Общая теория юридической ответственности

Содержание функций юридической ответственности


Выявление содержания функций юридической ответственности предполагает использование метода структурного анализа, позволяющего глубже уяснить это сложное явление, раскрыть его статические и динамические характеристики. Исследование содержания функций юридической ответственности позволяет выявить их взаимосвязь и отличительные черты.

В юридической литературе содержание функций юридической ответственности исследовано недостаточно. В основном ученые, занимающиеся проблемой функций юридической ответственности, ограничиваются их краткой видовой характеристикой, тогда как в некоторых работах, посвященных функциям права, последние исследуются с применением метода структурного анализа.

Н. М. Колосова к структурным элементам функций правовой системы относит цели, объекты воздействия, механизмы осуществления, содержание метода воздействия, основные срезы правовой системы при осуществлении той или иной функции.

Т. Н. Радько к структурным частям регулятивной функции права относит наиболее характерные формы регулятивного воздействия права на общественные отношения: определение правосубъектности граждан; закрепление и изменение правового статуса; определение компетенции государственных органов и должностных лиц; установление правового статуса общественных организаций; определение юридических фактов, направленных на возникновение, изменение и прекращение правоотношений; установление конкретной правовой связи между субъектами права.

А. Н. Торопов считает, что в содержание правовосстановительной функции права входят:

  1. «субъекты (правонарушители, потерпевшие, компетентные лица и органы); объекты (общественные отношения, конкретные социально-правовые ситуации, материальные и иные блага);
  2. цели и задачи (восстановление положения, существовавшего до нарушения права);
  3. юридические основания;
  4. фактические основания (события, правомерные действия, правонарушения);
  5. правовосстановительные действия и операции;
  6. способы и средства их осуществления;
  7. общесоциальные и юридические результаты».

Не все выводы автора носят бесспорный характер. На наш взгляд, цели и задачи стоят за рамками содержания функции. Посредством достижения целей и решения конкретных задач функционирование права приводит к определенным общесоциальным или юридическим результатам, которые необходимо отличать от целей. Не случайно ученые, исследующие классификацию функций права, отмечают, что цель выступает в качестве внешнего классифицирующего критерия.

Цель — категория субъективная, а конкретный результат — факт реальной действительности, наглядно демонстрирующий функционирование права. Это относится и к содержанию функций юридической ответственности.

В силу того, что функции юридической ответственности — явление более узкое по своему содержанию, по своим характеристикам, чем функции права, не все положения о содержании функции следует считать основополагающими. Так, правомерные действия не выступают в качестве фактических оснований функций юридической ответственности. Они являются результатом воздействия юридической ответственности. Не все способы и средства осуществления функций права являются способами и средствами осуществления юридической ответственности. Правовосстановительные операции характеризуют процедуры осуществления функций юридической ответственности, но не содержание этих функций.

Следует отметить, что в юридической литературе предпринимались отдельные попытки провести структурный анализ функций юридической ответственности. М. П. Трофимова к элементам содержания функций юридической ответственности относит «ее субъектов; объекты воздействия; способы и средства осуществления; фактические и формальные основания; общесоциальные и юридические последствия; правоотношения; нормы юридической ответственности».

Думается, что позиция М. П. Трофимовой требует уточнения. Автор выделяет в содержании функций фактические и формальные основания одновременно, включая в ее содержание нормы юридической ответственности. Формальное основание и заключается в правовых нормах, а чем формальное основание отличается от нормы юридической ответственности, автор не поясняет.

Вопросы вызывает и включение правоотношений в содержание функций; возможно, автор имела в виду, что посредством функций происходит оформление правоотношений. Она включает субъектов в содержание функции, а в качестве объектов называет различные общественные отношения, но при этом не учитывает, что субъекты выступают как элементы общественных отношений.

Мы полагаем, что элементами содержания функций юридической ответственности являются объекты воздействия, формальные основания, фактические основания, способы осуществления, результаты воздействия (последствия). У разных функций ее элементы наполняются различным содержанием.

Содержание регулятивной функции юридической ответственности. Регулятивная функция юридической ответственности призвана не допустить возникновения охранительных правоотношений. Карательная и восстановительная функции юридической ответственности не могут возникнуть, пока не нарушено регулятивное воздействие юридической ответственности. Существование регулятивной функции служит предпосылкой для возникновения других функций юридической ответственности.

С. С. Алексеев отмечает, что регулятивная функция «представляет собой обобщенное наименование двух функций — регулятивно-статической и регулятивно-динамической, из которых первая выражается в воздействии права на общественные отношения путем их закрепления в тех или иных правовых институтах, вторая — в воздействии права на общественные отношения путем оформления их движения (динамики)». В. Н. Синюков акцентирует внимание на определении круга юридических фактов, с которыми нормы права связывают наступление тех или иных юридических последствий, на формировании прав и обязанностей.

В процессе регулирования общественных отношений, когда реализуется регулятивное назначение права, существует лишь возможность привлечения к ответственности, служащая одним из стимулов правомерного поведения граждан. Здесь реализуется активная ответственность субъектов права, проявляется их ответственное отношение к требованиям правовых норм. Запреты, обязанности, дозволения, поощрения, составы правомерного поведения оказывают воздействие на поведение деликтоспособных субъектов, формируют их правомерное поведение.

«Статутная ответственность выполняет конструктивно-регулятивную функцию, является образцом (конструкцией, моделью) действительно ответственного и должного поведения, изложенного в нормах права, на что ориентирует субъектов права», — пишет Е. В. Черных. Формируя правомерное поведение деликтоспособных субъектов, регулятивная функция юридической ответственности в конечном итоге упорядочивает позитивные, необходимые обществу общественные отношения и вытесняет социально вредные отношения.

Любой запрет, обязывание, дозволение очерчивает рамки поведения людей. Поведение людей, проходя через систему правовых велений, упорядочивается. Объектом воздействия регулятивной функции выступает поведение деликтоспособных субъектов, а в конечном итоге — общественные отношения. В своих работах Н. И. Матузов подчеркивает, что ответственность существует не только между гражданами и государством, но и государство несет ответственность перед гражданами.

Субъекты, включенные в правовую сферу, взаимосвязаны, с одной стороны, правомочиями и притязаниями, с другой — обязательствами и ответственностью. Юридическая ответственность оказывает регулятивное воздействие не только на граждан, но и на государство, его должностных лиц. Без постановки вопроса именно таким образом нереально решить задачи построения гражданского общества и правового государства.

Регулятивная функция юридической ответственности упорядочивает реакцию государства на совершенное правонарушение. Однако нельзя видеть регулятивное назначение юридической ответственности лишь «в регулировании негативной реакции государства на нарушение прав человека и гражданина», ее действительное предназначение значительно объемнее.

А. С. Мордовец указывает, что стимулятивно-регулятивное воздействие позитивной ответственности направлено на повышение социальной активности субъектов права и способствует их правомерному поведению, развитию охраны прав и свобод, чести и достоинства человека.

Субъект, выполняя обязанности, воздерживаясь от противоправных действий, ведет себя правомерно. Правомерное поведение субъекта является результатом воздействия регулятивной функции юридической ответственности. Оно обусловливает упорядоченное состояние общественных отношений и способствует вытеснению вредных общественных отношений.

Регулятивное воздействие оказывает влияние на поведение самых разнообразных субъектов: физических лиц, юридических лиц, должностных лиц государства и органов местного самоуправления. Субъектом ответственности является и государство в целом. В идеале регулятивное воздействие приводит к повышению социально-правовой активности субъектов, способствует незыблемости прав и свобод человека, укреплению законности и правопорядка.

Способами осуществления регулятивной функции юридической ответственности является фиксация в правовых нормах составов правомерного поведения посредством установления позитивных обязываний, запретов, дозволений, поощрений. Регулятивная функция реализуется через стимулы и ограничения. «Стимулами и ограничениями в социальной системе могут выступать соответствующие меры одобрения, запреты, обязанности, поощрения», — пишет А. В. Малько.

А. С. Мордовец разработал схему, имеющую значение для уяснения способов воздействия регулятивной функции юридической ответственности: «норма права — общее правоотношение — стимулы, ограничения — позитивная юридическая ответственность; норма права — юридический факт — правомерное поведение — стимулы — позитивная юридическая ответственность».

Особое место в регуляции общественных отношений отводится положительным стимулам — поощрениям. Поощрение — наиболее наглядная, объективизированная мера добровольной ответственности. С одной стороны, это мера ответственности, а с другой — способ регулирования. Являясь юридическим стимулом, оно побуждает граждан к правомерному поведению, но вместе с тем «играет и ограничивающую роль... косвенно сдерживает (опять же позитивными методами) от антиобщественного поведения», в связи с чем трудно согласиться с А. Р. Лаврентьевым, по мнению которого для юридической ответственности свойствен только императивный метод регулирования.

Исследуя обязанности и запреты как способы осуществления регулятивной функции, необходимо отметить, что философы и юристы доказывают весьма тесную их взаимосвязь и взаимную определимость. Так, обязанность выполнять определенное действие эквивалентно запрещению не выполнить его. Например, с одной стороны, следователь обязан провести расследование порученного уголовного дела, с другой — он не имеет права бездействовать.

Бездействие по уголовному делу для него находится под запретом. Обязанности, запреты, поощрения направлены на установление прежде всего составов правомерного поведения. Норма права, независимо от своей отраслевой принадлежности, независимо от того, является она обязывающей или запрещающей, содержит в себе как разрешенный, так и запрещенный вариант поведения.

Ряд норм права связан с предоставлением субъектам дозволений, права на необходимую оборону, задержание преступника, причинение вреда в случае крайней необходимости, самозащиту своих прав. Такие институты есть в уголовном, административном, гражданском праве. Реализуя эти права, граждане проявляют активную гражданскую позицию. Их поведение является ответственным, правомерным, социально активным. Это результат воздействия регулятивной функции юридической ответственности (ответственности добровольной, а не государственно-принудительной).

Предоставление субъектам определенных прав является способом осуществления регулятивной функции юридической ответственности. Нельзя не отметить тесную взаимосвязь дозволений с обязанностями и запретами. Осуществляя право на необходимую оборону, пресекая преступление, субъект обязан не превышать пределов необходимой обороны, не злоупотреблять предоставленными ему правами.

По общему правилу основание возникновения регулятивной функции юридической ответственности одно — формальное (наличие нормы права). На наш взгляд, из этого правила существует и ряд исключений. Для реализации поощрения необходимо фактическое основание (юридический факт) — правомерное поведение, и процессуальное основание — решение компетентного органа.

Для реализации субъектами права на необходимую оборону, задержание преступника необходим другой юридический факт — правонарушение. Чтобы субъект имел право причинить вред в состоянии крайней необходимости, формального основания также недостаточно, необходимо еще и фактическое.

Существует и другой способ осуществления регулятивной функции юридической ответственности, когда в нормах права не устанавливается точных границ поведения, а лишь указывается его общая правомерная направленность, выражающаяся в законодательных формулах «усилить ответственность», «повысить ответственность», «несет ответственность». В подобных случаях «правовое предписание лишь требует, чтобы оно было реализовано на практике.

Однако и такие нормы формируют общую линию поведения, имеют регулятивное воздействие. Посредством их стимулируется инициатива соответствующего субъекта, его ответственность за порученное дело».

Не менее важной, по сравнению с регулятивной функцией, является превентивная функция юридической ответственности. Для уяснения превентивного воздействия необходимо иметь в виду, что превентивное направление юридической ответственности складывается из частнопревентивного и общепревентивного воздействия.

Isfic.Info 2006-2017