Правоохранительные органы

Обеспечение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении правосудия


В любом государстве, претендующем на то, чтобы его считали демократическим, данный принцип тоже следует относить, как и принцип законности, к числу универсальных. Жизнь и здоровье, честь и достоинство, права и свободы человека и гражданина — ценности, которые подлежат первоочередной защите во всех сферах государственной и общественной жизни, в том числе, разумеется, и при осуществлении правосудия.

Юридической базой для такого подхода в наши дни является уже давно пользующаяся широким признанием идея, положенная в основу ст. 2 Конституции РФ. "Человек, его права и свободы,— говорится в этой статье, — являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства".

Эта основополагающая идея развита и конкретизирована во многих предписаниях Конституции РФ и других законодательных актов, включая предписания тех актов, которые имеют непосредственное отношение к правосудию и в целом ко всем направлениям правоохранительной деятельности.

Особого внимания требуют конституционные и иные законодательные положения, призванные гарантировать неприкосновенность личности человека и гражданина, их частной жизни и жилища.

Соблюдение этих положений — важнейшее условие для осуществления правосудия во всех сферах (при разбирательстве гражданских, административных и уголовных дел). Однако значительную актуальность они имеют для правосудия, которое осуществляется в связи с разбирательством уголовных дел. Именно в данной области распространено применение весьма строгих и острых мер государственного принуждения.

И это обстоятельство в определенной мере служит реальной почвой для опасных ошибок, влекущих нередко тяжелые последствия, и даже для злоупотреблений должностных лиц правоохранительных органов, чрезмерно усердствующих в стремлении "показать свою власть" либо создать видимость непримиримого отношения к преступникам, порой мнимым.

Многолетний отечественный и зарубежный опыт подсказал, что человек, привлекаемый к уголовной ответственности и предстающий перед органами расследования в качестве обвиняемого или подозреваемого либо перед судом в качестве подсудимого, нуждается в дополнительных средствах защиты его основных прав и свобод. Таким средствам уделяется значительное внимание. Они закрепляются как в обычных законах, так и на конституционном уровне. С известной долей условности их можно объединить в три группы.

К первой относятся юридические средства, гарантирующие неприкосновенность личности человека и гражданина. Вполне естественно, что среди средств данной группы ведущее место занимают те, которые предназначены для правовой защиты наивысшей ценности — человеческой жизни. В соответствии со ст. 20 Конституции РФ каждый обладает правом на жизнь. Для правосудия имеет принципиальное значение тот факт, что в этой же статье подчеркивается исключительный характер смертной казни. Она и в соответствии с ней уголовное законодательство ориентируют суды на необходимость особой осмотрительности при принятии решений о применении данной меры наказания.

Конституция РФ и другие законы бескомпромиссно запрещают также любые действия, которые причиняли бы ущерб чьему-то здоровью, а равно умаляли бы достоинство личности. В ее ст. 21 четко сказано, что "ничто не может быть основанием" для умаления достоинства личности. Там же категорически запрещено применение в каких бы то ни было формах насилия и проведение медицинских, научных или иных опытов без добровольного согласия тех, кого намереваются подвергать таким опытам.

Эти запреты, естественно, подлежат безусловному соблюдению в правоохранительной деятельности. Они означают, в частности, что нельзя ни у кого требовать под угрозой насилия и тем более с применением такового дачи показаний, признания своей вины в совершении преступления, принудительного медицинского освидетельствования, а также что нельзя совершать "во имя торжества правосудия" действия, унижающие человеческое достоинство либо опасные для жизни или здоровья любого лица, в том числе того, которое привлекается к ответственности.

Сведения, полученные при несоблюдении таких запретов, т. е. с нарушением закона, не должны считаться доказательствами, которые суд мог бы положить в основу приговора или иного своего решения по конкретному делу. Для должностных лиц, допускающих антиконституционные действия, предусмотрена ответственность, в том числе уголовная.

Неприкосновенность личности с конституционной точки зрения означает также недопустимость произвольного ареста, заключения под стражу и содержания под стражей. Арест, заключение под стражу или содержание под стражей возможны только в установленном законом порядке.

Порядок этот предусматривает систему гарантий, обеспечивающих законность и обоснованность лишения свободы человека и гражданина в любой форме. В частности, оно может быть применено только при наличии условий, тщательно определенных в законодательном порядке, под контролем суда и прокурора. Лицу, подвергнутому такой мере, предоставлена широкая возможность добиваться ее отмены.

Вторую группу дополнительных средств, обеспечивающих реализацию прав и свобод человека и гражданина, образуют те, которые предназначены для защиты неприкосновенности их частной жизни. Основные из них тоже предусматриваются в Конституции РФ (ст. 23). В принципе данная сфера жизни любого человека — неприкосновенна. Но в ходе, скажем, выявления преступления и расследования уголовного дела может возникнуть необходимость вторгнуться в его частную жизнь (прослушать телефонные переговоры, просмотреть почтовую корреспонденцию, ознакомиться с телеграфными или иными сообщениями и т. д.).

Делать это произвольно, безусловно, нельзя. Закон требует, чтобы и при обстоятельствах такого рода обязательно соблюдались специальные правила, гарантирующие от ошибок, злоупотреблений и произвола (к примеру, должно быть получено судебное решение, разрешающее производство соответствующего действия). Такие правила детально регламентируются УПК, Законом об оперативно-розыскной деятельности и некоторыми другими актами.

К третьей группе названных средств относятся установленные Конституцией РФ и иными законами правовые средства, обеспечивающие неприкосновенность жилища. Жилье — не то место, где посторонним, даже должностным лицам весьма уважаемых и авторитетных правоохранительных органов, можно произвольно, против воли проживающих в нем лиц совершать какие-то действия, в том числе в связи с выявлением и расследованием преступлений. Таково общее правило, и оно четко и ясно определено в ст. 25 Конституции РФ.

Однако если все же в процессе выполнения оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий возникает потребность проникнуть в жилое помещение против воли его хозяина, то требуется заручиться решением суда, допускающим такое проникновение. Отступление от этого правила возможно только в случаях, не терпящих отлагательства. И о каждом таком случае должны ставиться в известность суд и прокурор. Подобная форма контроля тоже способна влиять сдерживающе на тех, кто не привык считаться с конституционными правами человека и гражданина.

В связи с характеристикой рассматриваемого принципа правосудия важно иметь в виду, что несоблюдение изложенных правил должно влечь за собой исключение из числа доказательств всех данных, обнаруженных в ходе действий, произведенных без соблюдения таких правил. А это означает, что данные подобного рода не могут служить основанием для постановления того или иного акта правосудия. В случае их использования принятые судебные решения должны отменяться. Соответственно правосудие не может считаться состоявшимся.

Isfic.Info 2006-2017