Общая теория юридической ответственности

Разделение права на публичное и частное — критерий классификации


В связи с развитием концепции деления отраслей права на публично-правовые и частноправовые юридическую ответственность стали классифицировать на публично-правовую и частноправовую. Причем В. А. Кислухин считает деление ответственности на публично-правовую и частноправовую — это не классификация, а дифференциация юридической ответственности, «разделение, расчленение, расслоение целого на различные части, ступени и формы».

Вполне ясно, что понимает автор под частями ответственности, но что такое «ступень» и «форма» ответственности — не поясняется. Кроме того, понятие дифференциации в теории юридической ответственности употребляется в несколько ином значении. Т. Лесниевски-Костарева отмечает, что дифференциация и индивидуализация уголовной ответственности тесно взаимосвязаны и представляют собой две стороны единого целого — уголовной ответственности. Они следуют одна за другой. При дифференциации законодатель очерчивает общий контур, рамки наказуемости, учитывая степень общественной опасности.

При индивидуализации ответственности судья в уже определенных пределах выбирает меру наказания, руководствуясь учтенными законодателем в санкции характером и типовой степенью общественной опасности. Он уже самостоятельно оценивает индивидуальную степень общественной опасности. Общие «контуры» и рамки правонарушаемости не являются делением юридической ответственности как системы норм. Дифференциация ответственности есть деятельность правотворческая, а не правоприменительная, но ее итогом становится создание правовых основ индивидуализации юридической ответственности.

Данная классификация (дифференциация) ответственности тесно связана с критикуемым нами функциональным критерием, поскольку отмечается, что для публичного права характерна прежде всего репрессивно-карательная (штрафная) ответственность. Это объясняется тем, что публичное право защищает общегосударственные и иные общественные интересы. В результате складывается впечатление, что в частном праве не защищаются публично-правовые интересы.

Между тем функцией государства является защита правопорядка во всех его проявлениях. Правоотношения ответственности, возникающие в связи с фактом совершения любого правонарушения, являются публично-правовыми, а не частноправовыми. Конституционный правонарушитель, гражданско-правовой правонарушитель, преступник и т.д. несут ответственность перед государством, обществом, следовательно, и отношения, возникающие в связи с их правонарушениями, являются публично-правовыми.

Таким образом, здесь не остается места для отдельной, обособленной «публично-правовой» ответственности. Т.Д. Зражевская, хотя и выделяет публично-правовую ответственность, но все виды юридической ответственности включает в публично-правовую. Классификация ответственности на публично-правовую и частноправовую дается без учета охранительных отношений ответственности, которые предопределяют сущностную характеристику государственно-принудительной формы реализации юридической ответственности.

Это в определенной степени признают и сами приверженцы деления ответственности на публично-правовую и частноправовую. Так, В. А. Кислухин, определяя понятие частноправовой ответственности, пишет: «Это ответственность субъекта частноправовых отношений за совершенное им нарушение норм отраслей частного права, реализующаяся посредством принудительного воздействия со стороны государства на основе закона и (или) в силу договора». Это принудительное воздействие осуществляется только в рамках охранительных правоотношений ответственности.

Субъективный критерий классификации юридической ответственности. А. Ф. Черданцев и С. Н. Кожевников пишут: «На основе анализа законодательства и юридической практики можно, принимая во внимание условность терминологии, выделить три вида ответственности по основаниям ее наступления: субъективную (точнее, субъективно-объективную), объективную и абсолютную».

«Первый вид связан с виновным действием, во втором и третьем случаях ответственность возлагается на субъектов при отсутствии вины в их действиях. Объективная ответственность наступает без вины, но при наличии причинной связи между действием и вредоносным результатом. Абсолютная — не только без вины, но и при отсутствии необходимой причинной связи между деятельностью субъекта и вредом, за который он несет ответственность».

Субъективный критерий не может быть принят за основу классификации юридической ответственности по следующим причинам. Во-первых, он не отражает системных свойств института юридической ответственности. Во-вторых, в большинстве видов юридической ответственности преобладает принцип виновности деяния и не находится места для объективной ответственности. В-третьих, абсолютная ответственность отражает только отдельные черты международной ответственности и не распространяется на систему ответственности по российскому праву.

Isfic.Info 2006-2017