Правоохранительные органы

Подведомственность военных судов


Круг дел, отнесенных к ведению военных судов, т. е. подведомственных этим судам, предопределяется преимущественно персональными свойствами (признаками, особенностями) лиц, права и законные интересы которых ставятся под охрану военных судов, либо лиц, привлекаемых к ответственности (уголовной или административной) по приговорам (постановлениям) этих судов.

Свойством (признаком, особенностью) такого рода является принадлежность лица:

  • к военнослужащим;
  • к тем, кто приравнивается к ним (граждане, проходящие военные сборы, а иногда и прошедшие такие сборы либо уволенные или уволившиеся с военной службы);
  • либо к тем, кто связан с военнослужащими или воинскими структурами (при определенных правовыми актами условиях — члены семей военнослужащих, а также вольнонаемные, работающие в воинских частях или учреждениях).

Данное обстоятельство требует ясного представления о том, кого следует считать военнослужащими. Содержание понятия этой категории государственных служащих Закон о военных судах четко не раскрывает. Не раскрывается оно исчерпывающе и в других законодательных актах, регламентирующих судоустройство, привлечение к уголовной или административной ответственности, а равно разбирательство гражданских дел.

В настоящее время о нем можно судить по сказанному в двух законах — "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 г. и "О воинской обязанности и военной службе" от 28 марта 1998 г. В ч. 1—3 ст. 2 ("Военная служба. Военнослужащие") последнего из них говорится: "1. Военная служба — особый вид федеральной государственной службы, исполняемой гражданами в Вооруженных Силах Российской Федерации, а также в пограничных войсках, во внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации, войсках гражданской обороны (далее — другие войска), инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти (далее — воинские формирования), Службе внешней разведки Российской Федерации, органах федеральной службы безопасности, федеральном органе специальной связи и информации, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти Российской Федерации (далее — органы), воинских подразделениях Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий и создаваемых на военное время специальных формированиях, а также иностранными гражданами в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах. 2. Прохождение военной службы осуществляется: гражданами — по призыву и в добровольном порядке (по контракту);

иностранными гражданами — по контракту на воинских должностях, подлежащих замещению солдатами, матросами, сержантами и старшинами в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах.

3. Граждане (иностранные граждане), проходящие военную службу, являются военнослужащими и имеют статус, устанавливаемый федеральным законом...".

В соответствии с этим Законом (ст. 46) военнослужащим присваиваются воинские звания от рядового (матроса) до Маршала Российской Федерации.

Пленум Верховного Суда РФ существенно уточнил приведенное законодательное предписание. В своем постановлении "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" от 14 февраля 2000 г. (п. 1) он разъяснил: "Статус военнослужащих имеют также военнослужащие, прикомандированные в установленном порядке к федеральным органам государственной власти, другим государственным органам и учреждениям, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, международным организациям в соответствии с международными договорами Российской Федерации, государственным унитарным предприятиям, имущество которых находится в федеральной собственности, акционерным обществам, сто процентов акций которых находится в федеральной собственности и которые выполняют работу в интересах обороны страны и безопасности государства, иным предприятиям, учреждениям и организациям, если это предусмотрено федеральным законом, а также в соответствии со статьей 2 Федерального закона "О статусе военнослужащих" граждане, проходящие военные сборы".

В этом же пункте процитированного постановления Пленум Верховного Суда РФ привлек, кроме того, внимание к весьма важному положению, связанному с определением подведомственности военных судов, а именно положению, в соответствии с которым "лица, проходящие службу в иных государственных военизированных органах и формированиях на основании других законодательных и нормативных правовых актов, имеющие специальные звания, сходные или аналогичные с воинскими званиями, не являются.

Данное разъяснение означает, что лицо, состоящее на службе, к примеру, в каком-то из органов Министерства внутренних дел РФ (кроме частей, соединений и других структур внутренних войск), органов и учреждений Федеральной службы исполнения наказаний либо Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотических средств или психотропных веществ (Госнаркоконтроля РФ), военнослужащим не является, хотя может иметь звание (специальное), весьма похожее на воинское звание (быть, скажем, генералом юстиции, полковником полиции, капитаном милиции). Поэтому дела о преступлениях, совершаемых ими, должны рассматриваться не в военных, а в гражданских судах общей юрисдикции.

С учетом приведенных законодательных предписаний и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ и следует рассматривать сформулированные в ч. 1 ст. 7 Закона о военных судах и ч. 5—8 ст. 31 УПК правила относительно того, какие конкретные категории дел подлежат рассмотрению в военных судах.

К первой из этих категорий дел (п. 1 ч. 1 ст. 7 Закона) отнесены гражданские и административные дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих либо граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений. Другими словами, речь идет о защите в военных судах военнослужащих и лиц, которые проходят военные сборы, от исходящих от военных органов и должностных лиц незаконных действий и решений. К данной категории дел можно отнести также дела (см. ч. 2 ст. 7 Закона), возникающие в связи с жалобами граждан, переставших быть военнослужащими (уволенных с военной службы) или окончивших прохождение военных сборов, на незаконные действия (решения) военных органов управления или должностных лиц, при условии, что обжалуемые действия (решения) состоялись в период прохождения такими гражданами военной службы либо сборов.

По правилам гражданского судопроизводства военные суды могут рассматривать также заявления военных прокуроров о несоответствии закону правовых актов (индивидуальных или нормативных), изданных органами военного управления, воинскими частями и учреждениями. Об этом прямо сказано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащими закону" от 27 апреля 1993 г. № 5.

Дела данной категории в связи с реформой военных судов, в ходе которой они все больше ориентируются на защиту прав и свобод военнослужащих, в последние годы стали занимать значительно возросший удельный вес в общей массе дел, рассматриваемых военными судами. При этом весьма примечательно то, что большинство жалоб военнослужащих на действия и решения военного командования признается судами обоснованными и удовлетворяется.

Вторую категорию дел, подведомственных военным судам, образуют уголовные дела о преступлениях, совершенных военнослужащими или лицами, проходящими военные сборы, в период прохождения ими военной службы или военных сборов (п. 2 ч. 1 ст. 7 Закона). Данная категория дел составляет основную массу дел, рассматриваемых судами такого рода.

Но в военных судах подсудимыми могут быть не только военнослужащие или лица, проходящие военные сборы. Иногда ими могут стать и лица, не связанные с несением военной службы.

Такое считается законным в случаях, когда речь идет:

  • о групповых преступлениях, если хотя бы один из подсудимых является военнослужащим;
  • о нескольких преступлениях, если хотя бы одно из них подсудно военному суду;
  • о преступлениях, совершенных во время прохождения военной службы или военных сборов лицами, уволившимися с военной службы или прекратившими исполнять обязанности, связанные с военными сборами;
  • о всех преступлениях, совершаемых в местностях, где в силу исключительных обстоятельств не действуют общие суды.

Одновременно с рассмотрением уголовных дел военные суды, естественно, могут рассматривать иски о возмещении вреда, причиненного преступлениями. Такие иски могут быть заявлены в военном суде независимо от того, кому причинен вред (гражданскому лицу или военнослужащему) и является ли причинителем такого вреда военнослужащий.

Закон о военных судах (ч. 6 и 7 ст. 7) и УПК (ч. 2 ст. 29 и ст. 125) относит к ведению этих судов также принятие решений по вопросам, возникающим при производстве по уголовным делам на досудебных стадиях процесса. Они, как и гражданские суды общей юрисдикции, уполномочены принимать решения, разрешающие военным органам расследования производство действий, влекущих ограничение конституционных прав и свобод граждан (заключение под стражу и продление его срока, обыски в жилых помещениях, арест и выемка почтово-телеграфной корреспонденции, контроль и запись телефонных и иных переговоров, арест имущества и т. д.).

Им также предоставлены полномочия по проверке законности и обоснованности решений и действий военных прокуроров и органов расследования, которые они совершают в ходе раскрытия преступлений (к примеру, решений о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовных дел, об их приостановлении или прекращении и др.)

Особые правила установлены для подведомственности военных судов, находящихся вместе с российскими войсками за пределами России. Содержание этих правил определено в УПК (ч. 8 ст. 31) и в международных договорах Российской Федерации, заключенных с рядом государств СНГ, где по тем или иным причинам находятся российские воинские формирования.

Общее положение, лежащее в основе правил такого рода, состоит в признании того, что лица, входящие в состав российских воинских формирований (об этом понятии см. ниже в данном параграфе учебника), должны нести уголовную ответственность не по российским законам, а по законам государства, на территории которого находится данное формирование. Соответственно, дела о совершенных ими преступлениях подлежат рассмотрению в местных судах.

Но это общее положение не распространяется на случаи, когда названные лица совершают:

  • преступления в местах дислокации российских воинских формирований;
  • преступления против Российской Федерации или против лиц, входящих в состав российских воинских формирований;
  • воинские преступления (ст. 331—352 УК);
  • а также совершают преступления во время исполнения должностных либо специальных обязанностей.

Дела о всех перечисленных преступлениях подсудны российским военным судам.

В качестве примера такого решения вопроса может послужить Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан по вопросам юрисдикции и взаимной правовой помощи по делам, связанным с пребыванием воинских формирований Вооруженных Сил Российской Федерации на территории Республики Таджикистан (Москва, 21 января 1997 г.).

В его ст. 3 предусмотрено, что "Российская Сторона осуществляет свою юрисдикцию в местах дислокации воинских формирований и, кроме того, вне пределов их дислокации в отношении лиц, входящих в состав воинских формирований, при совершении ими противоправных деяний в связи с исполнением обязанностей военной службы, а также в отношении Российской Федерации или ее граждан. На все остальные случаи распространяется юрисдикция Таджикистанской Стороны, применяется ее законодательство и действуют ее компетентные органы".

При этом в ст. 1 Соглашения четко определяется понятие лица, входящего в состав воинских формирований. К лицам такого рода отнесены:

  • военнослужащие, проходящие службу в воинских формированиях;
  • гражданский персонал, работающий по найму в воинских формированиях;
  • лица, командированные в воинские формирования;
  • члены семей военнослужащих и гражданского персонала воинских формирований (супруги, дети, родители, а также другие лица, проживающие совместно с ними и находящиеся на их иждивении).

Примерно таким же образом решены вопросы подсудности российским военным судам уголовных дел о преступлениях, совершаемых персоналом космодрома "Байконур" и членами их семей (см. ч. 2 п. 6.12 Договора аренды комплекса "Байконур" между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан, заключенного в Москве 10 декабря 1994 г. и вступившего в силу 25 сентября 1995 г.), а также аналогичные вопросы, возникающие в условиях других государств СНГ.

К третьей категории дел, подведомственных военным судам, отнесены упоминавшиеся выше дела о любых подведомственных судам административных правонарушениях, совершенных военнослужащими или гражданами, проходящими военные сборы.

Для характеристики подведомственности военных судов существенно также то, что в тех случаях, когда они функционируют в соответствии с международными договорами на территории других государств, к их ведению могут быть отнесены и любые гражданские, уголовные и административные дела, которые в нормальных условиях должны рассматриваться гражданскими судами общей юрисдикции.

Isfic.Info 2006-2017