Общая теория юридической ответственности

Гражданско-процессуальная и уголовно-процессуальная ответственность


Гражданско-процессуальная ответственность. Гражданско-процессуальная ответственность, как и иные виды юридической ответственности, едина, но имеет две формы реализации — добровольную и государственно-принудительную. Добровольная форма реализации гражданско-процессуальной ответственности основывается на обязанности должного и необходимого поведения участников гражданского процесса, которая выражается в их реальном правомерном поведении.

Гражданско-процессуальные обязанности закреплены в общей форме в Конституции РФ (граждане обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы РФ), а также в конкретных нормах гражданско-процессуального законодательства.

К мерам принудительной формы реализации гражданско-процессуальной ответственности следует отнести судебные штрафы, которые регламентируются ст. 105 ГПК РФ. В частности, в ст. 105 указано: «Судебные штрафы налагаются судом в случаях и размерах, предусмотренных настоящим Кодексом». Анализ Гражданского процессуального кодекса показывает, что штрафы налагаются в следующих случаях:

  • во-первых, за невыполнение требования суда о представлении доказательств по причинам, признанным судом неуважительными (ч. 3 ст. 57);
  • во-вторых, за нарушение наложенного в рамках мер по обеспечению иска запрета совершать определенные действия (ч. 2 ст. 140);
  • в-третьих, за нарушение порядка в судебном заседании (ч. 3 ст. 159); уклонение переводчика от явки в суд или от надлежащего исполнения своих обязанностей (ч. 4 ст. 162);
  • в-четвертых, за неявку в судебное заседание по неуважительным причинам свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика (ч. 2 ст. 168);
  • в-пятых, в случае неисполнения обязанности сообщить о мерах, принятых по частному определению суда (ч. 2 ст. 226);
  • в-шестых, за неявку в судебное заседание, в котором рассматривается дело, возникшее из публичных правоотношений, представителя органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, явка которых была признана судом обязательной (ч. 4 ст. 246);
  • в-седьмых, за непредставление должностными лицами истребуемых судом доказательств по делам, возникающим из публичных правоотношений (ч. 2 ст. 249).

Полагаем, что гражданско-процессуальная ответственность выполняет регулятивную, превентивную, карательную, восстановительную, воспитательную функции, в связи с чем нельзя согласиться с мнением А. А. Бессонова, видящего социальное назначение гражданской процессуальной ответственности в предупреждении, воспитании, восстановлении правопорядка.

Как мы уже неоднократно указывали, превентивная функция не может развиться, если те или иные общественные отношения не будут закреплены регулятивной функцией. В противном случае нечего будет охранять. Не ясно, почему автор не выделяет карательную функцию гражданско-правовой ответственности, а между тем сам в классификации гражданской процессуальной ответственности отмечает ее карательную разновидность.

О правильности нашей позиции свидетельствует и ст. 2 ГПК РФ, закрепляющая задачи гражданского судопроизводства. Среди них специально можно выделить: предупреждение правонарушений, воспитание законопослушания и законоуважения, защиту прав и законных интересов личности, общества, государства.

Регулятивная функция гражданско-процессуальной ответственности закрепляет обязанности участников процесса и иных лиц по своевременному извещению о судебном заседании, представлению доказательств. Она устанавливает запрет на совершение определенных действий, например на передачу имущества.

Регулятивная функция закрепляет обязанности по должному и необходимому поведению во время судебного заседания, своевременной явке, бережному отношению к судебным исполнительным документам. Она специально закрепляет обязанности организаций, предприятий, граждан представлять сведения о должнике, обращать взыскания на заработную плату, имущество и иные доходы должника.

Гражданско-процессуальные обязанности указывают на должное и необходимое поведение участников гражданского процесса и иных лиц, содействующих осуществлению правосудия. Они выступают «важнейшим и необходимым средством обеспечения функционирования всего правового механизма». Процессуальные обязанности не могут не участвовать в регулировании поведения участников гражданско-процессуальных отношений.

Они обеспечивают развитие динамики процессуального отношения, а в силу того, что материальное правоотношение связано с процессуальным, оказывают косвенное воздействие и на развитие материальных правоотношений ответственности. Закрепляя обязанности участников процесса, регулятивная функция участвует в определении их процессуального статуса.

Несмотря на относительную самостоятельность процессуальной ответственности, нельзя не отметить ее служебный характер — она призвана обеспечивать правильное развитие гражданско-правовых отношений ответственности, а достижение целей процессуальной ответственности способствует эффективному осуществлению функций уголовной, гражданско-правовой и т.п. ответственности.

«Специфическая роль, которую играют гражданские процессуальные обязанности в гражданском процессе, не может быть правильно понята без четкого понимания самой природы гражданского судопроизводства как регулирующей системы властеотношений.

В совокупности элементарных отношений все участники процесса наделяются обязанностями и правами по отношению к суду, тогда как суд обладает правами и несет обязанности по отношению к каждому участнику процесса; б) права и обязанности суда и участвующих в деле лиц носят двусторонний представительно-обязывающий характер; в) природа субъективных прав такова, что они, по общему правилу, имеют характер правомочий на одностороннее волеизъявление, что, в свою очередь, обусловливает специфику метода регулирования динамики гражданского процесса.

Права и обязанности суда в гражданском процессе связывают его и с государством, органом которого он является, тогда как права и обязанности других участников процесса связывают их с государством через суд».

Возникает вопрос: а является ли суд субъектом гражданской процессуальной ответственности? Безусловно, его действия регулируются нормами гражданского процессуального права, но одновременно на него распространяется закрепленная в Конституции РФ обязанность соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина. В отношении судей действует обязанность (общая для данной категории субъектов), закрепленная в ст. 3 Закона РФ «О статусе судей РФ»: «Судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию РФ и другие законы».

Также он обязан не причинять вреда при осуществлении правосудия (ст. 1070 ГК РФ). В Уголовном кодексе закреплены обязанности не выносить неправосудного приговора или иного решения (ст. 305); не превышать служебных полномочий (ст. 286); не злоупотреблять служебными полномочиями (ст. 285); добросовестно, а не халатно относиться к своим полномочиям (ст. 293).

Согласно постановлению Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. положения пункта 2 ст. 1070 Гражданского кодекса в его конституционно-правовом смысле, выявленном в постановлении, и во взаимосвязи со ст. 6 и 41 Конвенции по защите прав человека и основных свобод не могут служить основанием для отказа в возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства в иных случаях (когда спор не разрешается по существу) в результате незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением; упомянутый пункт признан не противоречащим Конституции РФ.

Гражданско-процессуальные обязанности включены в общую систему обязанностей, распространяющуюся на субъектов, осуществляющих правосудие, но государственно-принудительная форма реализации ответственности за нарушение норм процессуального законодательства будет уголовной, гражданско-правовой или дисциплинарной. В литературе в качестве примера процессуальной ответственности суда называют отмену его незаконных решений. Мы придерживаемся иной позиции.

Отмена вышестоящим органом незаконного решения сама по себе не несет неблагоприятных последствий для субъекта нарушения, однако может служить условием (юридическим фактом) для реализации карательной и восстановительной функций уголовной, гражданско-правовой и дисциплинарной ответственности.

Следует уточнить перечень субъектов гражданской процессуальной ответственности. А. А. Бессонов отмечает, что к такой ответственности могут быть привлечены только участники процесса. Действительно, истец, ответчик, свидетель, эксперт, представитель — участники процесса и субъекты правового воздействия гражданско-процессуальной ответственности.

К другой группе субъектов относятся лица, обязанные содействовать осуществлению правосудия и не препятствовать его осуществлению. Это могут быть лица, у которых в связи с решением суда появляется обязанность предоставить доказательства. В качестве таковых могут выступать должностные лица организаций, предприятий, учреждений, обязанные производить отчисления по исполнительным листам.

Таковыми являются и лица, присутствующие на заседании суда: они обязаны соблюдать общепринятые правила поведения и не препятствовать осуществлению правосудия.

В предыдущих параграфах мы отмечали, что поведение субъекта юридической ответственности находится под воздействием системы обязанностей и запретов. Это в принципе относится и к участникам гражданского процесса. Так, свидетель обязан дать правдивые показания (ст. 70 ГПК и ст. 307 УК). Лицо, вызванное в качестве свидетеля, не может отказаться от дачи показаний (ст. 70 ГПК и ст. 308 УК). Аналогичные обязанности распространяются в отношении экспертов (ст. 85 ГПК и ст. 307 УК).

Находясь в зале заседания, участники процесса и иные лица обязаны уважительно относиться к суду, не препятствовать осуществлению правосудия (ст. 297 УК, ст. 158 ГК, ст. 17.3 КоАП). Возникает вопрос: не теряют ли своей самостоятельности гражданско-процессуальные обязанности и, следовательно, гражданско-процессуальная ответственность? Думается, что нет. В одних случаях гражданско-процессуальные обязанности конкретизируют смежные обязанности, изложенные в других нормативно-правовых актах, т. е. выступают как специальные, а в других, наоборот, обязанности, изложенные в иных нормативно-правовых актах, конкретизируют гражданско-процессуальные обязанности. В конечном итоге все они способствуют интересам осуществления правосудия и динамичности гражданского процесса.

Превентивная функция призвана определить правила поведения участников гражданско-процессуальных отношений и не допустить их нарушения. Угроза, содержащаяся в санкции, приобретает самостоятельное значение в тех случаях, когда воздействие осуществляется в отношении субъекта, склонного к совершению правонарушений. Поскольку повторность является квалифицирующим признаком составов гражданских процессуальных нарушений, можно выделить и частнопревентивный аспект превентивного воздействия.

Например, первоначально судьей за нарушение правил поведения в судебном заседании выносится предупреждение, а если субъект продолжает нарушать свои обязанности, на него налагается штраф.

В этом нельзя не заметить и проявления восстановительной функции гражданско-процессуальной ответственности. Ведь штраф, предупреждение побуждают субъекта прежде всего к восстановлению нарушенных отношений, исправлению собственного поведения и необходимому участию в гражданско-процессуальных отношениях.

Специфика карательного воздействия гражданско-процессуальной ответственности состоит в его преимущественно материальном характере, сужающем имущественную сферу правонарушителя. Исключение составляет предупреждение, выносимое в адрес участников процесса, которое в большей степени носит психологический характер.

В настоящее время можно констатировать низкую эффективность воспитательного воздействия, осуществляемого в отношении участников процесса. Нередки случаи срыва заседаний из-за неявки участников процесса, умышленного затягивания судебного разбирательства, формального отношения к возложенным обязанностям. Впрочем, это объясняется как минимум двумя факторами. Во-первых, общим падением культуры. Во-вторых, «ответной реакцией» граждан на положение дел в судебной системе Российской Федерации.

Ведь не являются редкостью нарушение судом всех разумных сроков рассмотрения даже самых простых дел, формальное отношение судей к собственным обязанностям. Можно выделить и третий фактор. Гражданско-процессуальное законодательство очень сложно для восприятия субъектом, не имеющим специальных познаний, а в силу бедности большей части населения нашей страны позволить себе услуги адвокатов может далеко не каждый.

Да и комментированный Гражданский процессуальный кодекс не относится к разряду дешевой литературы. Его стоимость составляет 300—400 рублей. Таким образом, пенсионер должен отдать за такую книгу значительную часть своей пенсии.

Нельзя не остановиться на некоторых особенностях ответственности по арбитражно-процессуальному законодательству. Новый Арбитражный процессуальный кодекс в качестве мер воздействия на нарушителей процессуальных норм предусматривает: предупреждение о недопустимости нарушения порядка в зале судебного заседания (ст. 154 АПК РФ), удаление из зала судебного заседания, штраф (ст. 111 АПК РФ).

В ст. 119 АПК РФ определено, что размер судебного штрафа, налагаемого на граждан, не может превышать 25 установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда, на должностных лиц — 50 установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда, на организации — 1000 установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда.

Анализ Арбитражного процессуального кодекса показывает, что штрафы могут быть наложены за следующие правонарушения: неуважение к суду (ст. 154); неисполнение обязанности представить истребуемое судом доказательство по причинам, признанным арбитражным судом неуважительными, либо неизвещение суда о невозможности представления доказательства (ст. 66); неисполнение определения по обеспечению иска (ст. 96); неявку в суд лиц, участвующих в деле свидетеля, переводчика, истца, ответчика, представителей государственных органов, органов местного самоуправления, а также лица, привлекаемого к административной ответственности (ст. 156-157, 194, 200, 205, 210, 215); утрату исполнительного листа (ст. 331); неисполнение судебного акта банком или иной кредитной организацией и другими лицами (ст. 332).

К сожалению, из нового Арбитражного процессуального кодекса исключена такая мера воздействия, как отзыв лицензии на осуществление банковских операций, применяемый за неоднократное неисполнение судебных актов арбитражных судов банками или иными кредитными организациями.

Наряду с карательной функцией, сущность которой ярко проявляется в возможности наложения процессуальных штрафов, из ст. 2 АПК РФ вытекает, что ответственность по арбитражному процессуальному законодательству выполняет превентивную и воспитательную функции.

Так, задачами судопроизводства в арбитражных судах являются в частности укрепление законности и предупреждение правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, формирование уважительного отношения к закону и суду, содействие становлению и развитию партнерских деловых отношений, формирование обычаев и этики делового оборота.

Isfic.Info 2006-2017