Защита прав и законных интересов

Виды толкования судами норм права


Действующие Конституция РФ и федеральные конституционные законы устанавливают в отношении Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, что они дают разъяснения по вопросам судебной практики (ст. 126 и 127 Конституции РФ. п. 5 ст. 19 и п. 5 ст. 23 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»). Данные полномочия подразумевают прежде всего разъяснения по поводу применения правовых норм. Это, в свою очередь, дает основания говорить о полномочиях по толкованию норм права.

Применительно к Конституционному Суду РФ прямо указывается, что он осуществляет толкование Конституции РФ (ч. 5 ст. 125 Конституции РФ).

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) осуществляет толкование Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней (п. 1 ст. 32 этой Конвенции ).

Различие употребляемых понятий имеет важное значение: прямое указание на полномочия по толкованию (как у Конституционного Суда РФ и ЕСПЧ) говорит о том, что это официальное (обязательное) толкование, а употребляемое понятие «разъяснения» подразумевает, что толкование может быть как официальным, так и неофициальным и соответственно требуется дополнительное правовое регулирование.

Официальный характер толкования или его возможность в данном случае выводятся логическим путем, поскольку закрепление полномочий по осуществлению неофициального толкования не требуется. Например, нижестоящие суды не вправе осуществлять официальное толкование, но объективно осуществляют неофициальное.

По своей правовой природе решения по конкретным делам являются актами применения права (индивидуальными актами), адресованными конкретным лицам (носят относительный характер). Именно поэтому любое судебное решение обязательно только для лиц, участвующих в деле, а также для тех, от кого зависит их исполнение (п. 8 ст. 5 ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», ст. 7 ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации»).

Через принятие решений по конкретным делам реализуются и функции судов по нормоконтролю. Решения о признании недействующими нормативных актов, по сути, адресованы органам, издавшим эти акты.

Решения вышестоящих судов по конкретным делам обязательны для нижестоящих судов, вновь рассматривающих эти дела как акты, принятые надзорным органом. Поэтому здесь нет противоречий с Конституцией РФ, прямо закрепляющей полномочия Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по осуществлению судебного надзора (ст. 126 и 127).

В системе арбитражных судов только Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ может давать разъяснения, обязательные для нижестоящих судов (см. подп. 1 п. 1 и п. 2 ст. 13 ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации»), т.е. осуществлять официальное толкование. Следует обратить внимание на то, что в отношении постановлений Пленума Верховного Суда РФ уже не установлено, что они носят обязательный характер (см. п. 4 ст. 14 ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации»).

Все остальные случаи являются неофициальным толкованием.

Толкование (как официальное, так и неофициальное) подразделяется на:

  1. казуальное, которое дается применительно к отдельному случаю (казусу). Такое толкование осуществляется судами при рассмотрении конкретных дел;
  2. нормативное (абстрактное), которое дается применительно к рассмотрению всех дел определенной категории. Такое толкование осуществляется при обобщении практики, результатом которого могут быть информационные письма Президиума и постановления Пленумов.

Можно, конечно, придумывать для обозначения перечисленных видов толкования новые названия, но это все равно не более чем создание параллельной системы понятий, поскольку от изменения названия суть явления не меняется.

Isfic.Info 2006-2017