Правоохранительные органы

Законность


В наши дни законностью принято считать соблюдение и исполнение предписаний Конституции РФ, законов и соответствующих им иных правовых актов всеми государственными и негосударственными учреждениями и организациями, их служащими и должностными лицами, гражданами, иными лицами, находящимися на территории Российской Федерации.

Основные положения данного принципа закреплены в ч. 2 ст. 15 Конституции РФ, где сказано: "Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы". К законам относятся, как отмечено выше (см. § 3 гл. II), федеральные законы и федеральные конституционные законы, а также принимаемые в субъектах РФ конституции и уставы, другие законодательные акты. Все они должны соответствовать предписаниям Конституции РФ. Акты, которые противоречат Конституции РФ или закону, применяться не могут.

Федеральные законы обязательны к исполнению на всей территории Российской Федерации. Соответственно законодательные акты, издаваемые органами субъекта РФ, действуют на территории данного субъекта. Если федеральный суд при разбирательстве конкретного дела установит, что какой-то из таких актов или любой иной правовой акт, в том числе изданный органом любого уровня, противоречит федеральному закону, то он вправе принять решение, руководствуясь не этим актом, а федеральным законом.

Особенностью современного понимания принципа законности является то, что оно допускает при определенных условиях возможность неприменения судами также федеральных законов. Пределы такого неприменения сформулированы в постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" от 31 октября 1995 г. № 8 (СГТПВС, с. 11—19), где дается разъяснение (см. п. 2):

"Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качества акта прямого действия.

Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности:

  • когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;
  • когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей;
  • когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;
  • когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует. Нормативные указы Президента Российской Федерации как главы государства подлежат применению судами при разрешении конкретных судебных дел, если они не противоречат Конституции Российской Федерации и федеральным законам (ч. 3 ст. 90 Конституции Российской Федерации)".

Другими словами, в соответствии с данным разъяснением суды не всегда обязаны безоговорочно следовать предписаниям законов, указов, правительственных постановлений. Прежде чем применять акты даже столь высокого уровня, они должны проверять, насколько акты такого рода соответствуют Конституции РФ.

Появились также предписания, требующие от должностных лиц правоохранительных органов, чтобы они не применяли те федеральные законы, которые противоречат (разумеется, по их мнению) каким- то другим федеральным законам. Например, ч. 1 ст. 7 УПК предусматривает правило: "Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий настоящему Кодексу".

Другими словами, к примеру, дознаватель (работник милиции, которому начальник поручил произвести расследование уголовных дел), руководствуясь приведенным правилом, должен попросту игнорировать, скажем, содержащееся в п. 4 ч. 1 ст. 49 Закона РСФСР "О средствах массовой информации" от 27 декабря 1991 г, положение об обязанности журналиста "сохранять конфиденциальность информации и (или) ее источника", поскольку в УПК, которым ему (дознавателю) надлежит руководствоваться при расследовании уголовных дел, нет предписания, запрещающего допрос журналиста. А это значит, что такой дознаватель может позволить себе вызвать на допрос журналиста и потребовать от него, чтобы он дал показания и сказал только правду, в том числе раскрыл имеющуюся у него информацию и ее источник.

В современных условиях понятие законности как правового принципа приобрело своеобразие еще и в связи с тем, что Конституция РФ (см. ч. 4 ст. 15) признала особую роль в российской правовой системе международных договоров Российской Федерации. При определенных условиях законы, противоречащие таким договорам, тоже могут не применяться судами. И осуществление данного конституционного положения — уже реальность. Об этом свидетельствует тот факт, что суды все решительнее применяют напрямую положения международного договора, если какой-то российский закон противоречит ему или не согласуется с ним.

Конституционные новеллы, однако, не следует понимать как какой-то шаг к умалению роли и значения принципа законности. Как и прежде, этот принцип вполне обоснованно считается одним из наиболее важных и универсальных правовых принципов, имеющих существенное значение для всех отраслей права. Его последовательное проведение в жизнь — непременное условие нормального функционирования всего государственного механизма.

Для правосудия данный принцип имеет особое значение в силу того, что этот вид государственной деятельности, как отмечено выше при определении его понятия, тесно связан с неуклонным соблюдением требований закона и установленного им порядка разбирательства конкретных судебных дел. Там, где нет соблюдения закона, нельзя говорить о правосудии. Это, скорее, будет произвол. Такое "правосудие" не в состоянии выполнять свою социальную функцию.

Isfic.Info 2006-2017