Защита прав и законных интересов

Оспаривание нормативных актов в Конституционном Суде РФ


По мнению Конституционною Суда РФ, рассматривать вопрос о соответствии Конституции РФ и лишать юридической силы в силу их противоречия Конституции РФ федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, нормативные акты субъектов РФ, принятые по вопросам, не относящимся к их ведению, а также иные акты, перечисленные в ч. 2 ст. 125 Конституции

РФ. может только он сам (см. п. 1 резолютивной части Постановления Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. № 19-П).

Причем это касается и случаев, когда нормативный акт Правительства РФ принят во исполнение полномочия, возложенного на него непосредственно федеральным законом, по вопросу, не получившему содержательной регламентации в этом законе (делегированное регулирование). Судебная проверка такого нормативного акта Правительства РФ невозможна без установления соответствия его самого и федерального закона, на котором он основан, Конституции РФ с точки зрения установленных ею разделения властей и разграничения компетенции между федеральными органами законодательной и исполнительной власти (абз. 3 п. 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 27 января 2004 г. № 1-П).

Такие полномочия иных судов могут устанавливаться только федеральным конституционным законом (абз. 4 п. 7 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. № 19-П). Такого закона в настоящее время нет.

Соответственно суд, придя к выводу о несоответствии Конституции РФ федерального закона или закона субъекта РФ, не вправе применить его в конкретном деле и обязан обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности этого закона (см., например, п. 2 резолютивной части постановления Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. № 19-П, п. 3 ст. 13 АПК РФ)1Такой подход, по мнению автора, ограничивает прямое действие Конституции РФ и тем самым противоречит ее ч. 1 ст. 15. Исходя из этого, обращение с запросом в Конституционный Суд РФ не может являться обязанностью судов. Они имеют право воспользоваться такой возможностью, только если сами не смогут однозначно разрешить противоречие и только на уровне кассационных и надзорных инстанций. В остальных случаях суды обязаны напрямую руководствоваться Конституцией РФ. Такие действия суда не являются признанием законов неконституционными, а представляют собой применение отдельного способа защиты — неприменения судом нормативного акта, противоречащего акту более высокой юридической силы..

В связи с этим Конституционный Суд РФ различает случаи лишения нормативного акта юридической силы в силу его отмены или признания неконституционным и признания нормативного акта недействующим.

Например, решение суда общей юрисдикции, которым закон субъекта РФ признан противоречащим федеральному закону по своей природе не лишает его юридической силы с момента издания, а означает лишь признание его недействующим и, следовательно, с момента вступления решения суда в силу не подлежащим применению. Лишение же указанного акта юридической силы возможно только по решению самого законодательного органа, издавшего акт, или в предусмотренном Конституцией РФ порядке конституционного судопроизводства (абз. 5 п. 7 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 11 апреля 2000 г. № 6-П)2Это деление является абсолютно надуманным, за ним не стоит ничего, кроме желания сгладить негативные последствия ограничений полномочий судов Постановлением Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. № 19-П..

По федеральным законам и законам субъектов РФ на основании ст. 96 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» в Конституционный Суд РФ может обратиться любое лицо при наличии копии официального документа, подтверждающего применение обжалуемого закона при разрешении конкретного дела. При этом под конкретным делом Конституционный Суд РФ понимает дело, в связи с которым судом или иным правоприменительным органом в рамках юрисдикционной или иной процедуры и на основе норм соответствующего закона разрешается вопрос, затрагивающий права и свободы заявителя, а также устанавливаются и (или) исследуются фактические обстоятельства (абз. 2 п. 2 Определения Конституционного Суда РФ от 19 февраля 2004 г. № 33-О).

По остальным актам это могут сделать только лица, перечисленные в ч. 2 ст. 125 Конституции РФ. В связи с этим лицам, не подпадающим под этот перечень, в том числе субъектам предпринимательской деятельности, подзаконные нормативные акты целесообразно обжаловать в совокупности с теми законодательными нормами, где закрепляется право на их издание или содержится указание на необходимость применения (см., например, Постановление Конституционного Суда РФ от 28 октября 1999 г. № 14-П).

Такой же подход можно использовать для преодоления позиций, выраженных в актах высших судебных инстанций (например, постановлениях Пленума, постановлениях Президиума, обзорах или информационных письмах). В этом случае оспариваются нормы федеральных законов, на которых данные позиции основываются, в смысле, придаваемом им правоприменительной практикой (см., например, п. 1 резолютивной части Постановления Конституционного Суда РФ от 12 октября 1998 г. № 24-П).

Isfic.Info 2006-2017