Общая теория юридической ответственности

Понятие правоотношения юридической ответственности


Право, запрещая одни действия, поощряя другие, предписывая третьи, определяет дозволенные рамки поведения людей и деятельности организаций. Оказывая влияние на волю и сознание субъектов общественных отношений, оно опредмечивается в их поведении и деятельности, уже урегулированных нормами права. Реально существующие общественные отношения в результате правового воздействия обретают особую правовую форму, становятся правоотношениями.

В правоотношениях отражается ценность права как властного регулятора, как инструмента воздействия на социальную действительность. Правоотношения есть не что иное, как право в жизни. Это своеобразное бытие права. Поэтому практически любой вопрос о праве является одновременно и вопросом о правоотношении.

Проблематике правоотношений в разные годы посвящали свои труды С. С. Алексеев, Н. Г. Александров, Ю. И. Гревцов, В. М. Горшенев, В. М. Ведяхин, Н. М. Кропачев, С. Ф. Кечекьян, Н. И. Матузов, В. С. Прохоров, Ю. Г. Ткаченко, Р. О. Халфина и другие ученые.

Несмотря на это, вплоть до настоящего времени остаются дискуссионными вопросы понятия, содержания, формы правоотношения, существования абсолютных и общерегулятивных правоотношений, взаимосвязи материальных и процессуальных правоотношений, различия или тождества правовых связей и правовых отношений. Между тем все указанные общие проблемы так или иначе связаны с юридической ответственностью и правоотношениями юридической ответственности. Ведь по своей сути проблемы теории правоотношений юридической ответственности есть часть проблемы правоотношений в целом.

Юридическая ответственность тесно связана с правовыми отношениями. Исследование закономерностей юридической ответственности, ее сущности порождает необходимость обращения к проблемам правоотношений. Юридическая ответственность немыслима вне правоотношений, более того, она осуществляется в рамках этих правоотношений, а некоторые исследователи рассматривают юридическую ответственность как правовое отношение, ставя знак равенства между правоотношением и юридической ответственностью.

В правовой науке существует три подхода к определению правоотношения. В одном случае под правоотношением понимаются субъективные права и юридические обязанности, представляющие модели возможного и должного поведения субъектов права (правоотношение как модель поведения). В рамках второго подхода под правоотношением понимается фактическое отношение, урегулированное нормой права.

Существует и третья точка зрения, согласно которой правоотношение рассматривается как единство модели и отношения. Общественное отношение не может обрести правовую форму, если последняя не будет смоделирована в правовой норме как образ поведения людей, деятельности организаций и государственных органов. «Реальным, жизненным единством является единство формы и содержания — правоотношения и общественного отношения, формой которого выступает правоотношение».

«Правоотношение как форма соответствующего общественного отношения создается нормой права. Глубинная закономерность соответствия формы и содержания выражается здесь в том, что норма должна правильно отразить объективные требования, предъявляемые данным содержанием к его форме». Логично предположить, что «правоотношение-модель» играет роль первой стадии правоотношения, статики добровольной формы реализации ответственности.

Оно существует в виде абстрактного должного и возможного поведения участников общественных отношений и превращается в реальное общественное отношение, урегулированное нормами права, с наступлением юридически значимых фактов.

Недостаточная разработанность теории правоотношений юридической ответственности обусловливает разнообразие трактовок соответствующего понятия. Одни ученые полагают, что такие правоотношения охватываются понятием «охранительные правоотношения»; другие включают в понятие этих правоотношений как материальные, так и процессуальные аспекты, таким образом объединяя процессуальные и материальные правоотношения в единое правоотношение; третьи отмечают ущербность данной концепции, указывая, что формой жизни уголовного закона (материальных отношений ответственности) являются процессуальные и исполнительные правоотношения; четвертые утверждают, что правоотношение ответственности является частью охранительного правоотношения.

В гражданско-правовой литературе рассматриваемые правоотношения называют охранительно-исковыми. Между тем по своим целям, последствиям, направленности правоотношения, возникающие в связи с фактом совершения правонарушения, существенно отличаются как от регулятивных, так и от процессуальных правоотношений. Спорным представляется и мнение о существовании внутри охранительного правоотношения еще одного отношения, так как охранительные правоотношения — это обобщенное родовое понятие, а отношение ответственности является разновидностью охранительного правоотношения.

Как уже отмечалось, некоторые ученые именуют правоотношения, возникающие в связи с юридическим фактом совершения правонарушения, правоотношениями ответственности, и считают их охранительными правоотношениями, хотя и вкладывают в данное понятие типичное для отношений юридической ответственности содержание. Хотя суть не в терминологии, однако термин «правоотношения ответственности» имеет право на самостоятельное существование.

Во-первых, понятие «охранительное правоотношение» очень емкое, поскольку включает в себя и те отношения, которые либо вообще не связаны с юридической ответственностью, либо с ней связаны, но в них юридическая ответственность не реализуется. Во-вторых, основания, а также содержание прав и обязанностей субъектов правоотношений юридической ответственности специфичны и отличают рассматриваемые отношения от иных охранительных правоотношений.

Следовательно, можно прийти к выводу о том, что правоотношения юридической ответственности являются разновидностью охранительных правоотношений, а охранительные правоотношения — это родовое понятие по отношению к правоотношениям юридической ответственности. Употребление термина «правоотношения юридической ответственности» еще не означает, что мы ставим знак равенства между правоотношением юридической ответственности и юридической ответственностью. Юридическая ответственность — это атрибут правоотношения юридической ответственности. Е. Я. Мотовиловкер применительно к уголовной ответственности отмечает: «Уголовная ответственность — это элемент уголовного правоотношения, которое является охранительным по своему характеру».

Правоотношения юридической ответственности возникают с момента совершения правонарушения между лицом, совершившим правонарушение, и государством (в лице уполномоченных органов). Прекращается указанное правоотношение с момента исчезновения всех правовых последствий, вытекающих из факта правонарушения, с того момента, когда будут полностью реализованы взаимные права и обязанности субъектов юридической ответственности.

Правоотношение ответственности — это властеотношение, основанное на государственном принуждении. Элементами правоотношения выступают права и обязанности правонарушителя и государства. Обязанности правонарушителя сопутствует государственное принуждение. Юридическая ответственность имеет такое свойство, как нормативность, а нормативность юридической ответственности, как и нормативность права, предполагает возможность государственного принуждения.

И если до совершения правонарушения государственное принуждение существовало именно как возможность, то с возникновением конкретного правоотношения юридической ответственности эта возможность в связи с реализацией взаимных прав и обязанностей перерастает в реальную действительность. Государственное принуждение заложено в самой норме, предусматривающей юридическую ответственность, а государственный аппарат — всего лишь субъект реального осуществления государственного принуждения.

«Правоотношения ответственности представляют собой властеотношения, складывающиеся между государством и правонарушителем. Возникает оно в момент совершения правонарушения и прекращается, по общему правилу, тогда, когда назначенное правонарушителю наказание будет реализовано». Отношения юридической ответственности — это отношения, складывающиеся по вертикали: их субъекты не равны между собой, поскольку по своей природе они являются государственно-властными отношениями, один из сторон которых обладает правомочием и фактической способностью реализовывать карательное воздействие.

В рамках правоотношения ответственности осуществляется применение юридической ответственности. В нем праву и обязанности государства корреспондирует право и обязанность правонарушителя под принуждением претерпеть неблагоприятные правоограничения. Итог развития отношений ответственности — реальное претерпевание неблагоприятных правоограничений. Отношение юридической ответственности может выступать только в качестве правоотношения. Вне правовой формы оно существовать не может.

Правоотношение ответственности в своей динамике представляет собой результат действия правовой нормы, а реальное общественное отношение, облаченное в правовую форму, осуществляется в соответствии с предписаниями правовой нормы, предусматривающей юридическую ответственность. В итоге правоотношение ответственности предстает как единство формы и содержания.

Правоотношения ответственности — разновидность материальных правоотношений. Ввиду того, что юридическая ответственность является институтом материального права, мы не включаем в содержание правоотношений ответственности процессуальные отношения, хотя именно они и приводят к юридическим фактам, обусловливающим Динамику материально-правовых отношений ответственности.

Речь идет об отношениях, связанных с возбуждением уголовного дела, получением доказательств, применением мер пресечения, мер обеспечения иска, мер обеспечения возможной конфискации имущества и т.д. В данном случае следует оговориться: мы признаем существование процессуальной ответственности, но она в основном базируется на материально-правовых нормах; любая процессуальная отрасль права имеет своеобразные материально-правовые «вкрапления», равно как и любая материальная отрасль права в своем содержании не лишена процессуальных элементов.

О. Э. Лейст не согласен с тем, что «какая-то часть правовых отношений, связанных с правонарушением, оказалась, таким образом, за пределами юридической ответственности». Отстаивая свою позицию, он отмечает: «Вопреки распространенному варианту идеи уголовного правоотношения, мы стремимся доказать, что преступник не сам несет ответственность, а должен быть обнаружен и привлечен к ней; что обвиняемый не обязан, а вправе не отвечать, а защищаться от обвинения; не подвергнуть себя наказанию, а добиваться истины по делу».

Мы не оспариваем, разумеется, основных процессуальных прав лица, привлекаемого к юридической ответственности. Но суть не в этом. С одной стороны, процессуальное правоотношение может развиться только ввиду возникновения материального отношения ответственности, с другой стороны, динамика материально-правового отношения возникает лишь в связи с развитием процессуальных отношений, что отражает двустороннюю связь материально-правовых и процессуальных отношений.

«Уголовное право может регулировать общественные отношения, возникающие вследствие совершения преступления, только путем предоставления соответствующим субъектам определенных субъективных прав и возложения на них юридических обязанностей». В течение некоторого времени правоотношение ответственности может пребывать в статическом состоянии (в виде модели), не реализуясь, что не дает, однако, оснований отрицать его реальность, поскольку реальность отношений ответственности создает материальную основу деятельности государственных органов, направленную на раскрытие правонарушения и изобличение виновного.

Уголовно-процессуальные отношения приводят в движение уголовно-правовые отношения. Например, возбуждение уголовного дела — процессуальное действие, а само постановление о возбуждении уголовного дела — процессуальный акт, свидетельствующий о возникновении уголовно-процессуальных отношений, но не влияющий на содержание уголовно-правовых отношений.

Противоречия между правами и обязанностями, вытекающими из материального правоотношения, и правами и обязанностями, которые следуют из процессуального правоотношения, существуют только на первый взгляд. Глубоко вникнув в характеристики упомянутых категорий, можно прийти к выводу об их направленности на достижение единой цели. С момента совершения правонарушения у правонарушителя появляется обязанность подвергнуться неблагоприятным последствиям, указанным в санкции правовой нормы.

Именно с этого момента появляется и право на применение к нему именно той меры ответственности, которая предусмотрена заданное правонарушение, с соблюдением всех материально-правовых правил назначения наказания (взыскания). Одновременно у государства появляются обязанность и право возложить на правонарушителя ответственность.

Именно эти обязанность и право государства и вызывают к жизни процессуальные отношения (оперативные работники устанавливают правонарушителя, следователь возбуждает уголовное дело и т.п.), которые являются производными от правоотношений юридической ответственности и выполняют по отношению к ним служебную роль. Процессуальные права не давать показаний и защищаться всеми не противоречащими закону способами, появляются позже, после совершения соответствующих процессуальных действий (возбуждения уголовного дела, задержания по подозрению в совершении преступления, вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого).

Обязанность, которая лежит на правонарушителе, не противоречит его процессуальным правам, поскольку это обязанность подвергнуться неблагоприятным последствиям, вытекающим из факта совершения правонарушения, а не обязанность давать показания или отвечать по предъявленному обвинению. Обязанность быть подвергнутым неблагоприятным последствиям, вытекающим из факта совершения правонарушения, и право не давать показания находятся в разных плоскостях, в содержании разных правоотношений.

Аналогичным образом и гражданско-процессуальные отношения приводят в динамику материальное отношение гражданско-правовой ответственности. Иск и признание прав в судебном решении являются процессуальными действиями, производимыми в рамках процессуальных правоотношений по поводу судебной защиты. Содержание иска складывается из двух элементов: требования к суду и сведений об основании и предмете этого требования. Формой иска является исковое заявление.

Формой признания — судебное решение. Следовательно, ни исковое требование, ни судебное признание не только не являются материально-правовыми действиями, но и не должны рассматриваться в качестве материально-процессуальных действий. Процессуальные отношения выступают в качестве формы, способа осуществления норм материального права. Процессуальные отношения, являясь формой материальных правоотношений ответственности, служат законными средствами их развития и реализации.

Взаимосвязь материально-правовой обязанности и процессуальных прав правонарушителя заключается в том, что благодаря процессуальным правам достигается справедливая и законная реализация материально-правовой обязанности, а процессуальные права нарушителя ограничивают действия правоохранительных органов или, наоборот, возлагают на них ряд обязанностей, связанных с обеспечением прав правонарушителя. Вместе с тем «процессуальные правовые отношения обладают несомненной спецификой.

Во-первых, это всегда отношения правовые. Во-вторых, они носят вторичный, производный характер, поскольку возникают по поводу действительного или предполагаемого отношения юридической ответственности. Развитие, изменение и прекращение процессуальных отношений зависит от отношения ответственности. В то же время процессуальные отношения активны, имеют властный характер и в силу этого обеспечивают динамику лежащего в их основе материального правоотношения».

А. Ф. Черданцев и С. Н. Кожевников хотя и различают отношения ответственности и процессуальные отношения, но несколько иначе подходят к этой проблеме.

Определяя ответственность как элемент правоохранительных отношений, возникающий на базе нормы права, которая определяет фактическое основание и меру ответственности, исследователи отмечают, что «от указанных отношений следует отличать правоотношения, в рамках которых формируется, конституируется, воплощается потенциальная ответственность в ответственность конкретного субъекта (процессуальные отношения), и правоотношения, в рамках которых реализуется ответственность (исполнительное производство в гражданском процессе, исполнение наказания в исправительно-трудовом праве)». Непосредственно с этим связана следующая часть параграфа.

Isfic.Info 2006-2017