Теория состава преступления

ФАКТИЧЕСКИЕ И ЮРИДИЧЕСКИЕ ОШИБКИ


Ошибка - это неправильное представление лица, совершающего преступление, о действительном или фактическом характере совершаемого им действия и его последствиях.

В теории уголовного права в зависимости от заблуждения лица относительно отдельных признаков преступления выделяют юридическую и фактическую ошибки.

Юридическая ошибка - это неправильное представление лица о правовой сущности или правовых последствиях совершаемого им деяния.

Теория уголовного права различает следующие виды юридических ошибок:

  1. неправильное представление лица о преступности своего деяния;
  2. неправильное представление лица о непреступности своего деяния;
  3. ошибочное представление лица о юридической квалификации совершенного им деяния;
  4. ошибочное представление лица о виде и размере наказания.

Рассмотрим названные ошибки подробнее.

1. Неправильное представление лица о преступности своего деяния. Виновное лицо считает, что его действия преступны, тогда как они Уголовным кодексом не предусмотрены как преступление. Например, лицо считает, что управление в нетрезвом состоянии автомобилем признается преступлением. Однако уголовная ответственность за такое деяние не предусматривается, виновное в этом лицо подлежит административной ответственности.

Такие действия не следует признавать преступлениями, и, следовательно, они не влекут наступления уголовной ответственности. Названные действия нарушают нормы иных отраслей права и влекут наступление иной юридической ответственности.

2. Неправильное представление лица о непреступности своего деяния. Лицо полагает, что совершаемое им деяние не влечет уголовной ответственности, но Уголовный кодекс считает такое деяние преступлением. Например, похищение невесты помимо ее воли. Виновное лицо считает, что совершает правомерные действия (следуя обычаям данною региона), но на самом деле его действия содержат состав ст. 126 УК РФ - похищение человека.

В этом случае виновное лицо подлежит привлечению к уголовной ответственности за похищение человека. Незнание закона не освобождает лицо от уголовной ответственности. В связи с этим в уголовном праве существует презумпция, происхождение которой относится еще к древнеримскому праву - презумпция знания закона (незнание закона не освобождает от уголовной ответственности).

3. Неправильное представление лица относительно квалификации содеянного.

Например, виновное лицо полаяло, что совершает насильственный грабеж.

а на самом деле его действия подпадают под иной состав - разбой. В этом случае виновное в совершении данного преступления лицо подлежит ответственности за то преступление, которое им фактически было совершено.

4. Ошибочное представление лица о виде и размере наказания.

Указанная ошибка не влияет ни на квалификацию преступления, ни на размер и вид наказания.

Фактическая ошибка - это неправильное представление лицом о фактических обстоятельствах дела.

Фактическая ошибка - это неверное представление лица о фактических обстоятельствах деяния и его последствиях.

В юридической литературе выделяют четыре ее разновидности:

  1. ошибка в объекте посягательства;
  2. ошибка в предмете преступления;
  3. ошибка в личности потерпевшего;
  4. ошибка в признаках объективной стороны.

Ошибка в объекте заключается в неправильном представлении лица, совершающего преступление, о содержании объекта посягательства.

Например, лицо, пытающееся похитить из аптечного склада наркосодержащие препараты, на самом деле похищает лекарства, в которых наркотические вещества не содержатся. При наличии такого рода ошибки преступление должно квалифицироваться в зависимости от направленности умысла. Однако нельзя не считаться с тем, что объект, охватываемый умыслом виновного, фактически не потерпел ущерба. Чтобы привести в соответствие эти два обстоятельства (направленность умысла и причинение вреда другому объекту, а не тому, на который субъективно было направлено деяние), при квалификации подобных преступлений применяется юридическая фикция: преступление, которое по своему фактическому содержанию было доведено до конца, оценивается как покушение на намеченный виновным объект. В приведенном примере лицо должно нести ответственность за покушение на хищение наркотических средств (статьи 30 и 229 УК). Правило о квалификации преступлений, совершенных с ошибкой в объекте рассмотренного вида, применяется только при конкретизированном умысле.

От ошибки в объекте необходимо отличать ошибку в предмете посягательства и в личности потерпевшего.

При ошибке в предмете посягательства ущерб причиняется именно предполагаемому объекту, хотя непосредственному воздействию подвергается не намеченный преступником, а другой предмет.

Подобная ошибка не касается обстоятельств, имеющих значение признака состава преступления, и поэтому не влияет ни на форму вины, ни на квалификацию, ни на уголовную ответственность. Однако нужно иметь в виду, что неверное представление о предмете посягательства иногда влечет ошибку и в объекте преступления. Например, похищение у гражданина газовой зажигалки, ошибочно принятой за пистолет, связано с ошибочной оценкой не только предмета посягательства, но и объекта преступления, поэтому квалифицируется в зависимости от направленности умысла (в данном примере - как покушение на хищение огнестрельного оружия).

Ошибка в личности потерпевшего состоит в том, что виновный, посягая на определенное лицо, ошибочно принимает за него другое лицо, на которое и совершает посягательство. Как и при ошибке в предмете посягательства, здесь заблуждение виновного не касается обстоятельств, являющихся признаком состава преступления. В обоих случаях страдает именно намеченный объект, поэтому ошибка не оказывает никакого влияния ни на квалификацию преступления, ни на уголовную ответственность, если, разумеется, с заменой личности потерпевшего не подменяется объект преступления (например, убийство частного лица вместо государственного или общественного деятеля, намеченного в качестве жертвы с целью прекращения его государственной или политической деятельности, ст. 277 УК).

Ошибка в характере совершаемого действия (или бездействия) может быть двоякого рода.

Во-первых, лицо неправильно оценивает свои действия как общественно опасные, тогда как они не обладают этим свойством. Такая ошибка не влияет на форму вины, а деяние остается умышленным, но ответственность насту наст не за оконченное преступлен не, а за покушение на него, поскольку преступное намерение не было реализовано. Например, сбыт иностранной валюты, которую виновный ошибочно считает фальшивой, составляет покушение на сбыт поддельных денег (ст. 30 и ч. 1 ст. 186 УК).

Во-вторых, лицо ошибочно считает свои действия правомерными, не осознавая их общественной опасности (например, лицо убеждено в подлинности денег, которыми расплачивается, но они оказываются фальшивыми). Такая ошибка устраняет умысел, а если деяние признается преступным только при умышленном его совершении, то исключается и уголовная ответственность. Если же деяние признается преступным и при неосторожной форме вины, то при незнании его общественно опасного характера ответственность за неосторожное преступление наступает только при условии, что лицо должно было и могло сознавать общественную опасность своею действия или бездействия и предвидеть его общественно опасные последствия.

Если объективная сторона состава преступления характеризуется в законе с помощью таких признаков, как способ, место, обстановка или время совершения деяния, то ошибка относительно этих признаков означает разновидность ошибки в характере совершаемого деяния. При этом квалификация преступления определяется содержанием и направленностью умысла виновного. Так, если лицо считает похищение чужого имущества тайным, не зная о том, что за его действиями наблюдают посторонние лица, оно подлежит ответственности не за грабеж, а за кражу.

Ошибка относительно общественно опасных последствий может касаться либо качественной, либо количественной характеристики этого объективного признака.

Заблуждение лица относительно количественной характеристики последствий на квалификацию содеянного не влияет, если эта ошибка не выходит за установленные законодателем пределы.

Ошибка в качественной характеристике последствий заключается в непредвидении вреда, который фактически наступил, п. наоборот, в предвидении вреда, который не наступил. В первом случае исключается уголовная ответственность за умышленное преступление, но возможна ответственность за неосторожное преступление. Во втором случае ответственность может наступать за покушение на преступление (при наличии прямого умысла). Например. А., сталкивая тещу с балкона девятого этажа, полагал, что таким образом лишает ее жизни. Однако теща упала в большой сугроб и осталась жива. В этом случае действия А. следует квалифицировать как покушение на убийство.

Ошибка в развитии причинной связи заключается в неправильном представлении субъекта о причинной связи между совершенным им действием и наступившими последствиями. Такая ошибка не устраняет умышленности совершенных действий, так как у субъекта при этом имеется предвидение и фактических обстоятельств, относящихся к объективной стороне состава преступления, и реальной возможности наступления преступного результата путем определенного развития причинной связи. Например. А. выстрелил в Б. Считая Б. мертвым. А. закапывает его, с целью скрыть следы преступления. В действительности Б. умирает от нехватки воздуха. В этом случае последствие явилось результатом не выстрела, а иных действий, направленных уже на сокрытие преступления. Действия виновного лица в этом случае следует квалифицировать как оконченное преступление - убийство (ст. 105 УК РФ). То есть не имеет уголовно-правового значения своего рода «техническая» ошибка относительно развития причинной связи, в конечном счете приводящая к тому же юридически значимому (уголовно-правовому) последствию. Или, допустим, с целью убийства виновный сбрасывает потерпевшего с моста в воду, думая, что тот утонет, но потерпевший умирает от удара головой об опоры моста. Такое отклонение в развитии причинной связи также носит чисто технический характер и не имеет уголовно-правового значения.

Isfic.Info 2006-2017