Общая теория юридической ответственности

О классификации международных правонарушений


Классифицируя международные правонарушения, следует опираться на комплекс единых критериев, позволяющих оценить характерные особенности любых видов международных правонарушений.

По мнению В. А. Василенко, этот комплекс должен включать три основных критерия:

  1. значимость международно-правовых актов и характер регулируемых ими правовых отношений;
  2. предполагаемый образ действий государства-правонарушителя;
  3. степень социальной опасности и характер последствий международного правонарушения.

На основании данного комплекса критериев автор подразделил все международные правонарушения на три основных вида:

  1. ординарные международные правонарушения;
  2. особо опасные международные правонарушения;
  3. тягчайшие международные преступления.

Признаки ординарных международных правонарушений обычно не фиксируются в соответствующих международно-правовых нормах, а сами они представляют собой нарушения обязательств отдельных государств друг перед другом и не связаны с применением силы или совершением иных действий, которые представляли бы угрозу миру и безопасности. Вредные последствия подобных правонарушений распространяются лишь на потерпевшее государство и не создают опасности для международного правопорядка.

Особо опасные международные правонарушения предусматриваются нормами международного права, в которых закреплены обязательства государств друг перед другом и перед всем международным сообществом государств.

Совокупность признаков, характеризующих отдельные особо опасные международные правонарушения, содержится, например, в Договоре 1963 г. о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой, в Договоре 1968 г. о нераспространении ядерного оружия, в Конвенции 1972 г. о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) оружия, токсинов и их уничтожения и др.

Особо опасные международные правонарушения создают угрозу всеобщему миру и безопасности, но не являются актами агрессии. К числу особо опасных международных правонарушений можно отнести акты государственного пиратства, испытания ядерного оружия в атмосфере, космосе или под водой, производство биологического оружия.

Признаки тягчайших международных преступлений сформулированы в международных договорах и соглашениях, играющих особо важную роль в поддержании международного правопорядка. Эти правонарушения совершаются с применением вооруженной силы или с использованием различных видов неправомерного принуждения и ставят под угрозу само существование государств и народов. Тягчайшие международные преступления, в силу их особой опасности для международного сообщества и всего человечества, называют также преступлениями против человечества.

Преступления против человечества делятся на три основные группы:

  1. преступления против мира — планирование, подготовка, развязывание и ведение агрессивной войны;
  2. военные преступления — нарушения законов и обычаев войны, в частности убийства, истязания или увод в рабство (или для других. целей) гражданского населения оккупированной территории; убийства или истязания военнопленных, убийства заложников, бессмысленное разрушение городов и деревень и др.;
  3. преступления против человечности — убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, и др.

В настоящее время категория международных преступлений в международном праве считается сложившейся. Комиссия международного права, проводя работу по кодификации норм ответственности государств, подчеркнула, что международное преступление является самым серьезным международно-правовым деянием, которое должно квалифицироваться с учетом трех факторов:

  1. выделения в рамках норм международного права императивных норм международного права, нарушение которых затрагивает интересы всех без исключения государств;
  2. установления принципа, согласно которому орган государства, нарушивший международное обязательство, имеющее основополагающее значение для обеспечения жизненно важных интересов международного сообщества государств в целом, должен быть наказан, согласно особо строгим нормам внутригосударственного уголовного права;
  3. закрепления в Уставе ООН специальных последствий за нарушение некоторых международных обязательств.

Статья 19 Проекта комиссии «Международные преступления и правонарушения» гласит:

1. Деяние государства, нарушающее международное обязательство, является международно-правовым деянием, независимо от объекта нарушенного обязательства.

2. Международно-правовое деяние, возникающее в результате нарушения государством международного обязательства, столь основополагающего для обеспечения жизненно важных интересов международного сообщества, что его нарушение рассматривается международным сообществом в целом как преступление, — составляет международное преступление.

3. С соблюдением пункта 2 и в соответствии с действующими нормами международного права международные преступления могут, в частности, возникать в результате:

а) тяжкого нарушения международного обязательства, имеющего основополагающее значение для обеспечения международного мира и безопасности, такого, как обязательство, запрещающее агрессию;

б) тяжкого нарушения международного обязательства, имеющего основополагающее значение для обеспечения права народов на самоопределение, такого, как обстоятельство, запрещающее установление или сохранение силой колониального господства;

в) тяжкого и массового нарушения международного обязательства, имеющего основополагающее значение для защиты человеческой личности, такого, как обязательства, запрещающие рабство, геноцид, апартеид;

г) тяжкого нарушения международного обязательства, имеющего основополагающее значение для защиты окружающей среды, такого, как обязательство, запрещающее массовое загрязнение атмосферы или морей.

4. Всякое международно-противоправное деяние, которое не составляет международного преступления в соответствии с пунктом 2, является международным правонарушением».

Существование международного преступления государства определяется наличием двух элементов, по выражению Н. А. Ушакова, «как бы объективного и субъективного характера». Объективный элемент — нарушение обязательства, по своему содержанию основополагающего для обеспечения жизненно важных интересов международного сообщества.

Субъективный элемент — отнесение такого нарушения международным сообществом государств к категории международных преступлений. Международное преступление возникает в случае нарушения обязательства, вытекающего из императивных норм международного права. Однако нарушение не всякой императивной нормы и не любое ее нарушение рассматривается как международное преступление. Здесь надо иметь в виду еще один признак международного преступления — серьезность, тяжесть нарушения государством международного обязательства.

Обстоятельства, исключающие международную противоправность.

Наука и практика международного права свидетельствуют о том, что в определенных ситуациях поведение государства не составляет противоправного деяния, хотя и не соответствует его международному обязательству. Комиссия международного права в проекте статей об ответственности государств определила подобные ситуации как случай, когда, несмотря на явное наличие двух условий существования международного противоправного деяния, нельзя сделать вывод о его существовании.

Обстоятельствами, которые учитываются в этой связи, являются согласие, ответные меры в отношении международно-противоправного деяния, форс-мажор и непредвиденный случай, бедствие, крайняя необходимость и законная оборона. Наличие данных обстоятельств должно быть явно установлено в каждом конкретном случае.

Статья 29 проекта, озаглавленная «Согласие», гласит: «Правомерным образом данное государством согласие на совершение другим государством определенного деяния, не соответствующего обязательству последнего в отношении первого государства, исключает противоправность этого деяния применительно к этому другому государству, поскольку это деяние находится в пределах вышеуказанного согласия».

Согласие государства создает право другого государства в рамках полученного согласия. Согласие фактически означает соглашение между государствами о неприменении в данном конкретном случае предусмотренного обязательства. Однако согласия не может быть, если данное обязательство вытекает из императивной нормы общего международного права. Большинство норм международного права связывает государство только в случае признания их в качестве юридически обязательного правила поведения.

Но в современном международном праве существуют принципы и нормы, юридическая обязательность которых для всех государств абсолютна. Поэтому действительность согласия определяется с учетом требований императивных норм международного права. Согласие также недействительно, если оно получено в результате ошибки, обмана, подкупа, подлога, неправомерного насилия.

Согласие, данное постфактум, не исключает противоправности деяния. Оно означает лишь отказ от права требовать осуществления другим государством мер международной ответственности, отказ от права предъявления международной претензии.

В статье 30 проекта, озаглавленной «Ответные меры в отношении международно-противоправного деяния», предусматривается следующее обстоятельство, исключающее противоправность деяния: «Противоправность деяния государства, не соответствующего обязательству этого государства в отношении другого государства, исключается, если это деяние является закономерной, в соответствии с международным правом, мерой в отношении этого другого государства, вызванной его международно-противоправным деянием».

Эта статья имеет в виду два возможных случая:

  1. принятие потерпевшим государством непосредственно и самостоятельно правомерных мер в отношении государства, совершившего против него противоправное деяние;
  2. применение государством мер в отношении государства-нарушителя по поручению компетентной международной организации.

Любая мера, принимаемая в ответ за международное правонарушение, должна быть правомерной. Современное международное право исключает из круга правомерных международных санкций вооруженные репрессалии. Осуществление ответных мер подчинено требованию пропорциональности: все ответные меры должны в определенной степени соответствовать допущенному нарушению.

Применение силы в ответ на вооруженное нападение законно, международная ответственность обороняющегося государства исключена. Статья 51 Устава ООН гласит: «Устав ни в коей мере не затрагивает неотъемлемого права на индивидуальную или коллективную самооборону, если произойдет вооруженное нападение».

Положения ст. 51 Устава ООН конкретизируют нормы п. 4 ст. 2 Устава, согласно которой «все члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций».

Отказ государств от применения силы и угроз силой в отношении друг друга является основным условием их дружественного сотрудничества и нормального функционирования межгосударственных отношений. Именно этой цели служит международное право, обязывающее государства к взаимному соблюдению заранее разработанных ими правил поведения как гарантии сохранения каждым из них своего суверенитета и безопасности.

Старое международное право предусматривало такие принципы и институты, как право государства на войну, право победителя, аннексия, контрибуции и др.

Человеческая цивилизация в своем развитии шла по пути ограничения применения силы в международных отношениях. На современном этапе, в условиях постоянного усложнения и углубления взаимодействия и взаимосвязанности государств, последние стремятся мирно разрешать возникшие международные споры. Неприменение силы для разрешения международных споров способствует урегулированию глобальных проблем и выступает в качестве одного из существенных элементов в механизме обеспечения международной безопасности.

Проблема неприменения силы или угрозы силой в международных отношениях ввиду своей огромной значимости постоянно привлекает к себе внимание мировой международно-правовой доктрины. Проблема сохранения мира, если ее рассматривать в международно-правовом плане, решается посредством соблюдения государствами обязательства неприменения силы во взаимных отношениях.

Иначе говоря, добросовестное выполнение государствами принципа неприменения силы является тем базовым международно-правовым требованием, которое обеспечивает сохранение международного мира как важнейшей ценности человечества в нынешний век существования оружия, способного уничтожить саму человеческую цивилизацию. Этим обстоятельством и обусловливается то повышенное внимание, которое уделяется как самому принципу неприменения силы, так и средствам его реализации.

По сути дела, все предложения государств в области обеспечения международного мира и безопасности так или иначе связаны с задачей более действенной реализации принципа неприменения силы в международных отношениях, поскольку ближайшей целью таких инициатив являются подтверждение, развитие или конкретизация данного принципа и обеспечивающих его соблюдение норм международного права, а конечной целью — эффективное применение этих норм международного права в практике международных отношений, в конкретных ситуациях.

Иначе говоря, через внешнеполитическую деятельность государств происходит процесс осуществления и совершенствования принципа неприменения силы, что в конечном итоге и позволяет государствам обеспечить сохранение мира, его поддержание или восстановление.

По этой причине изучение роли и значения принципа неприменения силы в системе других основных принципов международного права, его места среди норм правовой ответственности, призвано способствовать выявлению путей укрепления международного мира и безопасности.

Объективные тенденции общественного развития и интересы всех народов мира требуют дальнейшего развития принципа неприменения силы. Мир — это отсутствие войны. Это главное. В этом плане ООН преследует цели:

«1. Поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения угрозы миру и подавления актов агрессии или других нарушений мира; проводить мирными средствами, в согласии с принципами справедливости и международного права, улаживание или разрешение международных споров или ситуаций, которые могут привести к нарушению мира;

2. Развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры по укреплению всеобщего мира;

3. Осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии...» (ст. 1 Устава ООН).

Эти положения Устава ООН нормативно определены в принципах международного права, прежде всего — в принципе неприменения силы или угрозы.

Самооборона — это вид самопомощи, обладающий качеством санкций, ответной реакции на конкретное межгосударственное правонарушение — вооруженное нападение. Право на самооборону характеризует новое правовое положение государства, в котором оно оказалось в результате совершения на него вооруженного нападения другим государством. Субъектом права на самооборону является государство, по отношению к которому не было выполнено обязательство необращения к силе в форме вооруженного нападения.

Обстоятельством, исключающим противоправность деяния, может быть действие непреодолимой силы, т. е. непредвиденные и неотвратимые события чрезвычайного характера. Статья 31 проекта статей об ответственности гласит: «Противоправность деяния государства, не соответствующего его международному обязательству, исключается, если деяние было вызвано непреодолимой силой или не поддающимся контролю непредвиденным внешним событием, которая (которое) сделала (сделало) для государства материально невозможным действовать в соответствии с указанным обязательством или понять, что его поведение не соответствует этому обязательству».

Термин «материальная невозможность» подразумевает реальную, объективно существующую невозможность действовать так, как это предусмотрено для обычно существующих условий. Факторами, которые вызвали состояние материальной невозможности, являются либо непреодолимая сила, либо не поддающееся контролю государства непредвиденное внешнее событие.

В таких условиях государство оказывается объективно не в состоянии избрать поведение, соответствующее требованиям его международного обязательства. Непреодолимость внешнего фактора — основное условие наличия непреодолимой силы. Ситуации непреодолимой силы могут создаваться в результате действия стихийных сил природы.

Непредвиденный случай — чрезвычайное событие, которое органы государства не в состоянии предвидеть, а значит, и избежать. Речь может идти, например, о непредвиденном нарушении морской или воздушной границы в чрезвычайных погодных условиях и т.п.

Следующее обстоятельство, исключающее противоправность деяния, предусмотрено в ст. 32 проекта, озаглавленной «Бедствие». Статья гласит:

«1. Противоправность деяния государства, не соответствующего его международному обязательству, исключается, если субъект поведения, составляющего деяние этого государства, в ситуации крайнего бедствия не имел иной возможности спасти свою жизнь или жизнь вверенных ему лиц.

2. Пункт 1 не применяется, если государство, о котором идет речь, содействовало возникновению ситуации крайнего бедствия или если поведение, о котором идет речь, могло вызвать сравнимое или более тяжкое бедствие...»

Ситуациями крайнего бедствия в международной практике должны признаваться главным образом случаи нарушения границ другого государства, например, когда капитан судна, терпящего бедствие, пытается укрыться от шторма в иностранном порту, не имея на то разрешения.

Состояние необходимости как обстоятельство, исключающее ответственность государств, вызывает большие дискуссии1. Статья 33 проекта, озаглавленная «Состояние необходимости», гласит:

«1. Государство не может ссылаться на состояние необходимости как на основание для исключения противоправности деяния этого государства, не соответствующего его международному обязательству, за исключением тех случаев, когда:

а) это деяние являлось единственным средством защиты существенного интереса этого государства от серьезной и неминуемой опасности;

б) это деяние не нанесло серьезного ущерба существенному интересу государства, в отношении которого существует указанное обязательство.

2. В любом случае государство не может ссылаться на состояние необходимости как на основание для исключения противоправности:

а) если международное обязательство, которому не соответствует деяние этого государства, проистекает из императивной нормы общего международного права, или

б) если международное обязательство, которому не соответствует деяние этого государства, установлено договором, в котором прямо или косвенно исключается возможность ссылки на состояние необходимости в отношении этого обязательства, или

в) если государство, о котором идет речь, способствовало возникновению состояния необходимости».

Таковы обстоятельства, исключающие противоправность деяния государства.

Обзор международно-правовой литературы и анализ практики свидетельствуют, что весь комплекс неблагоприятных последствий, возлагаемых на государство, совершившее международное правонарушение, обозначают разными терминами, однако чаще других используется термин «объем ответственности». К рассмотрению этого вопроса мы и переходим.

Isfic.Info 2006-2017