Общая теория юридической ответственности

Взаимосвязи функций юридической ответственности


В теории права и отраслевых исследованиях часто можно столкнуться с удвоением названий функций юридической ответственности: карательно-превентивная, превентивно-воспитательная, восстановительно-карательная. На наш взгляд, речь должна идти не о «двойственных» функциях, а об их взаимодействии.

Система функций юридической ответственности достаточно сложна, поскольку предполагает одновременное действие различных взаимодополняющих функций. Зачастую существование одной функции юридической ответственности немыслимо без существования другой. Значение взаимодействия проявляется в функциональных связях правовых норм, ведь «в пределах единого права отдельные группы юридических норм выполняют различные функции, поэтому они лишь в определенной системе, в определенном сочетании оказывают правовое воздействие на общественные отношения».

Сложность проблемы заключается еще и в том, что различные функции юридической ответственности могут осуществляться при помоги одинаковых способов, что, однако, не является основанием для их отождествления или «удвоения», так как функции юридической ответственности необходимо различать и по другим признакам. Кроме того, регулятивная, превентивная, воспитательная функции призваны не допустить возникновения карательной и восстановительной функций. В случае совершения правонарушения воспитательная функция должна исправить личность и смягчить потенциал карательной функции.

Функции юридической ответственности осуществляются не изолированно друг от друга, а в системе, поскольку осуществление одной функции юридической ответственности невозможно без осуществления другой.

Функции юридической ответственности осуществляются при помощи определенных правовых средств: предписаний, дозволений, запретов, ограничений, поощрений и т.д. Данный набор правовых средств для многих функций остается неизменным, а меняется только их соотношение. В осуществлении одних функций преобладают запреты и ограничения, а других — дозволения. Однако общим для всех функций юридической ответственности является их принудительно-властный характер, который в определенной степени отражает как сущность права, так и сущность юридической ответственности.

Взаимосвязи регулятивной и карательной функций юридической ответственности. Исследование взаимосвязей и соотношения регулятивной и карательной функций позволяет глубже вникнуть в суть правового института юридической ответственности, определить место регулятивной и карательной функций юридической ответственности среди других функций и выявить единство добровольной и государственно-принудительной форм реализации юридической ответственности.

Регулятивная функция юридической ответственности призвана закрепить, упорядочить и оформить динамику общественных отношений. Она отражает и формирует стержень, основу юридической ответственности. Без регулятивной функции юридической ответственности невозможна реализация других функций. Так, если соответствующие общественные отношения не будут закреплены в правовых нормах, если на правовой основе не разовьется динамика общественных отношений, то нечего будет предупреждать.

Ведь предупредительная функция направлена на недопущение нарушения общественных отношений, урегулированных посредством регулятивного воздействия юридической ответственности. Соответственно, без правового закрепления тех или иных общественных отношений невозможно и совершение правонарушения, ведь правонарушение посягает на уже урегулированные и охраняемые общественные отношения. Как верно отмечает Т. Н. Радько, прежде чем наступит юридическая ответственность, должен быть нарушен правовой запрет, а прежде чем его можно будет нарушить, он должен быть установлен законодателем.

Как известно, регулятивно-статическая функция закрепляет в правовых нормах, предусматривающих юридическую ответственность, как разрешенный, так и запрещенный вариант поведения и юридически значимые последствия, которые могут наступить как в случае совершения правомерных поступков, так и в случае совершения противоправных поступков.

Получается, что возможность реализации карательной функции юридической ответственности, суть которой заключается в разнообразных правоограничениях, которые она несет для правонарушителей, закрепляется именно регулятивно-статической функцией юридической ответственности. Возникает вопрос: а с чем связано такое значение регулятивной функции юридической ответственности? Думается, что ответ кроется в свойствах права в целом.

Как отмечает М. И. Байтин, «по характеру воздействия на общественные отношения у права выступает на передний план главная, определяющая смысл его существования как особой нормативной системы функция правового регулирования, кратко именуемая регулятивной. Данная функция получает практическое воплощение в трех общих, основных, собственно юридических функциях права, распространяемых на действующую систему права в целом: регулятивно-статической, регулятивно-динамической и регулятивно-охранительной».

Следовательно, регулятивные возможности существуют и у карательной функции юридической ответственности, которая является одним из проявлений охранительной функции права, но это не означает, что регулятивная функция «растворяется» в других функциях юридической ответственности, а лишь подчеркивает степень взаимосвязанности различных функций юридической ответственности.

Суть карательной функции юридической ответственности состоит в осуждении, лишении и ограничении прав и свобод правонарушителя, а правонарушитель выступает участником правоотношений юридической ответственности. Правоотношения юридической ответственности — это разновидность общественных отношений, облаченных в правовую форму, а возникновение, изменение и прекращение правоотношений ответственности есть результат функционирования юридической ответственности. В этой связи и возникает вопрос: а под воздействием какой функции появилось и развилось правоотношение юридической ответственности?

В содержание правоотношения юридической ответственности входят права и обязанности сторон этого правоотношения. С момента совершения правонарушения у государства (в лице его уполномоченных органов) появляются право и обязанность применить к правонарушителю тот комплекс правоограничений, который предусмотрен санкцией нарушенной нормы; одновременно уполномоченные органы обязаны действовать в строгом соответствии с теми предписаниями, которые регламентируют процессуальные и материальные аспекты юридической ответственности.

Деятельность уполномоченных органов не может регулироваться карательной функцией, поскольку карательная функция осуществляется в отношении правонарушителя, а не правоприменителя. Правоприменитель является субъектом, осуществляющим карательную функцию, а не субъектом, в отношении которого эта функция осуществляется, однако его деятельность регулируется и складывается под воздействием регулятивной функции.

С другой стороны, правоприменитель под воздействием регулятивной функции осуществляет карательную функцию юридической ответственности, т. е. приводит в действие механизм правоприменения. Именно на правоприменителе лежит обязанность осудить правонарушителя и применить к нему меры юридической ответственности. Данная обязанность должна быть первоначально закреплена в правовых нормах, однако до того момента, пока субъект не совершит правонарушения, правоприменитель не может реализовать ее, поскольку отсутствуют соответствующие основания.

Эта обязанность существует как закрепленная в праве абстракция — привлечь субъекта к ответственности в случае совершения им правонарушения. В случае совершения правонарушения приводится в действие сложный механизм правоприменения. Карательная функция юридической ответственности не может развиться без приведения в действие этого механизма. Это одна из особенностей карательной функции юридической ответственности, отличающая ее от регулятивной функции юридической ответственности.

Таким образом, права и обязанности правоприменителя как участника правоотношений юридической ответственности складываются под воздействием регулятивной функции, права и обязанности правонарушителя первоначально закреплены регулятивно-статической функцией, а вот реализация правоограничений, применяемых к правонарушителю, обусловлена развитием динамики карательной функции юридической ответственности.

Как уже отмечалось, с момента совершения правонарушения у правонарушителя появляется обязанность, вытекающая из факта совершения правонарушения. Если обратиться к содержанию этой обязанности, то оно будет заключаться в претерпевании осуждения, лишений личного, имущественного и неимущественного характера, т. е. правоограничений.

Данные правоограничения, закрепленные в своей статике в санкции правовой нормы, в результате регулятивно-статического воздействия юридической ответственности реализуются уже в отношении правонарушителя при помощи карательного воздействия, но сами по себе бездеятельности правоприменителя они не могут реализоваться, а деятельность правоприменителя регулируется посредством регулятивной функции.

Таким образом, отвечая на поставленный выше вопрос, приходим к выводу: правоотношение юридической ответственности складывается под воздействием как карательной, так и регулятивной функции, а карательная функция не может возникнуть и тем более реализоваться без регулятивного воздействия.

В содержание правоотношений юридической ответственности входят не только обязанности правонарушителя, но и его права, которые закрепляются посредством регулятивно-статического воздействия, а реализация этих прав обусловлена регулятивно-динамическим воздействием. Следует отметить, что правоотношение юридической ответственности одно, но складывается оно под воздействием различных функций юридической ответственности.

«В процессе регулирования общественных отношений, где реализуется регулятивное назначение права, существует лишь возможность привлечения к ответственности. Это служит одним из стимулов правомерного поведения граждан, здесь реализуется активная ответственность субъектов права, проявляется их ответственное отношение к требованиям правовых норм», — отмечает Т. Н. Радько. С данным суждением можно согласиться, однако здесь необходимы некоторые уточнения.

Регулятивное назначение права заключается не только в регулировании общественных отношений, не связанных с совершением правонарушения. Как уже указывалось, карательное воздействие ограничивает правовой статус правонарушителя. Правовой статус правонарушителя представляет собой совокупность прав и обязанностей, куда входят права и обязанности, как свойственные всем субъектам, так и характерные исключительно для правонарушителя.

Реализация прав и обязанностей (реализация правового статуса), характерных только для правонарушителя, выражается в его поведении (юридически значимом действии или бездействии) и сопряжено с ограничением других прав. Такое поведение является волевым и урегулированным, складывается оно под воздействием карательной функции. Несмотря на то что карательная функция ограничивает права и свободы, она одновременно регулирует поведение правонарушителя, а следовательно, и общественные отношения, одним из участником которых выступает правонарушитель.

Кара заключается не только в претерпевании субъектом неблагоприятных ограничений, но и в регулировании его поведения. Обычно в юридической литературе утверждают, что поведение субъекта до момента совершения правонарушения является правомерным. Но если субъект после совершения правонарушения не нарушает режима в местах лишения свободы, не скрывает своего имущества от описи и конфискации, добровольно уплачивает штраф, разве его поведение не является правомерным?

Безусловно, это правомерное поведение, которое складывается уже не под воздействием дозволений, предписаний, позитивных обязываний, а под воздействием неблагоприятных для правонарушителя ограничений. Смысл карательной функции заключается не только в ограничении правонарушителя, но и в формировании его правомерного поведения как в период претерпевания неблагоприятных правоограничений, так и в будущем. В этом, на наш взгляд, проявляется еще один аспект взаимосвязи кары и регулирования.

Формирование правомерного поведения субъектов общественных отношений, следствием чего становится упорядоченное, нормальное функционирование общественных отношений, в юридической науке рассматривается как результат воздействия регулятивной функции юридической ответственности. Как было указано выше, карательная функция, осуществляемая в отношении правонарушителя, также приводит к социально полезному результату — к конкретным правовым ограничениям и сформированному правомерному поведению.

Сформированное правомерное поведение как результат воздействия карательной функции приводит к упорядочиванию общественных отношений. Регулятивная функция тоже приводит к упорядочиванию общественных отношений, но это отношения, которые функционировали до момента совершения правонарушения и функционирование которых было нарушено противоправным поведением.

Таким образом, юридически значимые последствия карательной функции и регулятивной функции юридической ответственности схожи по своей внешней форме — создание упорядоченного состояния общественных отношений, но различны по своему внутреннему содержанию. Если для регулятивной функции юридической ответственности это отношения, не связанные с совершением правонарушения, то для карательной функции это отношения, вытекающие из юридического факта правонарушения.

Выявляя взаимосвязи карательной и регулятивной функций юридической ответственности, мы неизбежно сталкиваемся с противоречиями, когда устанавливаем возможность регулирования общественных отношений при помощи как карательной, так и регулятивной функции. Это объясняется взаимопроникновением функций юридической ответственности, одновременностью их осуществления, использованием схожих правовых средств и общим свойством права — быть средством правового регулирования общественных отношений.

Получается, что при осуществлении карательной функции юридической ответственности происходит: во-первых, ограничение прав и свобод правонарушителя; во-вторых, регулирование общественных отношений; в-третьих, охрана общественных отношений от возможных будущих нарушений.

Осуществление карательной функции юридической ответственности опосредует нормальное функционирование отношений, взятых под уголовно-правовую охрану. Такое свойство карательной функции обусловлено минимум двумя моментами. Во-первых, карательная функция исключает субъекта из определенного круга общественных отношений, следовательно, способствует их нормализации. Во-вторых, информационное воздействие (информация об осуществлении кары) удерживает других участников общественных отношений от совершения правонарушений и таким образом обеспечивает нормальную динамику общественных отношений, взятых под правовую охрану.

Взаимодействие карательной и регулятивной функций юридической ответственности можно проследить и на основе способов их осуществления. Сужая имущественную сферу, осуждая правонарушителя и т.п., правоприменитель реализует появившуюся у него обязанность, а правонарушитель, претерпевая осуждение, ограничения, в свою очередь, реализует появившуюся у него новую обязанность, которой не существовало до юридического факта правонарушения-

Получается, что обязанности служат способами осуществления как карательной, так и регулятивной функции юридической ответственности, но содержание этих обязанностей различно, и эти обязанности не тождественны друг другу.

Такое соотношение карательной и регулятивной функций, на наш взгляд, обусловлено тем, что они являются парными юридическими категориями. Проблемы парных юридических категорий детально изучены А. В. Малько. Между обязанностями, которые используются для осуществления карательной и регулятивной функций юридической ответственности, есть и общие черты, и различия. Объединяет их то, что они являются составляющими правового регулирования и юридическими средствами правового регулирования. В них отражается властная природа юридической ответственности.

Различия состоят в следующем. Первая обязанность, характерная для осуществления регулятивной функции, служит средством удержания от совершения правонарушения и несет в себе информацию о разрешенном и одобряемом поведении, а также об отсутствии неблагоприятных последствий в случае соблюдения этой обязанности. Вторая обязанность, характерная для осуществления карательной функции, является следствием несоблюдения первой и несет в себе информацию о неблагоприятных последствиях, которые должен претерпеть правонарушитель.

Соотношение карательной и регулятивной функций можно рассмотреть и на основе других способов их осуществления. Способами осуществления регулятивной функции служат не только обязанности, но и поощрения, а противовес поощрения — наказание, осуждение и другие неблагоприятные последствия, которые обязан претерпевать правонарушитель.

Регулятивная функция, использующая в качестве способа осуществления поощрение, является одним из средств упорядочивания и «мягкого» контроля над поведением субъектов общественных отношений. Карательная функция, использующая в качестве одного из способов осуществления наказание, также служит средством контроля, но уже за поведением правонарушителя, претерпевающего неблагоприятные правоограничения. При осуществлении карательной функции преобладают правоограничения, ущемляющие основные права и свободы граждан.

Регулятивная функция в основном использует дозволения и позитивные обязывания. Регулятивная функция, как и карательная, в качестве способов осуществления использует обязанности, но эти обязанности, в отличие от обязанностей, которые используются для осуществления карательной функции, не ущемляют права и свободы граждан, они не носят неблагоприятного характера для субъекта и не связаны с его осуждением (порицанием).

Взаимосвязь и соотношение карательной и регулятивной функций можно выявить и на основе соотношения тех целей, которые они преследуют. Наличие общих целей у карательной и регулятивной функций свидетельствует о едином механизме осуществления юридической ответственности, о целостности этого сложного правового института.

В качестве перспективных целей юридической ответственности указывают в частности на цели формирования гражданского общества и построения правового государства. В достижении этих целей принимают участие все функции юридической ответственности (в том числе карательная и регулятивная).

Как известно, признаками правового государства являются неотвратимость ответственности и взаимная ответственность субъектов общественных отношений. За общественно опасные деяния юридическая ответственность должна неотвратимо закрепляться в правовых нормах (проявление регулятивно-статической функции), а за нарушение урегулированных и охраняемых общественных отношений неотвратимо должна развиваться и реализовываться карательная функция юридической ответственности (проявление карательного воздействия). Таким образом, неотвратимость юридической ответственности обеспечивается только при взаимодействии регулятивной и карательной функций, а следовательно, без подобного взаимодействия невозможно и построение правового государства и гражданского общества.

На основе соотношения и взаимосвязи дополнительных целей юридической ответственности также можно проследить взаимодействие карательной и регулятивной функций юридической ответственности. Так, в качестве основной цели карательной функции выступает кара правонарушителей, а в качестве дополнительных, которые не позволяют каре превратиться в самоцель, — воспитание, предупреждение, восстановление.

Основной целью регулятивной функции являются упорядочение общественных отношений и развитие динамики общественных отношений, а дополнительными целями — воспитание и предупреждение. Но, как уже отмечалось, упорядочить общественные отношения и развить их нормальную динамику возможно только при условии вытеснения социально вредных отношений путем исключения правонарушителей из тех или иных сфер общественных отношений, что обеспечивается лишь осуществлением карательной функции юридической ответственности.

Ведь негативная юридическая ответственность реализуется именно для того, чтобы динамично осуществлялись нормальные, не вредные для общества отношения. Здесь следует еще раз отметить, что цель создания упорядоченного состояния общественных отношений для карательной функции будет являться дополнительной, а для регулятивной — основной.

Как ни парадоксально, но невольно напрашивается вывод о существовании у регулятивной функции юридической ответственности цели обеспечения кары. Регулятивная функция преследует не саму цель кары, а цель обеспечения кары, ведь если юридическая ответственность не будет закреплена в правовых нормах, станет невозможным и осуществление карательной функции в случае нарушения этих норм.

Естественно, цель обеспечения цели кары для регулятивной функции будет выступать не в качестве основной, а в качестве дополнительной. Без регулирования деятельности правоприменителя нельзя обеспечить реализацию цели кары. Основная же цель данной функции — создание Упорядоченного состояния общественных отношений. На наш взгляд, это отражает еще один аспект взаимосвязи рассматриваемых функций юридической ответственности.



Isfic.Info 2006-2017