Общая теория юридической ответственности

Виды и формы международно-правовой ответственности государства-правонарушителя


К проблеме видов и форм международно-правовой ответственности государства-правонарушителя. О видах и формах международной ответственности в литературе высказываются разные точки зрения. Так, Д. Анцилотти, рассматривая последствия международного правонарушения, использует термины «удовлетворение» и «возмещение ущерба».

Он полагает, что в основе удовлетворения лежит признак нематериального ущерба или морального ущерба, а возмещение означает восстановление фактического положения, нарушенного международным неправомерным действием. Л. Оппенгейм считает, что основным юридическим последствием международного правонарушения является возмещение причиненного морального и нематериального вреда в виде денежного возмещения за материальный ущерб и официальное извинение со стороны правонарушителя.

А. Фердрос полагает, что государство-правонарушитель обязано ликвидировать все последствия правонарушения, восстановить прежнее состояние либо, если это не представляется возможным, предоставить справедливое возмещение.

Видами ответственности, отражающими специфику возлагаемых на государство-правонарушителя лишений, являются материальная и нематериальная ответственность. В международно-правовой литературе для обозначения нематериальной ответственности используются следующие термины: моральная, политическая, морально-политическая ответственность.

Г. И. Тункин предлагает различать лишь два вида ответственности — политическую и материальную. По его мнению, не следует говорить о моральной ответственности, так как выражение «моральная ответственность» может пониматься как ответственность не правовая, а вытекающая из нарушений правил международной морали.

По существу правильнее говорить в этом случае о политической ответственности, поскольку моральное удовлетворение, которое имеется в виду, предполагает политическую акцию. Далее Г. И. Тункин пишет: «Несомненно, что все виды ответственности государства как политического образования в известной мере имеют политический характер.

Тем не менее, вряд ли можно возразить против выделения материальной ответственности в самостоятельный вид ответственности. Вместе с тем есть формы ответственности, не связанные с материальным возмещением. Правильнее все эти формы нематериальной ответственности относить к политической ответственности. В этом случае мы будем иметь два вида ответственности: политическую и материальную.

К политической ответственности будут относиться все формы ответственности государства, за исключением материальной ответственности от так называемого морального удовлетворения до различных мер, связанных с ограничением суверенитета государства и так далее».

Другие авторы, соглашаясь с мнением Г. И. Тункина о нецелесообразности употребления термина «моральная ответственность», высказывают сомнения по поводу оправданности и точности обозначения нематериальной ответственности как ответственности политической. Касаясь этого вопроса, В. А. Мазов отмечает, что термин «ущерб» употребляется в международно-правовой литературе для обозначения нарушений не только экономических или имущественных, но и моральных интересов.

Словосочетание «моральный интерес» в данном случае надо понимать лишь как интерес, отличный от материального. Поэтому замена слова «моральный» словом «политический» не раскрывает специфики явления. По мнению исследователя, за международные преступления правонарушитель несет ответственность перед всем международным сообществом.

Следовательно, существование политической ответственности государств, отражающей нарушение конкретных международных обязательств, есть закономерность развития международного права на определенном этапе. Вместе с тем все международные правонарушения наносят вред международному правопорядку. Этим, как полагает В. А. Мазов, и определяется присутствие в современном международном праве моральной ответственности в качестве права на оценку определенных правонарушений и отдельным пострадавшим государством, и международным сообществом.

По мнению М. X. Фарукшина, неточным и не совсем оправданным является выделение в качестве самостоятельной формы политической ответственности государства. Правильнее было бы говорить о материальной и нематериальной ответственности государств. На это обращает внимание В. А. Василенко, у которого не вызывает ни малейшего сомнения, что любой вид ответственности государства носит политический характер.

И лишь за неимением более подходящего термина нематериальную ответственность в литературе обозначают как политическую. В реальной жизни, продолжает автор, виды ответственности государств бывают настолько тесно взаимосвязаны, что порой между ними трудно провести четкую грань. На практике зачастую ущерб, причиняемый международным правонарушением, носит как материальный, так и нематериальный характер.

Деление ответственности на нематериальную и материальную условно, но, тем не менее, необходимо для ее конкретного практического осуществления.

Обособление отдельных видов ответственности дает возможность четко оценить различные по своей природе последствия международных правонарушений и установить объем и формы ответственности государства-правонарушителя. Форма ответственности является способом, с помощью которого государство-правонарушитель выполняет обязанности, вытекающие из совершенного нарушения, и тем самым претерпевает соответствующие лишения.

В качестве форм материальной ответственности выступают реституция и репарация, а нематериальной ответственности — ресторации, сатисфакции и санкции. Если же исходить из различий природы последствий международного правонарушения и трактовать ответственность как обязанность государства претерпеть лишения, сопряженные с его поведением, то формами ответственности являются сатисфакции и репарации.

О реституции. Реституцию в международном праве рассматривают как форму международной ответственности, в рамках которой государство-правонарушитель возвращает потерпевшему государству принадлежащие ему материальные объекты (территории, разного рода имущество, транспортные средства, оборудование, предметы искусства).

Как уже отмечалось, в правоотношениях международной ответственности правонарушитель обязан восстановить нарушенные субъективные права потерпевшего и возместить причиненный ему ущерб, а также понести ответственность в полном объеме.

Это значит, что на правонарушителя возлагаются две обязанности:

  1. обязанность восстановить status quo ante;
  2. обязанность претерпеть меры международной ответственности.

На наш взгляд, восстановление status quo ante в форме реституции не влечет лишений для государства-правонарушителя, а поэтому реституция не может быть признана формой международной ответственности. Реституция является способом восстановления status quo ante при условии, что имущество пострадавшего государства не уничтожено и не повреждено.

От реституции следует отличать субституцию, которая означает замену уничтоженного или поврежденного имущества, произведений искусства сходными и равноценными предметами. В тех случаях, когда восстановление прежнего положения в порядке реституции или субституции невозможно, прибегают к репарации, которая представляет собой возмещение материального ущерба деньгами, товарами, услугами и т.д.

Реституция захваченного имущества была применена в отношении Германии после Первой и Второй мировых войн. Порядок получения реституций с Германии после Второй мировой войны определили документы Союзного контрольного совета, а порядок получения реституций с бывших союзников Германии определялся Парижскими мирными договорами 1947 г.

Isfic.Info 2006-2017