Проблемы назначения наказания

Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении


Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении имеет некоторые отличия от общего порядка назначения наказания: УК РФ 1996 г. поднял институт назначения наказания судом присяжных на более высокий уровень Установленные законом особенности назначения наказания судом присяжных не отменяют действия общих начал назначения наказания, на что, в частности, обратил внимание Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 2 от 11 января 2007 г., указав, что при назначении наказания лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, необходимо руководствоваться общими началами назначения наказания с соблюдением положений, предусмотренных ст. 65 УК РФ (п. 13 постановления).

Специфика назначения наказания судом присяжных заключается:

1) В установлении формализированного предела наказания (2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление) в случае признания присяжными заседателями подсудимого виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения. Если соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса предусмотрены смертная казнь или пожизненное лишение свободы, эти виды наказаний не применяются, а наказание назначается в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Так по приговору суда присяжных заседателей от 15 апреля 1997 г. К. был осуждён к лишению свободы: по ст. 102 УК РСФСР на 15 лег, по ст. 17. 102 УК РСФСР на 12 лет, по ст. 17. ч. 2 ст. 146 УК РСФСР на 10 лет, по ч. 2 ст. 146 УК РСФСР на 10 лет и по совокупности преступлений путём поглощения менее строгого наказания более строгим на 15 лет. Поскольку вердиктом присяжных заседателей К. признан заслуживающим снисхождения при назначении наказания по всем вмененным ему в вину преступлениям. Президиум Верховного Суд РФ признал, что мера наказания, назначенная за пособничество в умышленном убийстве и умышленное убийство, подлежит смягчению, так как при признают К. заслуживающим снисхождения наказание по ст. 102 УК РСФСР и по ст. 17 и 102 УК РСФСР не должно превышать 10 лет за каждое из этих преступлений. Президиум Верховного Суда РФ смягчил наказание и по совокупности преступлений назначил лишение свободы сроком на 10 лет.

Согласно ч. 1 ст. 65 и ст. 62 УК РФ, определяющим порядок назначения наказания при признании подсудимого заслуживающим снисхождения и при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, срок и размер наказания исчисляется из срока и размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ. Учитывая это, в случае признания подсудимого заслуживающим снисхождения и при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, председательствующий судья, в соответствии с ч. 1 ст. 349 УПК РФ, не может назначить такому лицу наказание, превышающее 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление.

Учитывая, что ст. 62 УК РФ предусматривает такой же формализированный предел наказания, как и ч. 1 ст. 65 УК РФ, обязательное применение ч. 1 ст. 65 УК РФ при наличии обстоятельств, предусмотренных п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, не влечёт за собой последовательного применения этих норм, поскольку законодателем определён порядок назначения наказания лишь с учётом максимальной санкции Особенной части Уголовного кодекса.

Вместе с тем в таких случаях судья вправе применить правила назначения наказания, предусмотренные не только ст. 65 УК РФ, но и с учётом обстоятельств, указанных в п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ), ст. 64 УК РФ (п. 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. № 23 «О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей»).

2) В обязательности учёта при назначении наказания лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления по заслуживающим снисхождения, только смягчающих наказание обстоятельств.

3) В учёте решения присяжных заседателей о снисхождении к лицу, признанному ими виновным в совершении преступления при решении вопроса о назначении дополнительного наказания, указанного в санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

Согласно ст. 65 УК РФ присяжные заседатели вправе признать, что лицо, виновное в совершении нескольких преступлений, заслуживает снисхождения как за каждое из преступлений, так и за одно из них. В таких случаях судья назначая наказание за каждое из преступлений, учитывает решение суда присяжных и при частичном или полном сложении наказаний по совокупности преступлений может назначить окончательное наказание в пределах максимального срока - 25 лет, указанного в ч. 3 ст. 69 УК РФ.

В связи с этим в теории возник вопрос: «Какой смысл в смягчении наказания по вердикту присяжных заседателей за одно или даже за оба и более преступлений, если окончательное наказание в виде лишения свободы может быть назначено в пределах 25 лет?». Ответ на него прост: в соответствии с ч. 1 ст. 65 УК РФ снисхождение распространяется лишь на наказания за отдельные преступления но не на окончательное наказание, определяемое по их совокупности. Особенностям назначения такого наказания специально посвящены ч. 2 и 3 ст. 69 УК РФ. Е.В. Благов прав в том, что недоразумения возникли, видимо, из-за того, что законодатель напрасно упомянул о совокупности преступлений в ст. 65 УК РФ.

Следует отметить, что установление особенностей назначения наказания судом присяжных, является новым для отечественного уголовного законодательства, и уже потому неоднозначно воспринимается представителями науки и практическими работниками. Обращает на себя внимание весьма широкий диапазон мнений, представленных в литературе: с одной стороны, от полного игнорирования указанных специальных правил до посвящения теме индивидуализации наказания в суде присяжных достаточно содержательных научных исследований; с другой - от одобрения указанных положений уголовного закона до выражения сомнения в целесообразности сохранения ст. 65 УК в существующем ныне виде.

Так, М.Н. Становский высказывал сомнение в правильности разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данного в 1999 г., о распространении правила, согласно которому срок и размер наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления, но заслуживающему снисхождения, не может превышать 2/3 максимального срока (размера) наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, на дополнительные наказания. По его мнению, в ч. 1 ст. 65 УК речь идёт об основном наказании и распространять это правило на дополнительные наказания представляется необоснованным, но поскольку такая позиция высказана Верховным Судом РФ, то её правильность может быть проверена лишь судебной практикой.

В этой связи вызвал недоумение новый, диаметрально противоположный подход к распространению специальных правил на дополнительные наказания. В абзаце 4 п. 21 ранее действовавшего постановления РФ от 11 июня 1999 г. № 40 справедливо, на наш взгляд, отмечалось: «Если отдельные виды наказаний могут назначаться в качестве дополнительных с указанием срока или размера (например, штраф, лишение права занимать определённые должности или заниматься определенной деятельностью), то при вердикте присяжных заседателей о снисхождении размер или срок дополнительного наказания не может превышать двух третей их максимального размера, если в санкции соответствующей статьи Особенной часта УК РФ предусмотрено обязательное его применение». Новое же постановление Пленума от 11 января 2007 г. в п. 13 гласит: «Правила статьи 65 УК РФ на назначение дополнительного наказания не распространяются, а само дополнительное наказание назначается в пределах, указанных в санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ».

Как представляется, предусмотренные санкцией статьи Особенной части наиболее строгий основной и дополнительный виды наказания в совокупности и образуют единое наиболее строгое наказание. Вряд ли можно усомниться в том, какое из двух наказаний является более строгим лишение свободы со штрафом или лишение свободы на тот же срок, но без штрафа. В этой связи трудно объяснить модернизированное толкование закона и ответить на вопрос: «Не присвоил ли Пленум Верховного Суда РФ в данном случае функции законодателя?».

В литературе высказано мнение, что предусмотренные ст. 65 УК РФ положения чрезмерно смягчают наказание, а распространение снисхождения и на лишение свободы (в соответствии с п. 19 постановления Пленума Верховного Суда от 11 июня 1999 г.) нелогично и несправедливо. В частности, М.Т. Тащилин предлагал в таких случаях не применять пожизненное лишение свободы и смертную казнь, но наказание назначать в пределах сроков лишения свободы, предусмотренных санкцией. Кроме того, по его мнению, при особом снисхождении к лицу, признанному виновным в совершении особо тяжкого преступления против жизни, следует применять не положения ст. 64 УК РФ, а форм формализированный предел - 1/2 от максимального наказания, предусмотренного санкцией статьи Особенной части УК. Последнее предложение, как упоминалось выше, было частично воспринято законодателем, оно стало возможно только после тщательного изучения судебной практики, сравнительного анализа судебных решений, принятых традиционными судами и судами присяжных в масштабах всей Российской Федерации.

Следует отметить, что постановлениями Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» и от 22 ноября 2005 г. «О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей» устранены многие сомнения, возникавшие при применении норм о назначении наказания при вердикте присяжных о снисхождении.

Isfic.Info 2006-2017