Общая теория юридической ответственности

Юридическая ответственность — оценка (осуждение)


Ряд ученых понимают под юридической ответственностью оценку деятельности правонарушителя, которая выражается в приговоре суда или иного компетентного органа.

Уголовная ответственность есть результат осуждения, но само осуждение как важная часть ответственности выпадает из определения ответственности. Мы подчеркиваем, что осуждение правонарушителя, которое происходит от имени государства, является важным признаком ответственности, но оно не является обязательным, т. к. правонарушитель может быть освобожден от ответственности или вообще не выявлен.

Осуждение, которое содержится в приговоре суда или иного компетентного органа, обладает карательным потенциалом и порицает как самого правонарушителя, так и деяние, которое он совершил. Таким образом, оценка дается как деянию, так и личности правонарушителя. Осуждение в научной литературе рассматривается как универсальный способ осуществления карательной функции. Оно несет в себе карательный элемент, поскольку «взвинчивает» психику правонарушителя, порицая его самого и деяние, которое он совершил.

Однако осуждение невозможно без наличия государственного принуждения, обязанности правонарушителя. Кроме того, юридическая ответственность не исчерпывается осуждением. Если бы это было так, незачем было бы назначать виновному лицу наказание. Действительно, юридическая ответственность возможна без назначения наказания. А. И. Санталов специально выделил отношения, связанные с уголовной ответственностью, в которых она проявляется без назначения наказания. Но юридическая ответственность не ограничивается осуждением. Осуждение — лишь одно из проявлений юридической ответственности.

Субъективная юридическая ответственность. Своеобразную позицию занимает В. А. Кучинский. Хотя в данном параграфе мы не ставили перед собой цели рассматривать концепции позитивной юридической ответственности, но иначе нельзя понять, что ученый видит в ответственности за правонарушение. «Статутная юридическая ответственность, закрепленная в нормах объективного права, служит юридической формой — всеобщим масштабом социального ограничения поступков, противоречащих достигнутому уровню социальной свободы.

Субъективная же ответственность является совершенно определенной мерой ограничения личной свободы конкретного лица (правонарушителя)». Далее исследователь приходит к выводу, что субъективная ответственность есть обязанность правонарушителя претерпеть неблагоприятные последствия совершенного противоправного и виновного деяния.

Таким образом, за оригинальным названием «субъективная ответственность» скрывается представление о юридической ответственности как об обязанности. Между тем название не отражает содержания самой концепции. С термином «субъективная» неизбежно связываются такие понятия, как «субъект правонарушения», «субъективная сторона правонарушения», «субъективные права», ни одно из которых в полной степени не характеризует юридическую ответственность. Более того, перечисленные понятия могут даже не входить в содержание юридической ответственности.

Еще раз подчеркнем, что концепции, рассматривающие юридическую ответственность, соответственно, как меры государственного принуждения; обязанность претерпеть неблагоприятные последствия; принудительно исполнимую обязанность; обязанность дать отчет; оценку (осуждение); наказание; реализацию санкции; правоотношение; реакцию общества на правонарушение, не исключают друг друга полностью, а раскрывают отдельные признаки, характеристики, стадии юридической ответственности.

Многие концепции юридической ответственности указывают на какую-либо ее отдельную черту, но не характеризуют ее в целом, что гораздо важнее. Ученые правильно отражают какой-то аспект юридической ответственности, однако не охватывают с общетеоретических позиций всех ее признаков.

В этой связи в понятие юридической ответственности за правонарушение должны быть включены следующие признаки: юридическая обязанность; юридическая обязанность состоит в обязанности претерпевания мер государственного принуждения; юридическая ответственность сопряжена с государственным осуждением правонарушителя; юридическая ответственность имеет своим последствием неблагоприятные для правонарушителя ограничения имущественного и личного неимущественного характера.

Государственно-принудительная форма реализации юридической ответственности. В случае нарушения правовой нормы, несоблюдения или неисполнения ее предписания возникает государственно-принудительная (негативная) юридическая ответственность. Мы связываем момент возникновения государственно-принудительной формы реализации ответственности с моментом совершения правонарушения. Однако не все ученые согласны с нами.

Некоторые связывают возникновение и реализацию ответственности со вступившим в законную силу приговором суда, полагая, что иной подход нарушает Конституцию РФ и УПК РФ. Отметим: вступление в законную силу приговора суда является всего лишь основанием для применения наказания. А наказание и ответственность — не тождественные понятия.

Другая группа авторов связывает момент возникновения и реализации уголовной ответственности с применением норм уголовного процесса, «поскольку необходимо выполнение определенных уголовно-процессуальных действий»; однако и в рамках данной концепции существует несколько направлений. Так, одни исследователи считают, что уголовная ответственность возникает с момента применения мер процессуального пресечения, вторые связывают ее с задержанием подозреваемого, третьи — с предъявлением обвинения, четвертые — с вынесением обвинительного приговора.

Именно с момента совершения правонарушения на правонарушителя возлагается обязанность подвергнуться неблагоприятным последствиям, которые предусмотрены санкцией нарушенной нормы, и понести неблагоприятные последствия. Наша позиция не противоречит Конституции РФ, так как в ней подчеркивается, что виновность должна быть установлена.

И ни слова не говорится о том, что лицо не является невиновным с момента совершения преступления. В ней указывается, что оно считается невиновным. Полагаем, что «не является» и «не считается» — разноплановые понятия. Основной Закон и УПК РФ лишь подчеркивают обязанность доказывания вины в установленном порядке. Примечательно, что согласно «Всеобщей декларации прав человека» лицо «имеет право считаться невиновным» (ст. 11).

Если придерживаться иных взглядов на момент возникновения юридической ответственности, то придется или признать, что наказание и уголовная ответственность — тождественные понятия, или исключить из УК РФ институт освобождения от уголовной ответственности, или свести на нет институты индивидуализации и дифференциации ответственности. Нормы не только Общей, но и Особенной части УК свидетельствуют о возникновении ответственности именно с момента совершения преступления.

Например: «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности» (ст. 299); «Незаконное освобождение от уголовной ответственности» (ст. 300). Привлечь можно к тому, что уже существует. Закон специально подчеркивает, что ответственность есть, но следователь (дознаватель) привлекает к ней не то лицо или незаконно освобождает от нее кого-либо.

Государственно-принудительная форма реализации юридической ответственности возникает с момента совершения правонарушения, а вступление решения компетентного органа в законную силу указывает лишь на то, что наступила динамика юридической ответственности и начали реализовываться ее карательная, воспитательная, восстановительная функции.

С момента совершения правонарушения между государством и правонарушителем возникает правоотношение. Это правоотношение неравноправных сторон — властеотношение, основанное на государственном принуждении. Элементами данного правоотношения являются права и обязанности правонарушителя и государства. Обязанности правонарушителя сопутствует государственное принуждение. Юридическая ответственность обладает нормативностью, а нормативность юридической ответственности, как и нормативность права, предполагает возможность государственного принуждения.

И если до совершения правонарушения государственное принуждение существует лишь как возможность, то с возникновением конкретного правоотношения юридической ответственности возможность перерастает в реальную действительность. Государственное принуждение заложено в самой норме, предусматривающей юридическую ответственность, а государственный аппарат — это лишь средство реального осуществления государственного принуждения.

Обязанность, осуждение, непосредственное претерпевание неблагоприятных последствий основаны на государственном принуждении и осуществляются посредством государственного принуждения. Государственное принуждение, наряду с обязанностью, осуждением и реальным претерпеванием, определяет содержание второй формы реализации юридической ответственности, второго способа существования юридической ответственности.

Статика государственно-принудительной формы реализации юридической ответственности определяется обязанностью правонарушителя подвергнуться осуждению и претерпеть неблагоприятные последствия, предусмотренные санкцией нарушенной нормы. Однако обязанность так и останется обязанностью, если не будут реально применены меры государственного принуждения, если не будет претерпевания виновным неблагоприятных ограничений прав материального, правового или личного характера, если не будет осуждения государством его поведения.

Тем не менее, сущностным моментом государственно-принудительной формы реализации ответственности является обязанность, поскольку она проявляется во всех ее видах, она имманентно присуща ответственности. Наказания может и не последовать, может не последовать и осуждения, но обязанность будет существовать определенное время независимо от того, были реализованы осуждение и наказание или нет.

Исчезновение обязанности связано со сроками давности привлечения к ответственности или со сроками исполнения наказания, взыскания, сроками исковой Давности. Обязанность независимо от факта ее реализации имманентно присуща юридической ответственности. Без обязанности юридической ответственности не существует.

Во многом обязанность предопределяет дальнейший путь развития правоотношений между государством и правонарушителем. В обязанности фиксируется возможный вариант будущего поведения правонарушителя, основанный на государственном принуждении. Наличие реального осуждения и претерпевания неблагоприятных последствий зависит уже от деятельности компетентных органов.

Однако при всей важности этого признака ответственность так и останется «невидимой», выводимой лишь теоретически, если не произойдет ее внешней реализации. Осуждение, несение неблагоприятных последствий (в том числе и состояние наказанности) характеризуют динамику юридической ответственности, хотя по своей сути осуждение уже есть несение неблагоприятных последствий, поскольку оно воздействует на психику правонарушителя. Правонарушитель подвергается осуждению, порицанию от имени государства. Получается, осуждение выступает как начальный этап реализации карательной функции юридической ответственности.

Осуждение, несение неблагоприятных последствий невозможны вне правоотношений юридической ответственности — они характеризуют динамику этих правоотношений. Однако, как мы уже указывали, правоотношение юридической ответственности не тождественно самой юридической ответственности, первое явление более сложное и объемное, нежели юридическая ответственность.

Во многом именно на осуждении основывается дальнейшая реализация юридической ответственности. Осуждение правонарушителя содержится в решении компетентного органа. В этом же решении содержится юридическая квалификация содеянного и определяется конкретный объем правоограничений, неблагоприятных последствий, возлагаемых на правонарушителя.

Реализация этих правоограничений — процесс осуществления юридической ответственности, ее динамическая стадия. Реализация санкции, нарушенной нормы и государственно-принудительная юридическая ответственность соотносятся между собой как часть и целое. Реализация санкции — одно из проявлений юридической ответственности. Юридическая ответственность — явление комплексное.

По существу, сторонники концепции «юридическая ответственность — обязанность» противоречат себе, указывая, что обязанность реализуется в процессе претерпевания неблагоприятных последствий. Получается, что реализация этой обязанности является реализацией юридической ответственности, но самой юридической ответственностью не является. Следует отметить, что некоторые ученые-криминалисты придерживаются позиции, согласно которой уголовной ответственностью является как обязанность подвергнуться неблагоприятным последствиям, так и реализация этой обязанности.

Реальное претерпевание неблагоприятных последствий возможно только на основе решения компетентного органа, вступившего в законную силу. Такое решение ограничивает правовой статус правонарушителя. В процессе ограничения правового статуса правонарушителя происходит индивидуализация юридической ответственности. Реализации материальных норм права сопутствует реализация процессуальных норм. Но сама реализация процессуальных норм не является юридической ответственностью.

Другим признаком, характеризующим государственно-принудительную форму реализации ответственности, является несение виновным неблагоприятных последствий и после исполнения наказания, взыскания и т.п. В уголовном праве это судимость, в административном и трудовом — наличие взыскания. Их обобщающее определение — состояние наказанности. В уголовном праве наличие у лица судимости связано с целью осуществления частной превенции: субъект будет нести повышенную уголовную ответственность, если совершит повторное правонарушение.

Повторность, неоднократность, систематичность предусмотрены во многих составах правонарушений в качестве квалифицирующих признаков. Судимость, наличие взыскания связаны не только с возможностью более тяжелых последствий в случае совершения субъектом нового правонарушения, но и с конкретными правоограничениями, которые предусмотрены иными нормативными актами или указаны непосредственно в нормативном акте, устанавливающем ответственность.

Связь состояния наказанности с государственным принуждением носит двоякий характер. С одной стороны, в состоянии наказанности проявляется реальное, воплощенное в действительность государственное принуждение, поскольку субъект несет неблагоприятные правоограничения, а с другой стороны, над ним довлеет угроза более строгих мер юридической ответственности в случае повторного нарушения правовой нормы, т. е. возможность, а не действительность более строгих мер государственного принуждения.

Анализируя проявления государственно-принудительной формы реализации юридической ответственности — обязанность, осуждение, реализацию санкции правовой нормы, — приходишь к выводу, что сущностным признаком государственно-принудительной формы реализации юридической ответственности является обязанность. Ответственность возможна без осуждения, без назначения наказания, но наличие обязанности подвергнуться неблагоприятным последствиям, предусмотренным правовой нормой, — неотъемлемый признак ответственности.

Без обязанности нет юридической ответственности. Отсутствие обязанности исключает как первую, так и вторую форму реализации юридической ответственности.

Следует четко определить соотношение юридической ответственности и мер государственного принуждения, ведь государственное принуждение является одним из признаков юридической ответственности. Каковы критерии отграничения юридической ответственности от иных мер государственного принуждения, характеризующих рядом своих собственных признаков?

Отдельные признаки мер государственного принуждения и ответственности могут совпадать, но отнюдь не быть тождественными.

Не все меры государственного принуждения связаны с юридической ответственностью. В контексте наших рассуждений понятие «государственное принуждение» шире, чем понятие «юридическая ответственность». По мнению Т. Б. Шубиной, необходимо различать «меры юридической ответственности», «меры защиты», «меры безопасности». Все они должны охватываться категорией «защита права», хотя содержание, назначение, осуществление этих мер различны.

Иные меры государственного принуждения необходимо отграничивать по функциям, целям, основаниям и последствиям применения. К сожалению, новый ГК не содержит понятия гражданско-правовой ответственности, оно подменено понятием «способы защиты гражданских прав». Как полагают В. М. Ведяхин и Т. Б. Шубина, «к мерам, способам защиты прав относятся лишь те, которые применяются по инициативе лица, права которого нарушены, и функция этих мер — прежде всего восстановительная.

Государственно-принудительный механизм защиты права используется только в том случае, если сторона, нарушившая чьи-либо права, либо добровольно их не восстанавливает, либо препятствует этому, либо не исполняет добровольно своей обязанности». К мерам защиты в гражданском праве можно отнести: признание права, самозащиту права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и т.д.

Основанием применения юридической ответственности является правонарушение в совокупности всех необходимых признаков, тогда как для применения иных мер государственного принуждения достаточно объективно противоправного деяния. Однако следует отметить, что в настоящее время, к сожалению, расширился институт ответственности без вины.

Другим основанием отграничения государственно-принудительной ответственности от иных мер принуждения является характер санкций правовых норм. Подобные санкции носят наказательный, штрафной характер. Ответственность — это не просто санкция за правонарушение, а такая санкция, которая влечет определенные лишения имущественного характера, — отмечал О. С. Иоффе.

Другим отличием является характер последствий, наступающих при юридической ответственности. Отсутствие отрицательных последствий и государственного осуждения отличает меры защиты от юридической ответственности. Меры защиты направлены на обеспечение неприкосновенности прав, а юридическая ответственность, кроме того, — на предупреждение правонарушений, наказание виновных. Разница заключается в функциях, целях юридической ответственности. К примеру, меры медицинского характера применяются к больным с целью обеспечения их собственной безопасности и безопасности окружающих.

В интересах безопасности осуществляют досмотр багажа, проверку документов. Эти меры принуждения применяются не в связи с правонарушением, а в рамках правоохранительной деятельности государства, негативные правоотношения здесь не возникают. Как справедливо подчеркивает А. С. Мордовец, меры защиты и меры юридической ответственности не совпадают ни по времени, ни по субъектам реализации, ни по содержанию, ни по форме. Например, защита допускает активную деятельность обладателя прав и свобод по восстановлению им своего нарушенного права без обращения в суд.

Таким образом, отличия иных мер принуждения от мер юридической ответственности заключаются в основании возникновения, каковым является правонарушение в совокупности всех его элементов (для большинства отраслей права); в целях, функциях (иным мерам принуждения несвойственна карательная функция); в отсутствии отрицательных последствий, дополнительных обременений; в субъектах реализации.

Итак, подведем итоги:

Государственно-принудительная форма реализации юридической ответственности характеризуется следующими признаками: юридической обязанностью претерпеть неблагоприятные последствия, вытекающие из факта совершения правонарушения; осуждением правонарушителя; претерпеванием различных ограничений; состоянием наказанности.

Государственно-принудительная форма реализации юридической ответственности — это способ закрепления юридических обязанностей правонарушителя претерпеть осуждение и ограничения имущественного или личного неимущественного характера и их реализация. Данное определение, во-первых, подчеркивает статическую стадию ответственности (период от совершения правонарушения до момента осуждения), которая характеризуется совокупностью прав и обязанностей сторон.

Во-вторых, в нем отмечена динамическая стадия юридической ответственности (осуждение, несение неблагоприятных последствий). В-третьих, указание на категорию «обязанность» подчеркивает взаимосвязь ответственности с правоотношением. В-четвертых, признак государственного принуждения упоминается в самом названии формы ответственности — государственно-принудительной.

Isfic.Info 2006-2017