Общая теория юридической ответственности

Подходы к исследованию МПР


Определение места юридической ответственности в механизме правового регулирования общественных отношений невозможно без уяснения понятия и элементов механизма правового регулирования. Понятие, структура, элементы, функциональные связи механизма правового регулирования находятся под пристальным вниманием ученых-юристов, как теоретиков права, так и специалистов отраслевых юридических наук. Н. Г. Александров первым сформулировал идею о связи всех правовых средств в едином механизме правового регулирования, которая затем была развита в трудах С. С. Алексеева.

Механизм правового регулирования можно исследовать при помощи различных приемов, методов, подходов. С. С. Алексеев выделил три метода исследования МПР: инструментальный, социологический и психологический. По мнению А. Д. Корецкого, существует и четвертый подход — системно-структурный. Наиболее спорным является существование психологического подхода.

С. С. Алексеев считает, что психологический аспект механизма правового регулирования характеризует «происходящие в результате правового регулирования формирование и действие мотивов поведения людей — участников общественных отношений». По мнению А. Д. Корецкого, самостоятельное учение о психологическом аспекте МПР как таковое отсутствует. По своей сути психологический элемент МПР представляет собой попытку анализа психологических процессов, возникающих у управляемого субъекта как реакция на воздействие юридической нормы, правоотношения или акта правоприменения.

Однако анализ указанных процессов по своему предмету относится скорее к психологии, нежели к юриспруденции. Кроме того, психологический МПР не является предметом исследования теоретиков права, вследствие чего указанный подход на сегодняшний момент нельзя признать самостоятельным и изучать в качестве общепризнанного или альтернативного.

Следует отметить, что исследования, осуществляемые на стыке различных наук (юриспруденции и психологии), приводят к существенному обогащению научных знаний. Тем более что отдельные элементы механизма правового регулирования уже исследовались и с психологической точки зрения. Например, О. Д. Ситковская исследовала психологию уголовной ответственности. Все правовое воздействие, весь механизм правового регулирования рассчитан на осознанное и волевое поведение субъектов общественных отношений.

Юридические факты могут складываться из волевых действий субъектов, динамика правоотношений в механизме правового регулирования также возникает в результате волевых и осознанных действий. Общеизвестно, что воля и сознание не являются сугубо юридическими понятиями. Это понятия психологические, а воздействие права на волю и сознание находится на стыке двух отраслей научного знания — психологии и юриспруденции. Без воздействия на волю и сознание правовое регулирование невозможно в принципе.

Вот почему нельзя отрицать психологические аспекты в исследовании МПР. Психологические аспекты как бы незримо присутствуют на всех этапах механизма правового регулирования. Естественно, что только одними психологическими аспектами нельзя охватить весь МПР.

Преобладающим в отечественной теории права является инструментальный подход к исследованию проблемы механизма правового регулирования. По мнению С. С. Алексеева, он охватывает весь комплекс средств и юридический инструментарий, работающие в процессе правового регулирования. В рамках инструментального подхода «под механизмом правового регулирования следует понимать взятую в единстве всю совокупность юридических средств, при помощи которых обеспечивается правовое воздействие на общественные отношения».

Для инструментального подхода характерно строгое деление правового регулирования на стадии. Первая стадия — регламентирование общественных отношений, нуждающихся в правовом опосредовании. Вторая стадия — воздействие юридических норм, в результате которого возникают или изменяются правовые отношения (субъективные юридические права и обязанности). Третья стадия — реализация субъективных юридических прав и обязанностей, в ходе которой правовое регулирование достигает своих целей — воплощается в поведении конкретных лиц.

Трем стадиям процесса правового регулирования соответствуют три основных элемента, или части, его механизма:

  1. юридические нормы;
  2. правоотношения;
  3. акты реализации субъективных юридических прав и обязанностей.

Наряду с этими тремя главными элементами механизма необходимо указать еще на два элемента: во-первых, на нормативные юридические акты и, во-вторых, на правосознание и правовую культуру. При этом происходит жесткая «привязка» отдельных элементов механизма правового регулирования к определенной стадии механизма.

Однако и в рамках наиболее распространенного инструментального подхода у ученых отсутствует единое мнение о самом понятии МПР, который характеризуется ими как «система правовых средств». Расхождения касаются определения количества элементов и признаков МПР. А. В. Малько считает, что МПР — система правовых средств, организованных наиболее последовательным образом в целях преодоления препятствий, стоящих на пути удовлетворения интересов субъектов права.

К признакам механизма правового регулирования исследователь относит: цель механизма правового регулирования; результативность механизма правового регулирования; средства достижения цели механизма правового регулирования. К. В. Шундиков в число признаков МПР включает: наличие своего специфического предмета; оказание особого, специально-юридического воздействия права, связанного с использованием специфических средств и методов; направленность на достижение особых юридических целей; реализация только в особой нормативно предусмотренной форме; достижение конкретных социальных результатов.

Н. М. Кропачев полагает, что механизм уголовно-правового регулирования представляет собой систему последовательно связанных элементов, состоящую из предмета правового регулирования; юридической нормы; юридических фактов; регулятивного и охранительного уголовно-правового отношения; уголовной ответственности.

Юридический факт приводит в действие правоотношения в механизме правового регулирования, сами акты применения права могут выступать в качестве юридических фактов, вступление в силу нормы права может обусловить возникновение юридического факта. Поэтому юридические факты в механизме правового регулирования следует рассматривать не обособленно, а как составную часть (другую сторону) того или иного компонента МПР.

С точки зрения М. П. Козюк, «основной каркас МПР составляют три звена, расположенные линейно, — юридические нормы, правоотношения, акты применения права». Иначе походит к решению рассматриваемой проблемы Б. В. Яцеленко. По его мнению, «элементами (компонентами) уголовно-правового регулирования являются уголовное право и общественные отношения, которые в силу имеющихся у них качеств можно рассматривать как относительно самостоятельные образования, подсистемы в системе уголовно-правового регулирования».

Линейное расположение элементов МПР не совсем точно отражает их взаимодействие, но оно может быть использовано из соображений удобства. Так, развитие правоотношений может изменяться различными юридическими фактами. В свою очередь, и акт применения права способен изменять правоотношения. Изменение существующей правовой нормы может приводить к изменениям в уже существующих правоотношениях. Механизм правового регулирования является сложной системой, которая в реальной действительности не соответствует линейной схеме.

Распространена точка зрения о включении в МПР юридических норм, правоотношений и актов реализации права. Однако ряд авторов в систему МПР включает большее количество элементов. В. К. Бабаев добавляет к элементам правового регулирования принципы права и правовую культуру, которые являются «сквозными» элементами, пронизывая весь механизм правового регулирования. Однако если они пронизывают весь механизм правового регулирования, вряд ли их можно назвать самостоятельными элементами механизма.

Кроме того, принципы права осуществляют не непосредственное, а опосредованное правовое регулирование, действуя на несколько ином уровне. С. А. Комаров к названным элементам добавляет правотворческий процесс, отмечая, что правовое воздействие представляет собой часть системы социального регулирования общественных отношений, а основным элементом управляющей и управляемой системы являются люди.

Само управление сводится к тому, что один из них воздействует на сознание и поведение других. А. М. Васильев включает в механизм правового регулирования следующие элементы: правовые принципы — правотворчество — правовые нормы — юридические факты — правоотношения — субъективное право — юридическая обязанность — индивидуальные акты реализации прав и обязанностей — правопорядок.

Р. К. Русинов определяет МПР как систему юридических средств, при помощи которых осуществляется правовое регулирование. Элементами механизма правового регулирования он называет нормы права, нормативно-правовые акты, акты официального толкования, юридические факты, правоотношения, акты реализации права, акты применения права. В качестве своеобразных элементов ученый выделяет правосознание и режим законности.

Однако Р. К. Русинов считает, что «элементы механизма правового регулирования воздействуют на общественные отношения не только специфически юридически, но под их влиянием формируются психологические установки, мотивы поведения людей». Нормативно-правовой акт включает в себя совокупность правовых норм. Поэтому вряд ли его стоит рассматривать в качестве самостоятельного элемента МПР. На наш взгляд, режим законности складывается в результате правового регулирования. Законность — один из результатов правового регулирования общественных отношений.

Если взять за основу другое понимание законности — как метода, режима государственного управления, — то и тогда вряд ли обоснованно будет определять законность в качестве элемента МПР. Ведь законность существует потому, что «есть законы, а законы существуют потому, что общество живет в условиях права, по праву». Если рассматривать законность как принцип права, принцип правового регулирования, то в литературе отмечается, что они действуют не непосредственно, а опосредованно, через другие правовые средства.

А. Д. Корецкий и В. А. Шабалин к числу элементов МПР добавляют правосознание, правотворчество и правопорядок. Включение в механизм МПР правосознания и правотворчества достаточно спорно и зависит от того, как рассматривать МПР. Известно, что само правосознание складывается под воздействием правовых норм. Сформированное правосознание есть результат воздействия воспитательной функции права. После того как правовое сознание сложилось, оно в порядке обратной связи начинает оказывать воздействие на поведение субъекта.

Правосознание формируется в результате правового воздействия, а не правового регулирования. Право не способно полностью регулировать внутренний мир человека. Сложившийся в обществе правопорядок также есть результат правового регулирования, а не само правовое регулирование общественных отношений, и только в плане обратной связи правопорядок способен оказывать воздействие на общественные отношения.

Именно поэтому А. М. Витченко обоснованно рассматривает правовые принципы, правовую культуру, правосознание, правотворческий процесс как элементы механизма правового воздействия, а не механизма правового регулирования. С. С. Алексеев отмечает, что правосознание имеет в МПР общее значение. Оно не является какой-то обособленной частью механизма, а пронизывает этот механизм, отражает его, воздействует на него в целом.

Б. В. Яцеленко, наоборот, несколько сужает механизм уголовно-правового регулирования, включая в него уголовное право и охранительное уголовно-правовое отношение, возникающее в результате совершения преступления. Здесь следует возразить, указав, что в сфере уголовно-правового регулирования реализуются не только охранительные, но и регулятивные правоотношения, а реализация наказания невозможна без акта применения права — приговора суда.

В. П. Казимирчук, применяя социологический подход в изучении МПР, включает в него большее количество элементов. К элементам социального механизма действия права он относит: управляющие социальные системы — государственное и социальное управление, формирующие цели правового регулирования; социальные факторы, опосредующие действие права и одновременно с правом влияющие на общественные отношения; информационное, нормативно-оценочное и социально-психологическое воздействие, формирующее поведение; регулируемые социальные системы (общество, коллектив, личность), являющиеся субъектами общественных и правовых отношений; поведение — правомерное и социально активное — субъектов права как финальный момент действия права.

Позиция Н. Л. Граната и В. В. Лазарева заключается в своеобразном синтезе инструментального и социологического подходов. Они предлагают обобщающее понятие — «механизм государственно-правового регулирования общественных отношений». Механизм государственно-правового регулирования — это «механизм, с помощью которого достигаются цели права и государства».

По их мнению, этот механизм состоит из следующих элементов: механизма правового регулирования с его стадиями; социального механизма действия права; психологического аспекта действия права; кибернетического аспекта действия права; государственного аспекта действия права. В структуре механизма государственно-правового регулирования сам механизм правового регулирования выступает в качестве определенного элемента.

Схоже с понятием государственно-правового регулирования общественных отношений определение МПР с позиций системно-структурного подхода. Так, А. Д. Корецкий пишет: «Если инструментальный подход акцентирует внимание большей частью на "техническом" аспекте МПР, то системно-структурный включает "побудительный" (правосознание) и "контролирующий" (законность и правопорядок), т. е. пытается проследить не только государственно-властную деятельность по претворению юридических норм в жизнь, но и их преломление в сознании индивида».

По мнению А. Д. Корецкого, «механизм правового регулирования в широком смысле есть совокупность непосредственно-социальных и юридических средств объективизации и реализации норм естественного права, призванных обеспечить стабильность общественных отношений путем наиболее оптимального сочетания общественных и индивидуальных интересов членов социума в целях создания условий для прогрессивного развития каждой личности, а также реализации ее прав и свобод».

В структуру МПР входят: «юридическая норма, юридический факт, юридическое отношение и акты индивидуального нормативного регулирования». При всей оригинальности подхода, предполагающего включение в понятие МПР «норм естественного права», А. Д. Корецкий дает классическую структуру МПР: юридическая норма, юридический факт, юридическое отношение и акты индивидуального нормативного регулирования.

Различные подходы к изучению МПР не являются взаимоисключающими, а наоборот, дополняют друг друга, облегчая всестороннее исследование механизма правового регулирования. А. Д. Корецкий критикует инструментальный подход на том основании, что МПР следует рассматривать не как набор отдельных юридических средств, а как динамичную систему взаимодействия правовых явлений, которые в своей совокупности в целом осуществляют регулирование общественных отношений.

На наш взгляд, и в рамках инструментального подхода происходит исследование различных элементов МПР в их взаимодействии, никто из ученых не стремится исследовать МПР в статике. Нельзя отрицать значение инструментального метода на том основании, что для него характерно изучение МПР в неком застывшем состоянии.

МПР состоит из следующих элементов: правовой нормы, правоотношений, актов применения права. Мы не включаем в МПР такие элементы, как юридические факты и акты реализации субъективных прав и обязанностей. Юридические факты невозможно рассматривать в отрыве от правоотношений, поскольку именно юридические Факты приводят правоотношения в действие, превращая их из моделей в реальность, а также обусловливают их изменение и прекращение. Акты реализации субъективных прав и обязанностей реализуются в правоотношениях и характеризуют правоотношения в действии, в движении. Поэтому мы и не рассматриваем их в качестве самостоятельного элемента механизма правового регулирования.

МПР и смежные понятия. Исследования механизма правового регулирования обусловили изучение ряда смежных проблем: «механизма действия права», «механизма правового воздействия», «механизма действия закона», «социального механизма действия права», «механизма правовой охраны», «механизма государственно-правового воздействия», «механизма уголовно-правового воздействия».

В конечном итоге исследования смежных проблем способствовали и развитию теории механизма правового регулирования. Понятие МПР не равнозначно соотносится со смежными понятиями: «механизм правового воздействия», «механизм правовой охраны», «механизм действия права», «механизм государственно-правового воздействия».

Понятие механизма правового воздействия или его отраслевых разновидностей шире, чем понятие механизма правового регулирования. МПР — это часть механизма правового воздействия. Юридические средства, комбинируясь определенным образом, участвуют в правовом регулировании и правовом воздействии. Правовое воздействие состоит во взятом в единстве и многообразии процессе влияния права на социальную жизнь, сознание и поведение людей. «Различия между правовым регулированием и правовым воздействием состоят в следующем.

Во-первых, предмет правового регулирования несколько уже предмета правового воздействия. В последний входят и такие экономические, политические, социальные отношения, которые правом не регулируются, но на которые оно так или иначе распространяет свое влияние.

Во-вторых, если правовое регулирование как специально-юридическое воздействие связано с установлением конкретных юридических прав и обязанностей субъектов, с прямыми предписаниями о должном и возможном, то правовое воздействие не всегда связано с прямыми предписаниями. Если первое означает осуществление правовых норм через правоотношения, то второе — не обязательно».

Понятие механизма правовой охраны акцентирует внимание на охранительном аспекте МПР, но сложно представить себе такую охрану, которая бы не выражалась в регулировании общественных отношений. Механизм правового регулирования представляет собой единый регулятивно-охранительный процесс. Регулируя, нормы права вместе с тем и охраняют, а охраняя — регулируют. При осуществлении регулятивной функции опосредуется и реализация охранительной. В этой связи следует поставить вопрос о теоретической правильности определения механизма правовой охраны в отрыве от механизма правового регулирования.

Механизм социального действия права — наиболее широкое и емкое понятие, в нем механизм правового регулирования выступает в роли части общего механизма действия права. В. И. Гойман определяет механизм действия права как «сложно организованную систему социально-правовых средств (принципов, предписаний, институтов, действий или мер социального и юридического свойства), рассматриваемую в единстве и во взаимосвязи с социальной деятельностью людей, их интересами и потребностями и связанную с обеспечением (направлением, подчинением, поощрением) достижения цели этой деятельности в определенных общественных условиях и конструктивными способами». В механизм действия права автор включает следующие элементы: социально-юридические средства; социального субъекта, функционирующего в сфере действия права; социально-правовые условия (социально-правовую среду). Количество элементов механизма действия права и механизма правового регулирования не совпадают ни по качественным, ни по количественным характеристикам.

Л. Н. Завадская пишет о механизме реализации права следующее: «Механизм реализации права выступает как система правовых средств, которая способна обеспечить влияние, контроль общества за государством». Смысл механизма реализации права она видит в том, чтобы выявить, как право «переводится в закон и, главное, посредством каких механизмов оно утверждается в жизни».

По ее мнению, механизм реализации права включает в себя как возникновение норм права, так и их осуществление в деятельности субъектов общественных отношений. Для авторской позиции Л. Н. Завадской характерно использование инструментального, психологического и структурного подходов к исследованию механизма реализации права. Применение различных приемов и методов в исследовании МПР только обогащает знания о нем, и ни один метод не противоречит другому. Противоречия могут начинаться на несколько ином уровне: когда пишут о механизме правового регулирования, а фактически рассматривают механизм правового воздействия.

Isfic.Info 2006-2017