Защита прав и законных интересов

Критерии отнесения вопросов к числу конституционных


Безусловно, к числу конституционных относятся вопросы, касающиеся основ конституционного строя, федеративного устройства, органов государственной власти и местного самоуправления.

Сложившаяся ситуация говорит о том, что критерии отнесения вопросов, касающихся защиты прав, к числу конституционных должны быть закреплены в ФКЗ о КС.

Можно попробовать их выработать, если взглянуть на ситуацию с точки зрения механизма правового регулирования.

Конституционные права и свободы составляют элементы правоспособности граждан (правосубъектности юридических лиц) и представляют собой абстрактные возможности этих лиц вступать в правоотношения для их фактической реализации. На конституционном уровне такие возможности закладываются через общие дозволения и общие запреты, действующие в рамках этих дозволений (общедозволительный тип правового регулирования). Кроме того, существует достаточно большое количество общих запретов как гарантий реализации прав и свобод (разрешительный тип правового регулирования).

Примерами общих дозволений являются права и свободы человека и гражданина (гл. 2 Конституции РФ).

Примером общего запрета, действующего в рамках этих дозволений, является положение, согласно которому осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ).

В качестве примеров общих запретов как гарантий реализации прав и свобод можно привести:

  • запрет любых форм ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности (ч. 2 ст. 19 Конституции РФ);
  • запрет пропаганды социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства (ч. 2 ст. 29 Конституции РФ);
  • положение, согласно которому права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ) и др.

Государство также обязано обеспечить механизм реализации и защиты любым субъектом прав как элементов его правоспособности (правосубъектности). Однако эти обязанности государства существуют не применительно к конкретному лицу, а в отношении всех потенциальных участников определенных общественных отношений. В качестве примеров можно привести обязанности государства по созданию и обеспечению функционирования органа, осуществляющего государственную регистрацию предпринимателей, судебных органов, где можно защитить свои права и законные интересы, по обеспечению доступности судебной системы, по получению квалифицированной юридической помощи и т.д.

Отличительной чертой этих обязанностей государства является то, что его нельзя напрямую понудить к РГХ исполнению. Например, нельзя предъявить иск о понуждении государства принять какой-либо закон, создать какой-либо орган, установить определенный размер государственной пошлины и т.п. В данном случае возможно только последующее оспаривание принятых по данным вопросам нормативных актов, если они не в полной мере обеспечивают реализацию прав и свобод или ограничивают их.

От прав и обязанностей как элементов правоспособности (правосубъектности) необходимо отличать субъективные права и субъективные обязанности, которые существуют в правоотношении, и им корреспондируют соответствующие обязанности и права конкретных субъектов, в том числе государства в лице определенного органа.

Таким образом, к конституционным вопросам следует отнести оценку механизма реализации и защиты прав и свобод, а также ограничений этих прав и свобод на предмет компетенции государственных органов по их установлению, обоснованности (целей), соразмерности.

Вопросы регулирования в рамках правоотношений к конституционным относиться не должны, правовое регулирование по этим вопросам является прерогативой законодателя.

Возьмем для примера несколько дел, рассмотренных Конституционным Судом по существу в 2011 г.

Постановлением от 25 апреля 2011 г. № 6-П Конституционный Суд признал не соответствующим Конституции РФ ч. 2 ст. 8.28 КоАП РФ, которая во взаимосвязи с ч. 1 ст. 3.7 этого Кодекса допускала конфискацию орудия совершения административного правонарушения, принадлежащего на праве собственности лицу, не привлеченному к административной ответственности за административное правонарушение и не признанному виновным в ею совершении. В данном случае речь идет о претерпевании административной ответственности, которая влечет прекращение права собственности, являющегося конституционно закрепленным правом (ст. 35 Конституции РФ). Соответственно это конституционный вопрос.

Постановлением от 31 марта 2011 г. № 3-П Конституционный Суд признал положение ч. 3 ст. 138 УК РФ, предусматривающее уголовную ответственность за незаконные производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не противоречащим Конституции РФ. Вопросы применения уголовной ответственности — конституционные вопросы (ст. 49 Конституции РФ).

Постановлением от 11 апреля 2011 г. № 4-П Конституционный Суд признал не соответствующим Конституции РФ ст. 7 ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации». Право на жилище также гарантируется Конституцией РФ (ч. 1 ст. 40).

Постановлением от 22 апреля 2011 г. № 5-П Конституционный Суд признал соответствующим Конституции РФ положение п. 3 ст. 15 ФЗ «О безопасности дорожного движения» о запрете регистрации транспортных средств без документа, удостоверяющего их соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения. В данном случае речь идет о проведении технической регистрации транспортных средств, необходимой для их эксплуатации. Данная регистрация не влияет на право собственности владельца транспортного средства. Поэтому данный вопрос не относится к числу конституционных и не должен был рассматриваться Конституционным Судом по существу.

Isfic.Info 2006-2017