить себе существование отрасли права, вовсе не имеющей своих собственных средств обеспечения правовых требований и дозволений», т. е. собственного (отраслевого) вида ответственности.

Отвечая на возражения по поводу применения отраслевого критерия для классификации юридической ответственности, следует обратиться к вопросу о становлении отраслей права, поскольку именно этот процесс позволяет прояснить природу некоторых видов юридической ответственности. С. В. Поленина промежуточной формой, свидетельствующей о постепенном образовании новой отрасли права, считает комплексный, межотраслевой, «пограничный» институт.

После появления межотраслевого института процесс может развиваться по нескольким направлениям. Во-первых, межотраслевой институт может развиваться как институт «материнской» отрасли права, так и не преобразовавшись в самостоятельную отрасль, оставшись в рамках той отрасли, в которой он возник. Во-вторых, межотраслевой институт может перейти в систему смежной отрасли права. В-третьих, пограничный межотраслевой институт может трансформироваться в самостоятельную отрасль права. Кроме того, С. В. Поленина выделяет функциональные институты, которые не являются пограничной формой.

Представленную схему вполне можно экстраполировать в сферу становления видовых институтов юридической ответственности. Скажем, институт экологической или эколого-правовой ответственности (как его иногда называют в юридической литературе) представляет собой функциональный институт, характеризуется только связями правовых норм и самостоятельным видом юридической ответственности никоим образом не является, хотя до принятия нового Кодекса об административных правонарушениях существовали определенные предпосылки для его оформления в подобном качестве.

В принципе сказанное относится и к таможенной ответственности, которая так и осталась в рамках административной, не трансформировавшись в самостоятельный вид. Иногда наблюдается и обратный процесс: финансовая ответственность, зародившись в недрах административной, постепенно развилась в самостоятельный вид (институт) юридической ответственности.

Ввиду существенного изменения общественных отношений, Развития законодательства вполне реально оформились в качестве самостоятельных новые институты (виды) конституционной, финансовой, уголовно-исполнительной, уголовно-процессуальной, гражданской процессуальной ответственности. Идет процесс становления семейно-правовой ответственности, о чем еще в 70-х годах писала Р. О. Халфина.

Подробно критерии, позволяющие считать упомянутые институты самостоятельными видами юридической ответственности, будут рассмотрены в следующем параграфе, а сейчас мы акцентируем внимание лишь на некоторых моментах. В определенной степени мы сами отступили от выбранного критерия классификации, выделив налоговую ответственность в качестве самостоятельной, тогда как большинство ученых налоговое право считают подотраслью финансового права. Можно предположить, что мы имеем дело с опережающим развитием: подотрасль права еще не превратилась в отрасль, а институт налоговой ответственности уже оформился в качестве самостоятельного.

На основе отраслевого критерия в юридической литературе традиционно выделяют гражданско-правовую, уголовную, административную, материальную и дисциплинарную ответственность. Однако и с этой традиционной классификацией возникают определенные проблемы. Дисциплинарная ответственность есть, а дисциплинарного права нет.

Нормами трудового права предусмотрена как дисциплинарная, так и материальная ответственность. И. С. Самощенко и М. X. Фарукшин отмечали, что такую ответственность «условно можно назвать дисциплинарно-материальной», а если точнее, то по отраслевой принадлежности ее следует определить как трудовую ответственность рабочих и служащих, состоящую из двух подвидов, или двух подсистем — материальной и дисциплинарной.

Дисциплинарная и материальная ответственность — это не самостоятельные виды ответственности, а разновидности трудовой. Естественно, каждая из них обладает своими отличительными признаками, однако общего у них больше, чем специфического. На наш взгляд, тем общим признаком, который объединяет дисциплинарную и материальную ответственность, является их отраслевая принадлежность. Помимо этого можно выделить взаимосвязь регулируемых материальной и дисциплинарной ответственностью общественных отношений, взаимосвязь объектов правонарушения, схожие признаки субъектов дисциплинарной и материальной ответственности.

Дисциплинарная ответственность установлена Трудовым кодексом и иными нормативно-правовыми актами, регулирующими трудовые отношения. Дисциплинарная ответственность принимает участие в закреплении и упорядочивании трудовых отношений и иных, непосредственно связанных с ними отношений по организации труда и управлению трудом, профессиональной подготовке, социальному партнерству, ведению коллективных переговоров, заключению коллективных договоров и соглашений.

Особая роль дисциплинарной ответственности отводится в закреплении и упорядочивании отношений по дисциплине труда, добросовестному выполнению возложенных на субъектов трудовых отношений функциональных обязанностей.

Материальная ответственность рабочих и служащих призвана сформировать у них бережное отношение к вверенному имуществу, закрепить и оформить динамику отношений собственности. В определенной степени она способствует укреплению трудовой дисциплины и препятствует совершению хищений и иных правонарушений против собственности, поскольку основаниями полной материальной ответственности являются: причинение ущерба в результате преступных действий, в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения, умышленное причинение ущерба.

В конечном счете дисциплинарная и материальная ответственность формируют отношения трудового правопорядка, что во многом обусловливает их общность и позволяет причислять их к одному виду юридической ответственности.

Об общности материальной и дисциплинарной ответственности свидетельствует их отраслевая принадлежность. Нам могут возразить, указав, что помимо Трудового кодекса дисциплинарная и материальная ответственность регулируется нормативно-правовыми актами, которые по своей сущности являются административно-правовыми, в частности ФЗ РФ «О милиции», ФЗ РФ «О Прокуратуре РФ», ФЗ РФ «О службе в таможенных органах РФ», ФЗ РФ «О судебных приставах», Положение «О службе в органах внутренних дел РФ», ФЗ РФ «Об основах муниципальной службы в РФ», ФЗ РФ «Об основах государственной службы РФ» и др.

Однако те нормы, которые находятся в указанных нормативно-правовых актах и регулируют отношения ответственности, по своей сущности являются как раз таки трудовыми. Налицо своеобразные вкрапления норм трудового права в нормативно-правовые акты, в целом регулирующие другие (не трудовые) отношения.

Общность регулируемых дисциплинарной и материальной ответственностью отношений обусловливает и сходство объектов правонарушения дисциплинарной и материальной ответственности. Любое дисциплинарное и материальное правонарушение имеет свой объект, которому причиняется вред либо который ставится под угрозу причинения вреда. Под общим объектом трудового правонарушения следует понимать трудовые отношения, складывающиеся в процессе производства, а точнее, ту их часть, которая регулируется нормами трудового законодательства.

Комплекс этих правоотношений в конкретной организации составляет внутренний трудовой распорядок, который является специальным объектом правонарушения в сфере трудового права, а трудовой правопорядок заключается как в соблюдении дисциплины труда, так и в бережном отношении к имуществу. Любая разновидность трудового правонарушения в конечном итоге причиняет вред трудовому правопорядку.

В связи с развитием законодательства и необходимостью правовой регламентации охраны окружающей природной среды в юридической литературе встал вопрос о самостоятельности экологической ответственности. За последнее десятилетие был принят ряд важных нормативно-правовых актов, регулирующих экологические отношения, а именно: ФЗ РФ «О недрах», ФЗ РФ «О континентальном шельфе РФ», ФЗ РФ «О животном мире», ФЗ РФ «Об особо охраняемых природных территориях», Лесной кодекс РФ, ФЗ РФ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», ФЗ РФ «О животном мире», Водный кодекс РФ, ФЗ РФ «Об охране окружающей природной среды», а впоследствии — новый ФЗ РФ «Об охране окружающей среды».

В перечисленных нормативно-правовых актах содержались нормы, предусматривавшие ответственность за экологические правонарушения. Специфика объекта воздействия подобных норм (экологические отношения) как раз и позволила говорить о начале становления экологической ответственности как самостоятельного вида юридической ответственности, а некоторые авторы стали рассматривать в качестве самостоятельных видов не только экологическую, но и водно-правовую и земельно-правовую ответственность.

Таким образом, период до принятия нового Кодекса об административных правонарушениях ознаменовался динамичным становлением нового вида юридической ответственности — экологической, которая стала обосабливаться от административной ответственности. Законодательная регламентация этого вида ответственности была изменена в связи с принятием Кодекса об административных правонарушениях и сопутствующего ему Федерального закона от 30 декабря 2001 г. «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

Указанным Федеральным законом многочисленные разрозненные нормы, содержавшиеся в самых разнообразных нормативно-правовых актах, были признаны утратившими силу. Одновременно эти нормы были включены в главу 8 КоАП (административные правонарушения в области охраны окружающей природной среды и природопользования) и в главу 10 КоАП (административные правонарушения в сельском хозяйстве, ветеринарии и мелиорации земель).

Примечательно, что ст. 84 старого ФЗ «Об охране окружающей природной среды», устанавливавшая конкретные виды правонарушений, сохраняла свое действие ровно до вступления в силу нового КоАП РФ, тогда как соответствующий федеральный закон был фактически признан утратившим силу. Волей законодателя институт экологической ответственности был возвращен в рамки административной ответственности, что поставило под сомнение самостоятельность экологического права.

Согласно действующему законодательству в случае нарушения экологических отношений субъект может нести уголовную, административную или гражданско-правовую ответственность. Сам новый ФЗ РФ «Об охране окружающей среды» прямо устанавливает, что за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды следует имущественная, дисциплинарная, административная и уголовная ответственность.

Действующее законодательство предусматривает уголовную ответственность в сфере экологических отношений (глава 27 ст. 246—242 УК РФ), административную ответственность в сфере экологических отношений (глава 8 ст. 8.1—8.40 КоАП РФ). Согласно гражданскому законодательству предприятие, учреждение, организация или иной хозяйствующий субъект отвечает за вред, причиненный его работником во время исполнения своих трудовых обязанностей, перед потерпевшим (ст. 1068 ГК РФ).

В свою очередь, предприятие или иной хозяйствующий субъект имеет право предъявить в суде регрессный иск к своему работнику и взыскать с него все понесенные убытки (ст. 1081 ГК РФ). Следовательно, необходимо отличать гражданско-правовую ответственность в сфере экологических отношений. В известной степени мы понимаем условность такого названия, ведь гражданско-правовая ответственность регулирует имущественные и личные неимущественные общественные отношения.

Однако ряд имущественных отношений тесно связан с экологическими отношениями, и сам вред в таких случаях обусловлен нарушением сразу нескольких видов общественных отношений. Таким образом, связи между указанными видами юридической ответственности носят скорее функциональный и целевой характер, не образуя комплексного института «экологической ответственности».

В юридической литературе принято говорить о наличии «так называемых профилирующих отраслей, выделяемых в рамках правовой системы (административное, конституционное, гражданское и уголовное право)». Следовательно, можно говорить и о наличии профилирующих видов юридической ответственности: конституционной, уголовной, гражданско-правовой, административной.

Профилирующим отраслям — уголовному и гражданскому праву — сопутствуют соответствующие процессуальные отрасли: уголовно-процессуальное и гражданско-процессуальное право (конституционно-процессуальное и административно-процессуальное право находятся в стадии формирования). В уголовно-процессуальном праве и гражданско-процессуальном праве сформировались, соответственно, уголовно-процессуальная и гражданско-процессуальная ответственность. Исторически по мере специализации отечественного права из уголовного права выделилось уголовно-исполнительное право, а из гражданского — трудовое право.

Таким образом, с учетом отраслевого критерия юридическая ответственность подразделяется на следующие виды: конституционную, уголовную, административную, гражданско-правовую, трудовую, финансовую, уголовно-процессуальную, уголовно-исполнительную, гражданско-процессуальную. В порядке постановки проблемы мы отмечаем семейно-правовую ответственность и конституционно-процессуальную ответственность, о которых речь пойдет в следующих параграфах.

Возможна ли более детальная классификация юридической ответственности на уровне отраслевого вида? Думается, что да. Более того, она необходима для определения структуры юридической ответственности как правового института. В такой классификации отраслевой вид по отношению к выделяемым внутри него элементам будет выступать как система. Возникает вопрос: что должно находиться в основании данной классификации?

Здесь нужен не произвольный критерий, а критерий, производный от отраслевого. Если мы систему одного уровня делили на подсистемы (виды) на основе какого-то определенного критерия, то и систему следующего уровня необходимо делить на основе того же критерия.

Для классификации на уровне вида более всего подходит характеристика предмета (объекта), т. е. тех общественных отношений, которые охраняются и регулируются определенным видом юридической ответственности. В отличие от классификации более высокого порядка эта классификация будет более обширной и детализированной. Выделенные элементы будут выступать в качестве не самостоятельных видов, а подвидов определенного вида юридической ответственности.

С учетом указанного предмета (объекта) регулирования мы предлагаем следующую классификацию отдельных видов юридической ответственности:

  • конституционная ответственность в сферах отношений: высших социальных ценностей (прав и свобод человека); народовластия; суверенитета РФ; федерализма; осуществления государственной власти на основе разделения на законодательную, исполнительную судебную; идеологического и политического многообразия;
  • уголовная ответственность в сферах отношений: прав и свобод человека и гражданина; экономики, собственности; общественного порядка и общественной безопасности; окружающей среды; конституционного строя РФ; мира и безопасности человечества;
  • административная ответственность в сферах отношений: прав и свобод человека и гражданина; здоровья, санитарно-эпидемиологического благополучия населения и общественной нравственности; собственности; окружающей природной среды; промышленности, строительства и энергетики; сельского хозяйства; безопасности движения и эксплуатации транспорта; связи и информации; предпринимательской деятельности; финансов, налогов и рынка ценных бумаг; таможенных правил; государственной власти; порядка управления; общественного порядка; административного процесса (административно-процессуальная ответственность);
  • трудовая ответственность в сферах отношений: дисциплины труда; охраны и бережного обращения с имуществом;
  • гражданско-правовая ответственность в сферах: имущественных отношений; личных неимущественных отношений; предпринимательских отношений (это наиболее укрупненная классификация гражданско-правовой ответственности);
  • финансовая ответственность в сферах: бюджетных отношений различных уровней; отношений валютного регулирования и контроля; налоговых отношений;
  • уголовно-процессуальная ответственность в сферах: отношений, возникающих в связи с избранием меры пресечения; отношений процессуальной дисциплины во время дознания, предварительного следствия или рассмотрения дела в суде;
  • гражданская процессуальная ответственность в сферах отношений: по исполнению судебного решения; процессуальной дисциплины во время рассмотрения дела в суде; по представлению и сбору доказательств.

Итак, определяющим критерием разграничения системы юридической ответственности на виды являются специфические свойства предмета и метода правового регулирования (отраслевой критерий). Дополнительными признаками, свидетельствующими о самостоятельности вида юридической ответственности, являются: наличие кодифицированного нормативно-правового акта, предусматривающего юридическую ответственность; особенности процессуального осуществления; наличие самостоятельного правонарушения (со своей природой объекта правонарушения); виды установленных государством неблагоприятных последствий совершенного деяния.

Современная система юридической ответственности включает следующие виды: конституционную, уголовную, административную, гражданско-правовую, трудовую, финансовую, уголовно-процессуальную, уголовно-исполнительную, гражданско-процессуальную.

Isfic.Info 2006-2017