Общая теория юридической ответственности

Становление конституционно-процессуальной ответственности


В настоящее время можно констатировать лишь начало становления института конституционно-процессуальной ответственности. Назрела острая необходимость во введении ответственности депутатского корпуса за нарушения процедуры принятия законов, волокиту, неисполнение постановлений Конституционного Суда о приведении нормативно-правовых актов в соответствие с Конституцией.

Указания Конституционного Суда о необходимости приведения нормативно-правовых актов в соответствие с Конституцией не выполняются годами. «Очевидно, что в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде РФ" либо в ином федеральном законе целесообразно установить дополнительные гарантии по реализации обращенных к законодателю решений Конституционного Суда РФ, касающихся социальных, экономических и культурных прав граждан».

В ФКЗ РФ «О Конституционном Суде РФ» предусмотрены последствия неисполнения решений Конституционного Суда РФ: «Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда РФ влечет ответственность, установленную федеральным законом». Это могла бы быть конституционно-правовая, административная или уголовная ответственность. Однако до сих пор подобного федерального закона не принято.

Фактически не защищенным остается конституционный процесс. В ст. 54 ФКЗ РФ «О Конституционном Суде РФ» законодатель приводит перечень нарушений конституционного процесса: нарушение порядка заседания, неуважение к суду, неподчинение законным требованиям председательствующего.

За данные правонарушения возможны следующие меры ответственности: предупреждение, удаление из зала заседания и штраф. Перечень конституционно-процессуальных правонарушений фактически может быть значительно шире, но, если правонарушения не указаны в законе, они не могут быть признаны таковыми, и, соответственно, за их совершение не может наступить юридическая ответственность.

Становление административно-процессуальной ответственности.

В принципе сказанное выше относится и к административно-процессуальной ответственности. Возникает вопрос: почему? Во-первых, административно-процессуальное право (административно-юрисдикционный процесс) как подотрасль административного права находится только в стадии формирования. Во-вторых, как самостоятельная категория еще не оформилось административно-процессуальное правонарушение. В-третьих, некоторые возможные административно-процессуальные правонарушения (ст. 17.7, 17.8, 17.9 КоАП) по своей сущности являются административными и охватываются понятиями «административное правонарушение», «административная ответственность» и непосредственно содержатся в главе «Административные правонарушения, посягающие на институты государственной власти».

На необходимость формирования административно-процессуальной ответственности указывалось в литературе, с чем можно вполне согласиться и поддержать предложения об установлении административно-процессуальной ответственности за нарушение служащими процессуальных правил, в частности, за несоблюдение сроков ответа, бездействие, нарушение порядка приема заявлений и сообщений, за неисполнение судебных решений.

Мы не против выделения новых видов процессуальной ответственности — конституционно-процессуальной и административно-процессуальной, но в настоящее время еще нельзя говорить о них как о самостоятельных по нескольким причинам.

Во-первых, не сформировались соответствующие отрасли права. Во-вторых, отсутствует четкая формальная определенность конституционно-процессуальных и административно-процессуальных правонарушений.

В-третьих, немногочисленные нормы, предусматривающие такую ответственность, декларативны и не снабжены реальными механизмами реализации.

Итак, можно выделить следующие разновидности процессуальной ответственности: уголовно-процессуальную, гражданско-процессуальную. Арбитражно-процессуальная ответственность является не самостоятельным видом юридической ответственности, а разновидностью гражданско-процессуальной ответственности.

Isfic.Info 2006-2017