Общая теория юридической ответственности

Соотношение общеправовых принципов справедливости, гуманизма, законности, равноправия с принципами юридической ответственности


По поводу соотношения общеправовых принципов справедливости, гуманизма, законности и одноименных принципов юридической ответственности можно отметить, что они соотносятся между собой как категории общего и единичного.

Соответственно, содержание названных принципов юридической ответственности специфически преломляет общеправовые принципы, детализирует и конкретизирует их применительно к сфере юридической ответственности.

Так, содержание общеправового принципа законности заключается в точном и неукоснительном соблюдении закона всеми субъектами общественных отношений, ее единстве, верховенстве Конституции, закона, неотвратимости ответственности, формальном равенстве. Для принципа законности юридической ответственности требование о неукоснительном соблюдении служит основой. Требование единства законности конкретизируется в требованиях о единообразии судебной практики по применению мер юридической ответственности, о единообразном толковании норм, предусматривающих юридическую ответственность.

Особое значение принимает формула «нет правонарушения без указания на то в законе», которая по сути выводится из требования законности «жить по закону и на основании закона». Требование верховенства Конституции, закона находит свое логическое продолжение в формировании системы юридической ответственности на основании Конституции РФ и в особом влиянии конституционной ответственности на всю систему юридической ответственности.

Преломление этого требования заключается в том, Что региональные нормативно-правовые акты не должны противоречить федеральным нормативно-правовым актам, предусматривающим юридическую ответственность, а судебные решения (в том числе и постановления Пленума Верховного Суда РФ) не должны создавать новых норм, предусматривающих юридическую ответственность. «Применение меры юридической ответственности (санкции штрафного карательного характера) не может приходить в противоречие с использованием конституционно гарантируемых прав и свобод граждан и других лиц».

Из общеправового принципа законности вытекает требование четкости и детализированности норм, предусматривающих юридическую ответственность, требование выстраивать их таким образом, чтобы исключить возможность двоякого и распространительного толкования, которое по существу иногда приводит к применению аналогии или «порождает» новую норму. Иными словами, норма, предусматривающая юридическую ответственность, должна быть предельно точно определена, на что и указывает в своих решениях Конституционный Суд РФ.

«Единство законности предполагает соблюдение правовых норм всеми субъектами права, иначе говоря, Конституция, федеральные законы обязательны для всех субъектов права. Данное требование вытекает из таких конституционных положений, как верховенство Конституции, закона, равноправия субъектов РФ, равенства различных форм собственности».

Единство законности применительно к сфере юридической ответственности выражается в неукоснительном соблюдении предписаний правовых норм всеми субъектами общественных отношений, тесно соприкасаясь тем самым с сущностью юридической ответственности, а по существу — являясь одной из форм ее выражения.

Конкретизируют общеправовой принцип законности положения о действии закона, предусматривающего юридическую ответственность во времени: не допускается обратная сила закона, отягчающего ответственность, а закон, устраняющий или смягчающий ответственность, имеет обратную силу.

Требование общеправового принципа законности о неотвратимости юридической ответственности применительно к юридической ответственности ввиду своей особой значимости трансформируется в самостоятельный принцип.

Как указывалось выше, некоторые ученые неотвратимость юридической ответственности рассматривают в качестве общеправового принципа. В силу того, что сфера распространения этого принципа охватывает только юридическую ответственность, его следует рассматривать как общий принцип юридической ответственности, но не общеправовой принцип.

Справедливость — общеправовой принцип, а проблема справедливости юридической ответственности — часть проблемы справедливости права, которая не сводится к соответствию наказания тяжести совершенного правонарушения. Принцип справедливости юридической ответственности аккумулирует в себе идею равноправия, которая, не выступая в качестве самостоятельного принципа, входит в содержание принципа справедливости юридической ответственности. «Принципы гуманизма, равенства, справедливости нельзя рассматривать отдельно друг от друга, так как последние являются выражением уравнительной и распределительной сторон справедливости».

Однако для юридической ответственности равенство как требование справедливости имеет свою специфику. Сущность равноправия состоит в равной для всех обязанности нести ответственность за соблюдение и нарушение норм. Равная для всех обязанность нести ответственность не означает равной ответственности за совершенное правонарушение. Поэтому это требование справедливости сочетается с принципами индивидуализации и гуманизма.

Идея равноправия предстает применительно к юридической ответственности еще и в другом ракурсе. Скажем, за одинаковые правонарушения ответственность должностных лиц более строгая, чем ответственность не Задающих статусом должностного лица, поскольку равная ответственность предполагает равенство субъектов по правовому статусу.

Равноправие является не только требованием общеправового принципа справедливости, но и самостоятельным принципом права. Будучи закреплен в Конституции, он касается всех сфер жизни и предусматривает единый подход к решению вопроса о правах и свободах, обязанностях и ответственности всех субъектов, относящихся к той или иной категории, указанной в законе.

Например, содержащееся в ч. 2 ст. 21 Конституции положение, согласно которому никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию, распространяется на каждого человека — гражданина России, иностранца, лицо без гражданства — и дает всем равную правовую защиту, в том числе и тем, кто совершил преступление и находится в местах лишения свободы. Более подробно принцип равенства излагается в многочисленных нормативно-правовых актах, конкретизирующих и развивающих соответствующие положения Конституции, а также в решениях Конституционного Суда РФ.

Общеправовой принцип равноправия находит свое выражение в таких принципах юридической ответственности, как справедливость, законность, гуманизм, неотвратимость. Связь между принципами права и принципами юридической ответственности, между самими принципами юридической ответственности настолько тесна, что практически немыслимо говорить об одном принципе, не имея в виду, что отдельные его черты являются характеристиками других принципов.

Принцип равноправия взаимодействует и с принципом индивидуализации юридической ответственности, трансформируясь в идею о равной ответственности субъектов, обладающих одинаковым правовым статусом. Равенство не означает «уравниловки», поэтому неизбежно соприкосновение этого принципа с принципом гуманизма юридической ответственности, который предполагает некоторые изъятия из общеправового принципа равенства; именно эти изъятия характеризуют ответственность как справедливую и гуманную.

Исключения из принципа равноправия нормативно закреплены и вполне согласуются с принципом законности юридической ответственности.

Другим аспектом выражения принципа равенства является установление равной правовой охраны для различных форм собственности, обеспечение равной защиты как государственных экономических интересов, так и экономических интересов частных субъектов.

Сложность взаимосвязей принципов права и принципов ответственности позволяет рассматривать равноправие не только как характеристику принципов справедливости, гуманизма, но и как характеристику принципа законности юридической ответственности — ввиду его прямого закрепления в Конституции РФ. Таким образом, соотношение принципов права и принципов юридической ответственности носит сложный многоаспектный характер, который еще дополняется внутренним взаимодействием принципов юридической ответственности.

Идеи равноправия, индивидуализации, гуманизма и, в конечном итоге, справедливости могут быть дискредитированы в общественном сознании действиями законодателя и правоприменителя. В этом смысле последним очень осторожно следует подходить к проблемам соотношения индивидуализации и равенства, равенства и гуманизма, гуманизма и индивидуализации и всегда соотносить свои решения с устоявшимися в обществе представлениями о ценностях. Кощунством, а не проявлением гуманизма представляется амнистирование лиц, совершивших сексуальные преступления против малолетних, в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне.

Правильный учет критериев справедливости препятствует пре- вращению гуманизма во всепрощение, что к сожалению, на практике иногда происходит. Система абсолютных иммунитетов, исключающих реальную возможность привлечения некоторых субъектов к ответственности дискредитирует идею равенства и справедливости.

В этой связи следует согласиться с мнением А. Ф. Ефремова: правовая неприкосновенность отдельных категорий субъектов должна распространяться лишь на их служебную деятельность, а за уголовно наказуемые и административно наказуемые поступки в частной жизни они должны отвечать на общих основаниях. Справедливость, выступая в качестве оценочной категории, не позволяет законности и равенству превращаться в обыкновенный правовой формализм.

Идея справедливости, заключающаяся в соответствии правовых норм моральным, находит свое выражение в аналогичном принципе юридической ответственности. В свете современных правовых реформ исключена ответственность за недонесение о совершении преступления. Супруг, супруга, близкие родственники не несут ответственности за отказ отдачи свидетельских показаний и укрывательство преступления.

Справедливость юридической ответственности, исходя из общего требования о наивысшей ценности жизни, других прав и свобод человека, находит свое выражение в самой системе построения норм, предусматривающих юридическую ответственность, системе санкций за правонарушения против прав и свобод человека, равной правовой охране различных форм собственности.

Оценка деяния в соответствии с распределительной стороной справедливости, детализируется в принципе справедливости юридической ответственности в виде распределения воздаяния за правонарушение и поощрения за совершение социально полезных поступков. «Правомерные действия и поступки лица, правомерное осуществление гражданами своих прав и свобод, не могут составлять объективную сторону состава правонарушения».

Это требование законности, с одной стороны, характеризует справедливость, а с другой — еще раз конкретизирует и дополняет формулу «нет правонарушения без указания на то в законе», которая выступает уже характеристикой принципа законности. В сфере договорной гражданско-правовой ответственности это требование находит выражение в соответствии условий ответственности, предусмотренных договором, тем условиям, которые определены в Гражданском кодексе.

Еще раз напомним, что справедливость не позволяет законности превратиться в обыкновенный формализм. Справедливость учитывается в самой системе построения норм, предусматривающих юридическую ответственность, в иерархии ценностей, устанавливаемых юридической ответственностью.

Собственно говоря, общеправовой принцип справедливости предопределяет не только содержание аналогичного принципа юридической ответственности, но и воплощается в иных ее принципах. Так, принцип индивидуализации юридической ответственности в некоторой степени отражает распределительный аспект справедливости, а принцип неотвратимости — ее уравнительный аспект.

Однако данное соотношение принимает еще более сложный характер, когда неотвратимость соприкасается с гуманизмом, а индивидуализация с равенством. Все это в итоге позволяет говорить о многоаспектности связей принципов права и принципов юридической ответственности, об их сложной координационной зависимости.

Гуманизм права многогранен. Он выражается не только в юридической ответственности, но и в системе льгот, ограничений, стимулов, поощрений, в деятельности органов государственной власти и т.д. Так, сущность льгот заключается в согласовании (гармонизации) интересов личности, социальных групп, государства, направленном на обеспечение интересов личности, социальных групп, государства, на поддержание общих условий существования людей и общества, его устойчивости и упорядоченности.

Льготы направлены на улучшение положения субъекта, облегчение условий его жизнедеятельности, расширение круга возможностей в пользовании социальными благами. Представляя собой изъятия из общих нормативах правил, льготы служат интересам гуманизма. Как указывалось выше, свое проявление льготы находят и в системе норм, устанавливающих юридическую ответственность. Льгота является законным отклонением от принципа равенства — отклонение бывает необходимо для реализации принципа гуманизма.

В этом плане правовые привилегии сближаются по своим характеристикам и взаимосвязям с принципом гуманизма, но только в том случае, если не носят абсолютного, недемократичного характера, а служат законным средством удовлетворения интересов и потребностей субъектов.

Наиболее мягким методом правового регулирования общественных отношений является поощрительный метод, который лишь сравнительно недавно стал рассматриваться в качестве самостоятельного. Ученые не изобрели этот метод, а выявили его. Выявление данного метода в определенной степени было обусловлено гуманизацией отечественного права.

Применительно к сфере юридической ответственности этот аспект гуманизма нашел свое выражение в увеличении количества норм, поощряющих одобряемое постделиктное поведение, в отведении поощрительным нормам особой роли в формировании позитивной ответственности личности. Для гуманизма юридической ответственности имеет значение, какими методами будет сформировано правомерное поведение субъекта.

Гуманизм права, гуманизм юридической ответственности нельзя противопоставлять принципу справедливости, как это делает Ю. Е. Пермяков, полагающий, что гуманизм, положенный в основу права, обязывает законодателя считать допустимыми такие поступки, в которых интересы отдельной личности ставятся выше интересов справедливости.

Отдельные случаи проявления законодателем гуманизма по отношению к правонарушителю полностью согласуются со справедливостью, так что нет смысла противопоставлять названные явления. Поэтому права О. В. Рагузина, рассматривающая гуманизм юридической ответственности одновременно с принципом справедливости. По своей сущности эти категории неразрывны, нарушение одной из них ведет к нарушению другой.

Истоки гуманизма юридической ответственности также закреплены в норме, определяющей Российскую Федерацию как социальное государство. «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты», — гласит ст. 7 Основного Закона РФ.

«Достойная жизнь», о которой говорится в статье, подразумевает создание надлежащих условий для развития и совершенствования личностных качеств и для лиц, претерпевающих разнообразные меры юридической ответственности. Упомянутая конституционная норма предопределяет наличие льготного режима отбывания наказаний для матерей, беременных женщин, несовершеннолетних, престарелых.

Это один аспект «достойной жизни». Другой аспект «достойной жизни» заключается в том, что правовые ограничения (обязанности, запреты и т.д.), которые добросовестно соблюдают и исполняют правопослушные граждане, не должны ограничивать конституционные права и свободы последних. При установлении правовых ограничений необходим разумный компромисс между интересами личности и интересами государства.

Гуманизм права предполагает соблюдение не только общепринятых норм морали, но также прав и свобод человека, поэтому гуманизм юридической ответственности выражается уже в самой защите прав и свобод человека, однако, как указывалось выше, эта защита не должна ограничивать общепризнанные права и свободы.

Гуманизм юридической ответственности не может существовать без гуманизма права в целом, как, впрочем, и о гуманизме права нельзя говорить, если отсутствует гуманизм юридической ответственности. На уровне обыденного правосознания граждане оценивают гуманизм права в целом именно по нормам, предусматривающим юридическую ответственность.

Правовые истоки гуманизма, имеющие особое значение для юридической ответственности, заложены в ряде международно-правовых актов, а именно во Всеобщей декларации прав человека 1948 г.; Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г.; Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод 1950 г.; Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г.; Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка 1979 г.; Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными 1955 г.; Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме 1988 г.; Европейских пенитенциарных правилах 1950 г.

Перечисленные международные нормативно-правовые акты ориентируют законодателей и правоприменителей различных стран на гуманизм, уважение человеческого достоинства, эффективность пенитенциарного воздействия с целью развития личности правонарушителя.

При характеристике принципа гуманизма важно учитывать одно обстоятельство: гуманным или антигуманным может быть как сам закон, так и практика его применения. История отечественного и зарубежного права знает немало примеров, когда лишение свободы, ограниченное сроком 3—5 лет, исполнялось настолько жестко и было связано с причинением таких физических страданий и унижений, что законодательное увеличение сроков данного вида наказания просто было излишним.

Рекомендации международных организаций о расширении перечня наказаний, не связанных с лишением свободы, были восприняты отечественным законодателем, что во многом обусловило гуманизацию уголовного права. Наличие в уголовном законе юридических фикций — одно из проявлений гуманизма. Например, лицо считается несудимым, если судимость снята или погашена. Это типичная юридическая фикция, ведь фактически лицо остается судимым.

Isfic.Info 2006-2017