Общая теория юридической ответственности

Субъективная сторона и субъект правонарушения


Субъективная сторона состава правонарушения — это внутренняя (психологическая) сторона правонарушения. Признаками субъективной стороны состава правонарушения выступают вина, мотив, цель и эмоциональное состояние. При этом главным, определяющим признаком является именно вина, определяемая как психическое отношение лица к совершаемому деянию.

В отличие от объективно-противоправного деяния или правомерного поведения это отношение носит отрицательный, порочный характер, а правонарушитель выражает в нем негативное отношение к сложившимся социальным ценностям. Мотив, цель и эмоциональное состояние — факультативные признаки объективной стороны состава правонарушения, которым законодатель в некоторых случаях придает значение, а иногда относится к ним безразлично.

Следует различать понятия «субъективная сторона правонарушения» и «субъективная сторона состава правонарушения». Данные понятия не тождественны и несут различную функциональную и смысловую нагрузку. Субъективная сторона правонарушения — это внутренняя характеристика правонарушающего поведения, существующая в рамках воли и сознания, тогда как субъективная сторона состава правонарушения — это юридическое суждение о внутренних формах правонарушения, выраженное в нормативно-правовом акте и отражающее волю законодателя.

По нашему мнению, субъективная сторона правонарушения — это внутренняя характеристика правонарушения, включающая вину, мотив, эмоциональное состояние, которые протекают в рамках воли и сознания субъекта.

Субъективная сторона состава правонарушения — это теоретическая конструкция, выводимая из содержания нормы, предусматривающей юридическую ответственность, характеризующая внутреннюю сторону правонарушения и заключающаяся в системе определенных в правовой норме признаков.

Ведущая роль в характеристике субъективной стороны принадлежит вине. Отечественная правовая наука стоит на позиции, что центральное место в понятии вины занимает психическое отношение субъекта к совершаемому им общественно опасному деянию, выраженное в форме умысла или неосторожности.

Поскольку психика есть субъективное отражение окружающей действительности, а отношение — момент взаимодействия различных проявлений этой действительности, психическое отношение есть не что иное, как субъективное, внутреннее, индивидуально-избирательное отражение взаимосвязи и взаимозависимости различных сторон существования объективной реальности.

Понятие вины неотделимо от понятий «воля» и «сознание субъекта». Ее проявление возможно только в рамках воли и сознания субъекта, а волевые и интеллектуальные процессы психики выступают в качестве составляющих форм вины. Формы вины отражают различные сочетания волевых и интеллектуальных элементов психики правонарушителя, что следует из их законодательных определений.

Согласно УК РФ преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК РФ). В ст. 2.2 КоАП РФ указывается: «Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно допускало либо относилось к ним безразлично».

В ст. 110 НК РФ отмечается: «Налоговое правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, осознавало противоправный характер своих действий (бездействия), желало либо сознательно допускало наступления вредных последствий таких действий (бездействия)». При наличии умысла налицо связь воли и сознания правонарушителя с деянием и общественно опасными последствиями, которые наступают в результате его совершения.

Деяние находится под контролем воли и сознания правонарушителя, а сами волевые усилия направлены в том числе и на наступление общественно опасных последствий. Однако степень волевого контроля может быть различна. Наивысшей она будет в правонарушениях с прямым и заранее обдуманным умыслом, наименьшей — в правонарушениях с аффектированным умыслом и в неосторожных правонарушениях.

К аналогичному выводу мы придем, проведя анализ неосторожной формы вины. Так, в ч. 3 ст. 110 НК РФ указывается, что «налоговое правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, возникших вследствие этих действий (бездействия), хотя должно было и могло это осознавать».

Часть 2 ст. 2.2 КоАП РФ гласит: «Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть».

В ч. 2 ст. 26 УК РФ сказано: «Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий». В ч. 3 ст. 26 УК РФ отмечается: «Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия».

Разница состоит лишь в степени предвидения и отношении к последствиям, которые при неосторожной форме вины виновное лицо стремится предотвратить либо не предвидит, хотя может и должно предвидеть.

Идеальная модель правонарушения (речь не идет о неосторожных и аффектированных правонарушениях) изначально складывается в сознании лица. Ее реализация зависит от напряжения воли последнего, которая непосредственно объективируется в его деянии. Влияние субъективной стороны правонарушения на его объективную сторону не ограничивается волевым первоначальным актом. Весь процесс совершения деяния, а он может быть весьма продолжительным, постоянно находится под контролем воли и сознания субъекта.

Цель — следующий признак субъективной стороны правонарушения. Понятие цели не является сугубо юридическим. Это, прежде всего философское и психологическое понятие, а юридическое понятие «цель правонарушения» является его специфическим преломлением. Цель — это идеальный результат, ради достижения которого предпринимаются те или иные действия или деятельность, это идеальный внутренне побуждающий мотив. Деятельность немыслима без постановки определенных целей. В психологии цель трактуют как осознанный образ предвосхищаемого результата, на достижение которого направлено действие человека; предвосхищение в сознании человека средств, использование которых приведет к достижению желаемого результата.

В юридической литературе отмечают, что цель правонарушения — это тот будущий результат, к наступлению которого стремится правонарушитель. Изначально те неблагоприятные последствия, которые могут наступить в результате совершения правонарушения, существуют в виде определенного образа в сознании правонарушителя, а их объективизация зависит от действий правонарушителя. Объективировавшись, цель превращается в конкретный вредоносный результат преступного воздействия, т. е. в признак, характеризующий объективную сторону правонарушения.

Разумеется, не всегда тот идеальный образ будущих последствий, который предвосхищает в своем сознании правонарушитель, совпадает с последствиями, наступившими в реальной действительности. Во многом та цель, которой стремится достичь правонарушитель, предопределяет выбор им средств и способов совершения правонарушения.

Мотив — следующий признак субъективной стороны правонарушения. Он служит внутренним стимулом, побуждая субъекта нарушить правовую норму. Мотивы правонарушений многообразны, как многообразна и сама человеческая деятельность. Они могут быть корыстными, национальными, религиозными, альтруистическими, политическими, низменными и т.д.

В рамках данного параграфа мы не останавливаемся на характеристиках субъекта правонарушения, так как его признаки будут подробно исследованы в параграфе, посвященном субъектам правоотношений.

Итак, представление о составе правонарушения и объективной стороне состава правонарушения в цивилистических науках отличается от аналогичных представлений, существующих в теории государства и права.

Из общепринятой в теории государства и права конструкции состава правонарушения «выпадают» такие его элементы, как объект и субъект, а первые три признака (по терминологии цивилистов — условия) являются характеристикой объективной стороны правонарушения, но не самостоятельными элементами. Между тем классическая структура состава правонарушения является общетеоретической категорией, а понятие «вред» не подменяет понятия «объект».

Isfic.Info 2006-2017