Общая теория юридической ответственности

Гуманизм или псевдогуманизация карательного воздействия уголовной ответственности


Жесткие наказания не являются универсальным средством профилактики преступности, поскольку карательная функция призвана обеспечивать эффективное осуществление иных функций уголовной ответственности. Длительное время на страницах юридической литературы утверждалась необходимость гуманизации карательного воздействия.

Именно поэтому законодатель, руководствуясь идеей гуманизма, внес существенные изменения в регламентацию уголовной ответственности ФЗ РФ от 8 декабря 2003 г. Гуманизация уголовного законодательства не могла не обернуться гуманизацией карательной функции юридической ответственности. Однако не все так гладко, как может показаться на первый взгляд. Анализ основных произведенных изменений свидетельствует, что гуманизация распространяется на «избранную» часть лиц, преступивших уголовный закон, на «избранную» часть потенциальных преступников.

Основной идей разработчиков столь глобального законопроекта, содержащего свыше двухсот статей, была гуманизация уголовного законодательства, заключающаяся в снижении размеров и пределов наказаний за преступления средней и небольшой тяжести и в усилении ответственности за тяжкие и особо тяжкие преступления. Оценивая в целом произведенные изменения, мы обнаруживаем больше отрицательных, чем положительных моментов.

Исключен из всех квалифицирующих составов признак рецидива, который теперь учитывается только при назначении наказания. Полностью ликвидирован институт неоднократности преступлений, что не позволяет должным образом индивидуализировать уголовную ответственность. Исключен такой вид уголовного наказания, как конфискация имущества. Вполне понятно, дня кого это сделано.

Треть населения страны живет за чертой бедности, еще одна треть — на черте бедности. У таких людей просто нечего конфисковывать, ведь все их имущество входит в перечень предметов, не подлежащих конфискации. Реально исполнить приговор в части конфискации можно только в отношении олигархов, но такого вида наказания сейчас нет. В санкциях уголовно-правовых норм наказания в виде конфискации имущества были заменены на штраф.

Однако, как следует из УК РФ, наказание в виде штрафа назначается с учетом материального положения осужденного. При явной нереальности исполнения этого наказания суд назначает другой вид наказания. Получается, что штраф может быть назначен только лицам, имеющим соответствующие доходы. Иным лицам, которые не имеют возможности уплатить штраф, суд вынужденно будет назначать более строгое наказание. Очевидно, в чьих интересах делались подобные изменения.

Если до внесения изменений некоторые решения суда о назначении условного осуждения сроком на 6 или 8 лет вызывали раздражение или смех, то в настоящее время возможность назначения условного осуждения на срок до 8 лет узаконена. При этом перечень преступлений, за которые оно может быть назначено, не ограничен. Теоретически возможно условное осуждение за убийство (да и не только теоретически, подобные решения уже имели место).

Мы считаем необходимым ограничить срок условного осуждения тремя годами и установить, что оно не может быть применено к организаторам и исполнителям тяжких и особо тяжких преступлений, чтобы не появлялись судебные решения, подобные тому, которое было принято в отношении красноярского промышленника Быкова. За организацию покушения на убийство суд назначил наказание в виде 6 лет условно. Это за особо тяжкое преступление против жизни!

Существенные изменения претерпела система санкций за преступления в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК РФ). В целом изменения заключались в замене более строгих наказаний на менее строгие и в увеличении числа санкций, предусматривающих наказание в виде штрафа. Еще более очевидной избирательность гуманизации становится при анализе норм, устанавливающих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК РФ).

Глава 22 включает 35 основных составов преступлений и 50 квалифицированных. Наказание в виде штрафа в качестве основного предусмотрено в 28 основных и в 15 квалифицированных составах. Не является секретом, что преступления в сфере экономической деятельности совершаются лицами, обладающими значительными доходами, которым как раз и выгодна подобного рода «гуманизация» карательного воздействия. Между тем преступления в сфере экономической деятельности наносят зачастую куда больший вред, нежели общеуголовные преступления, и смягчение предусматриваемых за их совершение наказаний, на наш взгляд, ничем не оправдано.

В этой связи следует согласиться с мнением А. В. Малько и В. В. Субочева о том, что лоббизм принял в нашей стране бесконтрольный и неуправляемый характер. Мы наблюдаем, как законодатель смягчает ответственность за совершение преступлений в сфере экономической деятельности на фоне роста этого вида преступности. В 2003 г. было зарегистрировано 204 052 преступления экономической направленности, а за шесть месяцев 2004 г. их прирост составил 10%.

Такое положение дел порождает в сознании граждан представление о всесилии денег и возможности откупиться. Тем более, что многие санкции в качестве альтернативы лишению свободы предусматривают штраф. Любое преступление обладает типовой общественной опасностью, но эта типовая общественная опасность не может «расползаться» от лишения свободы до штрафа.

Анализируя подобного рода просчеты, мы приходим к мысли, что они были совершены умышленно, в интересах лиц, обладающих огромными капиталами. Таким образом, можно говорить о гуманизации уголовной ответственности лишь для олигархов и лиц с высокими доходами.

Одной из законодательных новелл стало исключение из перечня наказаний конфискации имущества. Соответственно, произошла законодательная ревизия санкций, предусматривавших этот вид уголовного наказания. В большинстве случаев конфискация была заменена штрафом. Произошли изменения и в законодательной регламентации самого штрафа.

Если ранее штраф устанавливался в минимальных размерах оплаты труда, то в настоящее время он установлен в фиксированных суммах. В ч. 2 ст. 46 УК РФ штраф устанавливается в размере от двух тысяч пятисот до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет.

Сразу вызывает возражения установление штрафа в фиксированных суммах. Как известно, в нашей стране существует инфляция, а законодатель не слишком оперативно вносит изменения в действующее уголовное законодательство. Инфляционные процессы будут требовать ежегодного изменения всех уголовно-правовых норм, которые предусматривают наказание в виде штрафа. В конечном итоге (ввиду «неповоротливости» законодателя) это может привести к нивелированию карательного воздействия уголовной ответственности, породить у правонарушителей ощущение вседозволенности и возможности легко откупиться в случае привлечения к уголовной ответственности.

Именно так произошло с карательным воздействием административной ответственности в период гиперинфляции, когда законодатель просто не успевал вносить соответствующие изменения в КоАП РФ. Соответственно, если рассматривать карательную Функцию во взаимодействии с иными функциями уголовной ответственности, будут одновременно сведены на нет превентивная, восстановительная и воспитательная функции уголовной ответственности. Таким образом, законодательное закрепление штрафа в виде фиксированных сумм лишено криминологической обоснованности.

Вызывает существенные возражения и указание в ч. 2 ст. 46 УК РФ на то, что «штраф в размере от пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период трех лет может назначаться только за тяжкие и особо тяжкие преступления в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса».

Мы принципиально против установления штрафа в качестве основного наказания за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Как известно, штраф находится на первом месте в перечне наказаний, т. е. является наиболее мягким видом уголовного наказания.

Вследствие этого установление штрафа в качестве основного наказания за совершение тяжких и особо тяжких преступлений в конечном счете будет вести к нивелированию карательного воздействия уголовной ответственности и порождать в общественном правосознании представление о всесилии денег. Мы полагаем, что штраф за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления может устанавливаться только в качестве дополнительного наказания.

Следует задуматься: а действительно ли произошла гуманизация карательного воздействия? Здесь необходимо рассмотреть еще один момент, связанный с заменой конфискации на штрафные санкции и увеличением штрафных санкции в УК РФ. Наказание в виде штрафа назначается в тех случаях, когда у правонарушителя существует реальная возможность уплатить его. Проблематично требовать уплаты штрафа от безработного или от субъекта, живущего на черте бедности или за ее чертой.

Таким образом, если санкция уголовно-правовой нормы будет предусматривать наказание в виде лишения свободы, а в качестве альтернативного — штраф, суд вынужденно назначит лишение свободы, исходя из реальности исполнения приговора. Соответственно, лицу, у которого имеются необходимые для уплаты штрафа средства, будет назначено наказание в виде штрафа, а не лишения свободы.

Получается, что гуманизация карательного воздействия распространяется на тех, кто обладает определенными финансовыми возможностями. Вводя альтернативные санкции, которые наряду с лишением свободы предусматривают штраф, законодатель преследовал цель гуманизировать карательное воздействие и разгрузить переполненные колонии и колонии-поселения, так как предполагается, что лицам, совершившим преступления впервые, будет назначаться наказание в виде штрафа, но в действительности получается все с точностью до наоборот.

Существует и другой фактор, который не позволяет должным образом индивидуализировать уголовную ответственность и вынуждает суды назначать наказание, связанное с лишением свободы. УК РФ предусматривает наказания в виде обязательных работ, ограничения свободы и ареста. Во многих санкциях уголовно-правовых норм эти наказания одновременно со штрафом служат альтернативой лишению свободы.

Однако данные наказания в настоящее время не назначаются ввиду отсутствия надлежащих социально-экономических условий. Согласно ФЗ РФ «О введении в действие Уголовного кодекса РФ» положения УК РФ о наказаниях в виде обязательных работ, ограничения свободы и ареста вводятся в действие по мере создания необходимых условий для их исполнения, но при этом наказание в виде обязательных работ — не позднее 2004 г., наказание в виде ограничения свободы — не позднее 2005 г., а наказание в виде ареста — не позднее 2006 г. (ст. 4).

Иными словами, для назначения и исполнения упомянутых наказаний по всей стране необходимо сформировать систему арестных домов, исправительных центров, а органы местного самоуправления должны создать условия для организации обязательных работ. Таким образом, санкция, которая наряду с лишением свободы предусматривает арест, обязательные работы, ограничение свободы, штраф, лишь на первый взгляд носит альтернативный характер, а на самом деле является безальтернативной.

Ведь арест, обязательные работы, ограничение свободы нельзя назначить ввиду отсутствия надлежащих социально-экономических условий, а штраф не всегда может быть назначен ввиду социально-экономического положения преступника. По нашим подсчетам, УК РФ содержит 44 санкции, в которых альтернативой лишению свободы выступают арест, обязательные работы или ограничение свободы, что грубо нарушает принцип индивидуализации карательного воздействия. Общий вывод: гуманизация карательного воздействия носит избирательный характер и рассчитана на определенную, очень небольшую часть населения нашей страны.

«В Особенной части действующего Уголовного кодекса нарушен принцип сбалансированности альтернативных санкций за преступления небольшой и средней тяжести. Сложившаяся ситуация может повлечь за собой более широкое применение лишения свободы на краткие сроки как альтернативу аресту и ограничению свободы». Предвидя, что в ближайшее время условия для реализации наказания в виде ареста, обязательных работ, ограничения свободы вряд ли будут созданы, законодатель понизил минимальный срок лишения свободы с шести месяцев до двух.

«Гуманизация» карательного воздействия не обошла своим вниманием и господ чиновников. Так, глава 30 УК РФ (преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления) включает 11 основных и 15 квалифицированных составов преступлений. Штраф как вид наказания предусмотрен в 11 основных и 6 квалифицированных составах преступлений.

Например, возможно назначение наказания в виде штрафа за злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, получение взятки и т.д. Чиновники себя очень хорошо обезопасили, комментарии здесь излишни. Любое преступление обладает типовой общественной опасностью, которая и позволяет законодателю устанавливать соответствующую санкцию в уголовно-правовой норме. Однако типовая общественная опасность не может быть настолько «резиновой», что санкция за квалифицированный вид превышения должностных полномочий предусматривает наказание как в виде штрафа, так и в виде лишения свободы на срок до семи лет.

Была введена новая норма, предусматривающая ответственность за нецелевое расходование бюджетных средств (ст. 285). По своей юридической природе нецелевое расходование бюджетных средств является разновидностью злоупотреблений должностными полномочиями (ст. 285) или превышения должностных полномочий (ст. 286). До создания нормы о нецелевом расходовании бюджетных средств подобные деяния квалифицировались по ст. 285 или 286 УК РФ.

Согласно правилам квалификации при конкуренции общей и специальной нормы применяется специальная норма. Однако санкции за нецелевое расходование бюджетных средств значительно мягче, чем санкции за превышение должностных полномочий или за злоупотребление должностными полномочиями. Зачем вводить специальную норму, если описанные в ней деяния ранее подпадали под признаки смежного состава преступления?

Причина только одна — стремление облегчить возможное наказание в случае совершения подобного преступления. Так, даже за квалифицированный вид нецелевого использования бюджетных средств не предусмотрено наказания в виде лишения свободы, тогда как за злоупотребление полномочиями лишение свободы предусматривается уже в основном составе преступления. Мы считаем необходимым исключить упомянутую норму, поскольку описанные в ней деяния подпадают под признаки другого состава преступления, в котором адекватно отражена степень их общественной опасности.

Из изменений, которые произошли в регламентации исправительных работ, видно, как были пролоббированы интересы крупных работодателей. В ч. 1 ст. 50 УК РФ указывается: «Исправительные работы назначаются осужденному, не имеющему основного места работы, и отбываются в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с органом, исполняющим наказания в виде исправительных работ, но в районе места жительства осужденного».

Для сравнения, в предыдущей редакции ч. 1 ст. 50 излагалась так: «Исправительные работы устанавливаются на срок от двух месяцев до двух лет и отбываются по основному месту работы осужденного». Из новой редакции следует, что если преступник имеет постоянное место работы, ему не может быть назначено наказание в виде исправительных работ. Легко представить ситуацию, когда санкция уголовно-правовой нормы предусматривает лишение свободы и альтернативно — исправительные работы, а у преступника есть основное место работы.

Исправительные работы такому субъекту назначены быть не могут, поскольку в ст. 50 Уголовного кодекса прямо указывается: «Исправительные работы назначаются осужденному, Не имеющему основного места работы». В результате суд вынужденно назначил наказание в виде лишения свободы. Сразу возникает вопрос: а кому выгодно такое изменение регламентации карательного воздействия в виде исправительных работ?

Думается, что крупным работодателям, ведь ранее наказание в виде исправительных работ отбывалось по основному месту работы, а работодатель не имел права уволить осужденного без согласования с уголовно-исполнительной инспекцией. Изменения в ст. 50 УК РФ противоречат и общей концепции профилактики преступлений, согласно которой обязанность по ее осуществлению должна лежать на обществе в целом, а не только на специализированных государственных органах.

Внесение изменений в УК РФ носило бессистемный характер, так как одновременно требовались изменения и в структуре санкций уголовно-правовых норм. Например, за злостное уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей установлено наказание в виде обязательных работ либо исправительных работ или ареста (ст. 157 УК). Как уже указывалось, обязательные работы и арест в настоящее время не применяются.

Таким образом, суд реально может применить только исправительные работы, но согласно последним изменениям этот вид наказания применяется только к лицам, не имеющим постоянного места работы. В том случае, если осужденный имеет постоянное место работы, складывается ситуация, которую невозможно разрешить.

Итак, в целях совершенствования карательного воздействия уголовной ответственности необходимо: включить в УК РФ наказание в виде конфискации имущества; ограничить срок условного осуждения; установить штрафные санкции не в фиксированных суммах, а в минимальных размерах оплаты труда; законодательно ограничить рамки судебного усмотрения при назначении наказаний за убийство, исключив возможность назначения условного осуждения и замены более мягким видом наказания, чем это предусмотрено в санкции уголовно-правовой нормы; возвратиться к старой редакции статьи, регламентирующей наказание в виде исправительных работ.

Isfic.Info 2006-2017