Защита в уголовном судопроизводстве

Сущность (правовая природа) защиты и права на защиту в уголовном судопроизводстве


Рассуждения о смысле и сущности уголовно-процессуальном защиты и права на защиту присутствуют в большинстве научных исследовании, посвященных вопросам деятельности защитника, что не только допустимо, но и необходимо. Не будь в Конституции нашего государства норм, отражающих один из принципов цивилизованной судебной системы (ч. 2 ст. 45; ч. 1 ст. 48), присутствие защитника в кабинетах органов предварительного расследования и залах судебного заседания было бы совершенно неуместным. Само существование защитника, как участника уголовно-процессуальных отношений диктуется тем, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи, которая в случаях, предусмотренных законом, оказывается бесплатно. Право на защиту является правовым основанием реализации полномочий защитника в уголовном процессе. Именно поэтому содержание данного пособия открывает вопрос о сущности защиты и права на нее.

Немного о различных значениях термина «защита». В семантическом значении защита - это совокупность процессуальных действий, направленных на опровержение обвинения или смягчение ответственности обвиняемого (подсудимого).

Как функция уголовного судопроизводства защита представляет собой направление деятельности участников со стороны защиты, включающее:

  • оспаривание причастности лица к совершенному преступлению;
  • опровержение обвинения в полном объеме или в какой-либо его части;
  • опровержение размера вреда, причиненного преступлением; приведение доводов, положительно характеризующих лицо, подвергаемое уголовному преследованию, и обосновывающих несоответствие ограничений прав и свобод такого лица особенностям его личности и характеру совершенного им преступного деяния.1Арабули Д. Т. Институт защиты прав и интересов лиц в уголовном судопроизводстве России: автореф. дис.... д-ра. юрид. наук. - Челябинск: Южно-уральский гос. ун-т, 2010. ст. 13.

В качестве уголовно-процессуальной функции защита активизируется в связи с возникновением любого юридического факта, свидетельствующего о начале уголовного преследования в отношении конкретного лица (УПК РФ ч. 3 ст. 49).

В уголовно-процессуальной литературе существует системный подход к определению сущности защиты, заключающийся в разложении ее на две взаимосвязанные составляющие: материальную и процессуальную.

Защиту в материальном смысле образуют:

  • оспаривание законности и обоснованности действий и решений органов предварительного расследования, прокуратуры и суда;
  • оспаривание наличия события преступления, состава преступления в деянии, размера причиненного ущерба;
  • оспаривание уголовно-правовой квалификации преступления;
  • оспаривание законности применения мер принуждения и пресечения к подозреваемому, обвиняемому, подсудимому и проведения следственных действий с его участием;
  • выявление нарушений прав защищаемого лица.

Соответственно защита в процессуальном смысле - это совокупность процессуальных действий участников со стороны защиты, направленных на опровержение обвинения, оправдание подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, или доказывание его меньшей виновности.

Предметом защиты являются права и законные (дозволенные нормами права) интересы подзащитного.

Содержание законных интересов подозреваемого или обвиняемого состоит в том, чтобы:

  • не быть привлеченным к уголовной ответственности и осужденным либо не быть осужденным за более тяжкое преступление, чем то, которое он совершил;
  • быть приговоренным к справедливому наказанию с учетом смягчающих вину обстоятельств;
  • получить обеспечение и охрану личных и имущественных интересов.

Соответственно незаконные интересы, направленные на достижение противоправного результата либо уклонение от уголовной ответственности, не могут быть предметом защиты добросовестного адвоката. Это традиционное и, казалось бы, непререкаемое условие адвокатской деятельности о невозможности поддержания незаконных интересов своего подзащитного весьма оригинально комментирует известный адвокат Г.М. Резник. В одном из интервью он назвал такую классификацию интересов подзащитного несостоятельной, поскольку «пока производство по уголовному делу не будет окончено и не вступит в законную силу приговор суда, невозможно установить, какой интерес является законным, а какой нет».

Право на защиту является международным правовым принципом, закрепленным в Международном пакте о гражданских и политических правах и Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Согласно п. 3d ст. 14 Пакта, «каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения на следующие гарантии на основе полного равенства: d) быть судимым и защищать себя лично или через посредство назначенного ему защитника в любом случае, когда интересы правосудия того требуют, безвозмездно в любом случае, когда у него нет достаточно средств для оплаты этого защитника». Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод в ст. 6 зафиксировала: «Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, если у него нет достаточных средств для оплаты услуг защитника, иметь назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия».

В национальном законодательстве принцип обеспечения права на защиту в рамках уголовного судопроизводства нашел отражение в уже упомянутых нормах ст. 45, 48 Конституции РФ и в ст. 16 УПК РФ.

Право на защиту может быть реализовано подозреваемым и обвиняемым как непосредственно им самим, т.е. путем дачи показаний, представления доказательств, обращения с заявлениями и ходатайствами, обжалования действий и решений органов уголовного преследования и суда, так и с помощью защитника и (или) законного представителя. Несмотря на то что защитник и законный представитель обладают в уголовном судопроизводстве относительно самостоятельным статусом, осуществляемая ими деятельность целиком обусловливается интересами подозреваемого (обвиняемого), а воспрепятствование этой деятельности расценивается как нарушение права на защиту.

Поскольку право, не «подстрахованное» рядом правовых гарантий, остается лишь фикцией, в качестве составляющей права на защиту рассматриваются правовые средства его обеспечения или правовые гарантии, под которыми традиционно понимается совокупность обязанностей органов уголовного преследования и суда обеспечить подозреваемому или обвиняемому возможность защищаться от предъявленного обвинения законными способами и средствами.

Дознаватель, следователь, прокурор, судья должны разъяснить подозреваемому или обвиняемому сущность его прав и обеспечить возможность их реализации (ч. 2 ст. 16 УПК РФ). Под обеспечением возможности осуществления прав следует понимать выполнение перечисленными должностными лицами предусмотренных законом обязанностей, направленных на создание условий для реализации того или иного права лица, в отношении которого ведется уголовное преследование.

Приведем несколько примеров. Право подозреваемого знать, в чем он подозревается, получить копию постановления о возбуждении уголовного дела (п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ) обеспечено обязанностью дознавателя, следователя уведомить лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело незамедлительно после принятия соответствующего решения (ч. 4 ст. 146 УПК РФ).

Право обвиняемого (а равно и подозреваемого) заявить ходатайство (п. 5 ч. 4 ст. 47, 46 УПК РФ) обеспечивается обязанностью дознавателя, следователя рассмотреть и разрешить ходатайство немедленно либо не позднее трех суток е момента его заявления (ст. 121 УПК РФ).

Право подозреваемого и обвиняемого иметь конфиденциальное свидание с защитником до первого допроса (п. 3 ч. 4 ст. 46, п. 9 ч. 4 ст. 47 УПК РФ) гарантировано обязанностью следователя, дознавателя обеспечить его проведение (ч. 4 ст. 92, ч. 2, 5 ст. 172 УПК РФ).

Право обвиняемого знакомиться с материалами оконченного расследования (п. 12 ч. 4 ст. 57 УПК РФ) обеспечивается обязанностью следователя уведомить обвиняемого об окончании следственных действий и разъяснить право на ознакомление с материалами уголовного дела как лично, так и с помощью защитника (законного представителя) (ч. 1 ст. 215 УПК РФ).

Гарантиями права обвиняемого на защиту являются: запрет возлагать на обвиняемого обязанность доказывать свою невиновность (ч. 2 ст. 49 Конституции) и свидетельствовать против себя самого (ч. 1 ст. 51 Конституции); обязанность суда, прокурора, следователя и дознавателя толковать неустранимые сомнения в виновности обвиняемого в его пользу (ч. 3 ст. 49 Конституции); недопустимость ухудшения положения обвиняемого в связи с его отказом давать показания или иным образом участвовать в доказывании.

Реальность и «недекларативность» принципа обеспечения подозреваемому, обвиняемому права на защиту и сопряженных с ним положений УПК РФ особенно выпукло прослеживается при анализе судебной практики, а именно при рассмотрении видов нарушений права на защиту и примеров их устранения судами вышестоящих инстанций.

В соответствии с п. 4 действующего Постановления Пленума Верховного суда СССР от 16 июня 1978 г. № 5 «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту», «нарушение права на защиту следует считать существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену судебного решения, если оно путем лишения или стеснения прав обвиняемого, подсудимого, их защитников препятствовало суду всесторонне рассмотреть дело, повлияло или могло повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, определения, постановления».

Формы нарушений права на защиту разнообразны, в зависимости от влекомых ими правовых последствий они могут быть безусловными, т.е. специально оговоренными УПК РФ, либо оценочными, относящимися на усмотрение суда. В первом случае выявление и подтверждение судом вышестоящей инстанции нарушений, предусмотренных п. 3-7 ч. 3 ст. 381 УПК РФ, влечет безусловную отмену обжалуемого судебного решения.

К ним относятся:

  • рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 и 5 ст. 247 УПК РФ:
  • рассмотрение уголовного дела без участия защитника, когда его участие является обязательным, или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника;
  • нарушение права подсудимого пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика;
  • непредоставление подсудимому права участия в прениях сторон2Следует отметить противоречие п. 6 ч. 2 ст. 381 УПК РФ и ч. 1, 2 ст. 292 УПК РФ. Нормы ч. 1,2 ст. 292 УПК РФ предполагают два варианта участия подсудимого в прениях сторон: при отсутствии защитника и при наличии ходатайства самого подсудимого. Таким образом, Кодекс не предусматривает императивного предписания об обязательном участии подсудимого в судебных прениях, хотя непредоставление этого права является уголовно-процессуальным нарушением (п. 6 ч. 2 ст. 381 УПК РФ). Подобная ситуация нуждается в законодательной корректировке, особенно если учесть, что на практике почти всегда суды предлагают подсудимым выступить в прениях, несмотря на участие защитника.;
  • непредоставление подсудимому последнего слова.

Во втором случае, если, по мнению лица, подавшего жалобу, выявленное нарушение уголовно-процессуального закона повлекло нарушение права на защиту, суд принимает во внимание степень ограничения прав и то, каким образом это отразилось на ухудшении положения обвиняемого.

По содержанию нарушения права на защиту можно классифицировать:

  1. на необеспечение возможности пользоваться помощью защитника или отказ в его участии, а равно наличие или создание условий, затрудняющих реализацию его полномочий;
  2. ненадлежащее ознакомление подозреваемого или обвиняемого либо его защитника с процессуальными документами;
  3. нарушение процедуры назначения и проведения судебного разбирательства в суде первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

Эта классификация, безусловно, не является исчерпывающей и может быть дополнена нарушениями, которые связаны, например, с изменением обвинения или с назначением судом наказания3Мелкумян Т. Виды нарушений права обвиняемого на защиту и устранение их судами вышестоящих инстанций // Адвокатская практика. -2003. -№4. -С. 31-35.. Но поскольку перечисленные выше группы нарушений, на наш взгляд, наиболее близки к сущности и содержанию права на защиту, приведем несколько примеров из их числа.

1. Среди нарушений права пользоваться помощью защитника можно выделить следующие:

  • принятие отказа от защитника, если не обеспечена реальная возможность его участия в уголовном процессе, такой отказ от защитника назван в судебной практике вынужденным;
  • приглашение другого защитника вопреки воле обвиняемого. Если замена избранного обвиняемым защитника производится следователем без согласия обвиняемого либо срок неявки защитника является незначительным, то приговор может быть отменен;
  • неразъяснение права пользоваться помощью защитника и/или необеспечение возможности воспользоваться этим правом;
  • недопущение защитника к участию в следственных и иных процессуальных действиях (ознакомление с материалами оконченного предварительного расследования, предъявление обвинения) или необеспечение возможностей такого участия.

2. Ненадлежащее ознакомление подозреваемого или обвиняемого либо его защитника с процессуальными документами может быть выражено в следующих нарушениях:

  • предоставление документов на языке, которым подозреваемый, обвиняемый не владеет;
  • непредоставление подозреваемому копии постановления о возбуждении уголовного дела, протокола задержания, постановления о применении меры пресечения, уведомления о подозрении;
  • непредоставление обвиняемому копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительного заключения (акта);
  • нарушения при ознакомлении с материалами уголовного дела по окончании предварительного следствия, например, не воспроизведены видеосъемка и звукозапись, которые применялись при производстве ряда следственных действий, материалы уголовного дела предъявлены в неподшитом и непронумерованном виде, без протоколов следственных действий, иных процессуальных документов, имевших место в предварительном раследовании;
  • непредоставление возможности ознакомления с протоколом судебного разбирательства, а равно нерассмотрение судом замечаний, принесенных на протокол судебного заседания;
  • неизвещение осужденного о принесенных другими участниками процесса жалобах (представлениях).

3. Нарушения процедуры назначения и проведения судебного разбирательства в суде первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, ограничивающие право на защиту могут иметь место в следующих случаях:

  • нарушение права подсудимого на законный состав суда;
  • рассмотрение дела в отсутствие подсудимого;
  • непредоставление подсудимому возможности при отсутствии защитника выступать в судебных прениях, а равно вынужденный отказ подсудимого от участия в судебных прениях ввиду того, что суд предоставил ему недостаточно времени для подготовки к участию в судебных прениях;
  • непредоставление подсудимому последнего слова, а равно ограничение во времени последнего слова подсудимого.
Isfic.Info 2006-2017