Защита прав и законных интересов

Справедливость как многоаспектное явление


Справедливость представляет собой многоаспектное явление, которое является предметом изучения многих наук, прежде всего философии, социологии, политологии, экономики, права. В каждой из этих наук вырабатываются подходы к пониманию справедливости, выводятся свои определения, производится классификация ее на виды.

В исследованиях, затрагивающих вопросы права, справедливость рассматривается либо в качестве морально-этической, ценностной категории, либо в качестве правового принципа. Причем здесь сразу необходимо разграничить континентальное и англосаксонское право с иными правовыми семьями, поскольку, например, в государствах исламского и индуистского права справедливость вообще не связывается с применением права судами.

Однако в континентальном и англосаксонском праве понимание справедливости также различается и зависит от особенностей национальной правовой системы и главенствующих в ней подходов к пониманию права, к соотношению права и справедливости. Причем точки зрения по последнему вопросу разнятся от полного разделения до отождествления.

При рассмотрении справедливости в качестве морально-этической, ценностной категории ей может придаваться значение либо внешнего фактора, влияющего на право, либо некоего качества или свойства права, либо воплощения (цели) права.

На это «накладываются» проблемы, связанные с тем, что справедливость можно понимать по-разному в зависимости оттого, какие ценности ставятся на первое место — духовные или материальные. В связи с этим понятия «справедливость» и «социальная справедливость» также могут либо отождествляться, либо, наоборот, противопоставляться.

В качестве примера противопоставления можно привести позицию В.С. Нерсесянца. Он, признавая справедливость правовым принципом, говорил, что ей (формальной справедливости) противостоит социальная справедливость как множество разнородных неправовых притязаний, которые обусловлены различными (индивидуальными, групповыми, коллективными, партийными, классовыми и т.п.) интересами.

Справедливость как принцип права (формальная справедливость) не сливается с самими этими притязаниями и не является нормативным выражением и генерализацией какого-либо одного из таких частных интересов, а оценивает их формально-равным, а потому и одинаково справедливым для всех правовым мерилом.

При этом, несмотря на многообразие точек зрения, если справедливости придавать правовое значение, то можно выделить два основных подхода к ее пониманию: субъективный и объективный.

При субъективном подходе справедливость рассматривается как добропорядочность (добросовестность) какого-либо лица. Данный подход сформировался в английском праве. Исходя из того, что в прецедентном праве норма права создается судьей, вопрос определения недобросовестности относится к категории установления факта несоответствия поведения лица требованиям добропорядочности, определяемым исходя из совести судьи (конструкция недопущения несправедливости). В связи с этим в данном случае основополагающее значение приобретают моральные качества, независимость и компетентность судьи.

В объективном смысле справедливость понимается как соответствие праву. Данный подход характерен для государств романо-германской правовой семьи. В государствах этой правовой семьи добросовестность является самостоятельным правовым принципом.

В праве Европейского союза действует объективный подход. В частности, существует Директива Европейского совета от 5 апреля 1993 г. № 93/13/ЕЕС «О несправедливых условиях в потребительских договорах», в соответствии с которой несправедливым может быть признано условие договора с потребителем, которое не было предметом специального согласования с ним, в частности при использовании стандартных форм договоров.

Согласно Директиве несправедливым будет условие, вызывающее в нарушение требования добросовестности (категория, через которую обосновывается неправомерность поведения организации, заключившей договор с потребителем) значительное несоответствие в правах и обязанностях сторон, вытекающих их договора, в ущерб потребителю (п. 1 ст. 3). Кроме того, список несправедливых условий содержится в приложении к Директиве. При этом несправедливость договорного условия — это вопрос не факта, а права, который суд должен решить самостоятельно, опираясь на правовые нормы.

В связи с этим английское право также постепенно переходит на объективное понимание справедливости.

В российской правовой системе тоже нет единых подходов к пониманию справедливости ни в доктрине права, поскольку здесь все зависит от субъективного подхода, который исповедует тот или иной ученый, ни в законодательстве, которое отражает состояние в научной сфере.

Учитывая это, логичней было бы предположить, что понятие справедливости не может использоваться в прикладных целях.

Тем не менее в последние годы, следуя современной тенденции активного, но не всегда осмысленного заимствования российским правом зарубежных подходов, появляется все больше законодательных и судебных актов (прежде всего Конституционного Суда РФ и Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ), в которых делаются ссылки на справедливость или принцип справедливости без какой-либо конкретизации, что еще более усугубляет ситуацию правовой неопределенности и заставляет обращаться к этому вопросу вновь и вновь.

Isfic.Info 2006-2017