Защита прав и законных интересов

Правотворчество судов


Учитывая доктринальные подходы, а также указанные выше положения Конституции РФ, российские суды помимо оценки доказательств и фактических обстоятельств осуществляют толкование норм права (выявление смысла и порядка применения, конкретизацию применительно к конкретным обстоятельствам дела).

Кроме того, осуществляя разрешение споров и судебный контроль, суды выявляют проблемы и противоречия законодательства. Соответственно, осуществляя толкование норм права, они одновременно могут разрешать коллизии между нормами права и восполнять пробелы.

Помимо этого Конституционный Суд РФ может признавать нормы права недействительными, в иные суда — недействующими.

Также суды выявляют потребности изменения законодательства. Право законодательной инициативы, которое предоставлено высшим судам, теория права также относит к стадии правотворчества.

В этих случаях можно говорить о правотворческих функциях, но никак не о нормотворческих. Разделение понятий «правотворчество» и «нормотворчество» является следствием разделения понятий «право и закон».

Иными словами, решения высших судов можно назвать источниками права не в формальном смысле как официальные документы, содержащие нормы права, а в материальном смысле — как факторы, оказывающие влияние на формирование права.

При этом необходимо подчеркнуть три обстоятельства:

  1. правотворчеством является только деятельность высших судов:
  2. к источникам права можно отнести только результаты обязательного (официального) толкования;
  3. правотворчеством должно признаваться нормативное (абстрактное) толкование, а не каузальное (в рамках конкретных дел), чтобы не оказывать давление на судей в оценке фактических обстоятельств.

Придавать результатам толкования общеобязательный характер при рассмотрении конкретных дел в рамках российской правовой системы просто недопустимо.

Во-первых, общеобязательное толкование должно осуществляться системно, в частности с учетом того, как толкование норм права будет соотноситься с конституционным и законодательным регулированием. В выработке результатов толкования должны принимать участие все заинтересованные стороны и на федеральном уровне. Иначе нарушаются принципы единства экономического пространства и разделения властей, закрепленные соответственно в ст. 8 и 10 Конституции РФ, поскольку общеобязательные правила для государственных органов принимаются без их участия и на основании рассмотрения конкретной ситуации в отдельно взятом регионе1Подробнее об этом см. приложение № 1 к «Комментарию к Постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 января 2011 г. № 8624/10 по делу № А07-22553/2009».;

Во-вторых, доктринальное понимание понятия правосудия, осуществление которого согласно ч. 1 ст. 118 Конституции РФ является исключительной компетенцией судов, не включает в себя правотворчество.

Однако в противоречие с доктринальными подходами и конституционным регулированием в настоящее время законодательно закреплена возможность придания общеобязательного характера результатам толкования норм права Президиумом в решениях по конкретным делам, которые рассматриваются как новые обстоятельства (см., например, ст. 311 АПК РФ в редакции ФЗ от 23 декабря 2010 г. № 379-ФЭ). При этом прослеживается явное нарушение логики: результаты каузального толкования по конкретным делам, содержащиеся в постановлениях Президиума, являются новыми обстоятельствами, а результаты абстрактного толкования при обобщении судебной практики, содержащиеся в информационных письмах, — нет.

Isfic.Info 2006-2017