Проблемы назначения наказания

Назначение более мягкого наказания вследствие обратной силы уголовного закона


Принцип обратной силы уголовного закона в настоящее время регулируется международным правовым актом Согласно ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого на XXI сессии Генеральной Ассамблеи ООН 16 декабря 1966 г., ратифицированной СССР 18 сентября 1973 г., «не может назначаться более тяжкое наказание, чем то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления. Если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника».

Смягчение наказания вследствие обратной силы уголовного закона базируется на конституционных положениях, закрепленных в ст. 54:

  1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.
  2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Это конституционное правило получило развитие в ст. 10 УК РФ. Уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу. Как отметил Конституционный Суд РФ в постановлении от 20 апреля 2006 г. № 4-П: «В случаях, когда предусматриваемые уголовным законом меры перестают соответствовать социальным реалиям, приводя к ослаблению защиты конституционно значимых ценностей или, напротив, к избыточному применению государственного принуждения, законодатель - исходя из указанных конституционных принципов - обязан привести уголовно-правовые предписания в соответствие с новыми социальными реалиями».

Тем не менее значительная часть практических работников правоохранительных и судебных органов признает, что разрешение вопросов, связанных с действием уголовного закона во времени, вызывает затруднения1Так, по данным Е.М. Журавлевой, этот факт признали около 70 % сотрудников правоохранительных органов, опрошенных в ходе исследования, см: Журавлева Е.М. Действие уголовного законодательства Российской Федерации во времени: дис. канд. юрид. наук. М., 1997. С. 7. Об этом же свидетельствует практика судов кассационной и надзорной инстанций

Как отмечалось, регламентируя вопросы смягчения наказания, законодатель проявил некоторую непоследовательность, вследствие чего правоприменитель испытывает определенные затруднения при реализации зафиксированных в законе правил. Несогласованность различных уголовно-правовых норм нарушает системность уголовного права и препятствует соблюдению основополагающих принципов гуманизма, справедливости, индивидуализации наказания.

Не является исключением и механизм уголовно-правового регулирования смягчения наказания вследствие обратной силы уголовного закона.

Уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу.

Строго говоря, при назначении наказания применяется новый закон, и фактически смягчения наказания не происходит: суд определяет наказание, руководствуясь действующими на момент принятия судебного решения уголовно-правовыми нормами.

Так, судьей Верховного Суда Республики Коми с целью приведения в соответствие с УК РФ был пересмотрен приговор от 28 мая 1996 г., по которому Матаев осужден по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы: исключены указания о признании Матаева особо опасным рецидивистом и об отягчающих ответственность обстоятельствах, применены требования ст. 62 УК РФ (как видно из приговора, обстоятельствами, смягчающими наказание Матаева, суд признал его явку с повинной и активное способствование раскрытию преступления); наказание, назначенное по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР, снижено до 8 лет лишения свободы Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила постановление судьи, поскольку судья должна была исходить из верхнего предела санкции ч. 2 ст. 108 УК РСФСР, но с учетом положений ст. 62 УК РФ, т.е. снижение наказания было возможно до 9 лет лишения свободы - 3/4 максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части.

И в настоящее время не утратила актуальности дискуссия о том, какой закон следует признавать в качестве смягчающего наказание. По нашему мнению, более мягким следует признавать уголовный закон, по которому предполагается:

- Снижение срока (размера) любого вида наказания, содержащегося в санкции, включая наименее или наиболее строгое, в том числе при одновременном разновекторном (разнонаправленном) изменении пределов этого наказания (так, судами допускаются ошибки, связанные с тем, что не учитываются новые минимальные пределы наказания

Например, лишение свободы по УК РСФСР составляло 3 месяца, по УК РФ сначала - 6, а в настоящее время - 2 месяца, что повлекло, в частности, переквалификацию Верховным Судом РФ действий М. с ч. 1 ст. 150 УК РФ на ст. 210 УК РСФСР, а действий Б. со ст. 135 УК РФ на ст. 120 УК РСФСР).

- Введение в санкцию более мягких (по сравнению с присутствовавшей в санкции самой строгой мерой государственного принуждения) альтернативных видов наказания.

-Исключение из санкции более строгого вида наказания, либо дополнительного наказания

- Замена наказания более мягким видом.

- Утрата дополнительным наказанием характера обязательного.

- Снижение сроков или пределов наказаний, применяемых в случаях, когда они не предусмотрены санкцией статьи Особенной части (например, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью).

- Введение льготных правил назначения наказания.

Так, по приговору Верховного Суда Республики Татарстан от 26 марта 2004 г. Зуев осужден по п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, а Сагъдиев - п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Преступления совершены 14 ноября 2003 г. в г. Казани Республики Татарстан.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 8 июля 2004 г. приговор в отношении Зуева и Сагъдиева изменила по следующим основаниям.

Суд первой инстанции в нарушение закона квалифицировал разбойное нападение по ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.).

В соответствии со ст. 9 и 10 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния и только закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.

Санкция ч. 4 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. в виде лишения свободы не смягчена по сравнению с санкцией ч. 3 ст. 162 УК РФ в редакции до внесения названных изменений. Более того, в ч. 4 ст. 162 УК РФ предусмотрено ещё и наказание в виде штрафа.

Таким образом, внесённые указанным Федеральным законом изменения в ст. 162 УК РФ ухудшают положение осуждённых. Поэтому их действия должны быть квалифицированы по и «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ в действовавшей до 8 декабря 2003 г. редакции.

При характеристике нового уголовного закона необходимо учитывать и изменения содержания признаков состава преступления.

Таким образом, назначение наказания предполагает необходимость уточнения того, какие изменения претерпевали подлежащие учёту и применению нормы уголовного закона с момента совершения преступного деяния (независимо от времени наступления его последствий) и до момента фактического определения меры наказания. Наказание при этом назначается в пределах, соответствующих минимальным значениям нижней и верхней границ санкции, с применением наиболее льготных правил назначения наказания.

Isfic.Info 2006-2017