Проблемы назначения наказания

Особенности назначения наказания при особо смягчающих обстоятельствах


Положения ст. 62 УК РФ предусматривают обязательное снижение верхнего предела санкции статьи Особенной части в случаях явки виновного с повинной, активного способствования раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников и розыску имущества, добытого в результате преступления, а равно при оказании медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, при добровольном возмещении имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, и иных действиях, направленных на заглаживание причиненного потерпевшему вреда.

Максимальный размер (срок) наказания при этом снижается на 1/3 (в редакции Федерального закона Российской Федерации от 29 июня 2009 № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерацию», устанавливающего более льготные пределы наказания, а потешу имеющего обратную силу); если же наиболее строгими наказаниями являются смертная казнь или пожизненное лишение свободы, то наказание назначается в пределах санкции статьи. При этом следует учитывать, что, если смертная казнь и пожизненное лишение свободы неприменимы к лицам, совершившим преступление, в силу ограничений, предусмотренных ч. 2 ст. 57 и ч. 2 ст. 59 УК РФ, наказание за соответствующие преступления также назначается в пределах 2/3 от максимального срока лишения свободы как наиболее строгого наказания, предусмотренного санкцией.

Применяя положение ст. 62 УК РФ, суд назначает наказание в соответствующих пределах, однако конкретный размер наказания в предписанных пределах суд назначает по своему усмотрению. При этом наказание за конкретное поступление, как отмечаюсь выше, назначается с учетам всех положении Общей части УК РФ.

Это требование касается не всякого смягчающего обстоятельства а лишь поведения лица после совершенного преступления. В этой связи бесспорно прав Е.В. Благов, обращающий внимание на неточность заголовка ст. 62 УК РФ («Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств»), поскольку на самом деле в ней идёт речь об учете не всех таких обстоятельств, а лишь предусмотренных п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Поэтому в ст. 62 УК РФ до особенностей назначения наказания при последних желательно было бы указать на общее направление учета всех смягчающих обстоятельств - уменьшение наказания. Тогда стало бы очевидным, почему они именно смягчающие.

Следует отметить, что появление в современном законодательстве такого правила обусловлено отнюдь не распространенностью подобного позитивного послепреступного поведения. Так, Г.П. Новоселов в результате изучения свыше 850 уголовных дел, рассмотренных районными народными судами г. Свердловска в 1976-1979 гг., установил, что только в 2,1 % дел имелись ссылки на предотвращение виновным вредных последствий совершенного преступления, добровольное возмещение нанесенного ущерба или устранение причиненного вреда; в 2,3 % дел суды ссылались на чистосердечное раскаяние или явку с повинной виновных, а также активное способствование раскрытию преступлений, в 1 % дел - на возмещение ущерба родителями и родственниками виновного1Новоселов Г.П. Критерии определеня судом меры уголовного наказания (вопросы теории): дис.... канд. юрид. наук Свердловск. 1981. С. 176-177.. В результате масштабного исследования В.Л. Чубарев установил, что по изученным категориям дел не встретилось ни одного случая предотвращения виновным вредных последствий совершенного им преступления. Напротив, по данным изучения материалов уголовных дел, проведенным А.М. Плешаковым, из перечисленных в УК смягчающих обстоятельств наиболее часто (в 57 % случаев) таковыми признавались чистосердечное раскаяние, явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления.

Так или иначе, соответствующие положения обоснованно были включены в уголовное законодательство. Установленные правила назначения наказания при наличии смягчающих обстоятельств получили оценку важной новеллы в теоретическом и практическом аспектах.

Во-первых, таким образом была законодательно закреплена практика смягчения наказания при указанных выше обстоятельствах. По данным А.М. Плешакова, наиболее часто учитываемыми судами обстоятельствами, признаваемыми исключительными, а потому влёкшими существенное смягчение наказание выступали: признание вины и осознание содеянного (в 38 % случаев), чистосердечное раскаяние (40 %), добровольное возмещение ущерба (12%).

Во-вторых, предусмотренное п. «и», «к» послепреступное поведение объективно обладает высокой степенью общественной полезности, способствует восстановлению социальной справедливости.

Правила ст. 62 УК РФ предусматривают императивное смягчение наказания, поэтому вряд ли можно согласиться с В.И. Зубковой, полагающей, что «суд обязан в приговоре привести мотивы неприменения того или того из этих обстоятельств, если они установлены по делу», поскольку их «неприменение» будет свидетельствовать о нарушении требований закона.

Так, суд необоснованно не учел явку с повинной как смягчающее обстоятельство, сославшись на отказ подсудимого в судебном заседании от показаний, изложенных в протоколе при оформлении явки с повинной, тогда как эти показания фактически положены в основу приговора. Судебная коллегия Верховного Суда РФ по уголовным делам при кассационном рассмотрении дела изменила приговор, исключив указание суда о непризнании в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, явки с повинной.

По мнению М.Н. Становского, каждое из указанных обстоятельств имеет самостоятельное значение, а вместе они характеризуют послепреступное поведение виновного лица в виде деятельного раскаяния. В.И. Зубкова также отмечает, что совершение действий, предусмотренных п. «и» ст. 61 УК РФ, свидетельствует о том, что виновный осознал противозаконность своего преступного деяния, раскаивается, заглаживает причинённый вред а это свидетельствует о возможности его быстрого исправления. С такими утверждениями в полной мере согласиться нельзя: закон позволяет применить смягчение наказания к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и при отсутствии деятельного раскаяния как такового. Виновный должен лишь совершить хотя бы одно из действий, перечисленных в УК РФ, преследуемые им при этом цели (устранение вредных последствий совершённого деяния, раскаяние в содеянном, стремление смягчить возможную ответственность) правового значения не имеют, поэтому совершение соответствующих действий само по себе не может свидетельствовать о раскаянии, исправлении виновного.

Объективным признаком действий, названных в п. «и» и «к» ст. 61 УК РФ является их общественная полезность. Ю.М. Антонян, М.И. Еникеев и В.Е. Эминов справедливо отмечают: «Оценивая личностные качества преступника, нужно анализировать, прежде всего, те его психические качества, которые определяют социально значимые особенности его поведения»2Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступления и наказания. М.: Пенатес-Пенаты, 2000. С. 299..

Для применения правил ч. 1 ст. 62 УК РФ необходимы три условия:

  1. Установление обстоятельств, указанных в п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК.
  2. Отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание.
  3. Отсутствие в соответствующей санкции статьи Особенной части наказаний в виде пожизненного лишения свобода или смертной казни, которые могли бы быть применены к виновному лицу.

Каждое из перечисленных в п. «и», «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ действий может быть совершено, как правило, после совершения преступного деяния (в том числе неоконченного), но до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. Изобличение соучастников преступления заглаживание вреда, причиненного потерпевшему, и другие аналогичные поступки, совершенные после провозглашения приговора суда, самостоятельного правового значения (для определения меры государственного принуждения виновному) не имеют, поскольку суда кассационной и надзорной инстанций не вправе устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре или отвергнуты. В то же время совершение указанных действий после вынесения приговора суда не исключает применения иных способов смягчения наказания (например, условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены наказания более мягким и т.д.).

Положения ст. 62 УК РФ, как отмечалось, являются императивными, и их применение не может зависеть от судейского усмотрения.

В то же время грамматическое толкование положений ст. 62 УК РФ привело к полемике по вопросу, достаточно ли для смягчения наказания, в соответствии со ст. 62 УК РФ, хотя бы установления одного из смягчающих обстоятельств, названных в п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ Значительная часть исследователей пришла к выводу, что смягчение наказания по рассматриваемому основанию предполагает необходимость наличия неполного, но обязательного сочетания хотя бы двух обстоятельств, перечисленных в и. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, поскольку «в ст. 62 УК РФ на самом деле использован соединительный союз «и», а не что-нибудь иное».

При этом представлялось, что следовало согласиться с толкованием, данным в п. 9 постановления Пленума от 11 января 2007 г. № 2. Как указал Пленум Верховного Суда РФ, по смыслу закона правила, изложенные в статье 62 УК РФ, могут применяться судами при наличии хотя бы одного из перечисленных в пунктах «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающих обстоятельств, если при этом отсутствуют либо не признаны судом отягчающие наказание обстоятельства.

Такую же позицию занял и законодатель, изменив редакцию ст. 62 УК РФ Федеральным законом от 25 января 2008 г., введя в норму разделительный союз «или» и поставив тем самым точку в упомянутой дискуссии.

Основаниями дня применения ст. 62 УК РФ по разным делам Верховный Суд РФ признавал наличие явки с повинной, активное способствование раскрытию преступления.

А.И. Рарог и В.П. Степалин справедливо заметили, что исходя из поощрительного смысла ст. 62 УК РФ, призванной обеспечить деятельное раскаяние виновного, стимулировать его общественно полезные действия по раскрытию преступления уменьшить причиненные преступлением последствия разъяснение, данное по этому вопросу Пленумом Верховного Суда РФ, соответствует смыслу закона. В.П. Зубкова верно обращает внимание на то, что «каждое из названных обстоятельств, как взятое отдельно, так и в их сочетании, значительно снижает опасность лица совершившего преступление, и свидетельствует о том, что оно осознает свою вину, раскаивается и заглаживает причинённый вред. А это - в свою очередь - свидетельствует о возможности быстрого его исправления. Все эти обстоятельства по своему содержанию и значению довольно близки друг другу».

В то же время ни на уровне закона ни на уровне постановления Пленума Верховного Суда РФ содержание перечисленных в п. «и» и «к» обстоятельств детально не раскрывается: упоминается лишь о явке с повинной. Пленум Верховного Суда отмечает её добровольность, своевременность, а также обращает внимание на некоторые частные случаи. В постановлении №2 от 11 января 2007 г. Пленум вновь подчеркнул, что «сообщение о преступлении, сделанное лицом после его задержания по подозрению в совершении преступления, не исключает признания этого сообщения в качестве смягчающего наказание обстоятельства» (п. 7). Эта идея получила в постановлении более чёткую интерпретацию: «Если же органы следствия располагали сведениями о преступлении... и задержанному лицу было известно об этом, то подтверждение им факта участия в совершении преступления не может расцениваться как явка с повинной, а признаётся в качестве иного смягчающего наказание обстоятельства (например, изобличение других участников преступления).

Если сообщение лица о совершённом с его участием преступлении в совокупности с другими доказательствами положено судом в основу обвинительного приговора, то данное сообщение может рассматриваться как явка с повинной и в том случае, когда лицо в ходе предварительного расследования или в судебном заседании изменило свои показания».

Так, Президиум Верховного Суда РФ в постановлении по делу Б. указал, что действия виновного не могут рассматриваться как явка с повинной, поскольку признание им вины было сделано под тяжестью собранных улик и, следовательно, является вынужденным. В другом случае Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отметила, что суд правильно не признал в действиях осужденных явку с повинной, поскольку обвиняемые написали заявление о признании своей вины после того, как их задержали и следствию стали известны обстоятельства совершенного преступления.

Как справедливо отмечает В.И. Зубкова, явка с повинной заключается в том, что виновный добровольно является в правоохранительные органы либо к официальным лицам с правдивым заявлением о совершенном им (одним или в группе) преступлении и тем самым с явно выраженным намерением понести за совершенное преступление соответствующее наказание... Это обстоятельство предполагает чистосердечное раскаяние виновного не только в сам момент явки, но и в процессе расследования дела или при его судебном рассмотрении. Однако если виновный под определенным принуждением, давлением имеющихся улик подтверждает свое участие в совершении преступления, то это обстоятельство нельзя рассматривать как явку с повинной. Не будет явки с повинной и в том случае, когда виновный заявляет о совершении нм преступления, заведомо зная о своем состоявшемся разоблачении.

Активное способствование раскрытию и расследованию преступления заключается в том, что виновный предоставляет правоохранительным органам информацию, неизвестную им до этого, правдиво рассказывает о всех известных ему фактах, связанных с совершением преступления, оказывает помощь по выявлению и изобличению всех соучастников преступления, указывает место нахождения орудий и предметов преступления либо помогает выявить другие доказательства по делу и т.д. Активное способствование раскрытию преступления выражается также в изобличении других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления.

Активное способствование раскрытию и расследованию преступления может также заключаться в содействии поиску доказательств преступной деятельности; содействии в проведении следственных действий, в обнаружении, задержании и изобличении соучастников преступления, в выяснении его причин и условий, в любых иных действиях виновного, направленных на оказание помощи правоохранительным органам в выяснении обстоятельств преступления, совершенного им лично или в соучастии с другими лицами, и в других «формах содействия правоохранительным органам в раскрытии преступления». Однако важно учитывать то, что рассматриваемое обстоятельство относится к числу оценочных.

Оказание медицинской или иной помощи потерпевшему состоит в том, что виновный после совершения им преступления (например, наезда транспортным средством) вызывает службу скорой помощи, сам доставляет потерпевшего в медицинское учреждение (травмпункт, поликлинику, больницу) для оказания потерпевшему помощи, в случае госпитализации сообщает родственникам о случившемся или доставляет потерпевшего домой и т.д.

М.Н. Становский отмечает, что оказание медицинской помощи - действия, которые способен оказать любой гражданин, даже не обладающий какими-либо специальными навыками (наложение шины, повязки, жгута, искусственное дыхание и т.п.). Однако вряд ли можно согласиться с тем, что в случае, если виновный ограничивается лишь вызовом «скорой помощи», не пытаясь сам оказать первую медицинскую помощь, либо скрывается с места происшествия, не дожидаясь её прибытия, такие его действия не могут быть признаны смягчающим обстоятельством. Решение данного вопроса зависит от совокупности конкретных обстоятельств совершения преступления (места времени и пр.) и причиненных им последствий (физического состояния потерпевшего, опасности его состояния для жизни и т.д.).

Действия по оказанию медицинской или иной помощи потерпевшему должны быть совершены сразу, непосредственно после совершения преступления, о чём прямо указано в законе.

В то же время, на наш взгляд именно в этой части нуждается в уточнении редакция п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ: закон неоправданно сузил значение времени оказания медицинской и иной помощи потерпевшему формулой «непосредственно после совершения преступления». По смыслу закона оказание такой помощи во время совершения преступления правового значения не имеет. Однако каждое преступное деяние имеет некоторую протяженность во времени и, как правило, совершается не одномоментно и потому не исключает возможности оказания помощи потерпевшему и во время совершения преступления (например, при похищении человека, захвате заложника, грабеже и т.д.). В этой связи представляется необходимым внести дополнения в п. «к» ст. 61 УК РФ, изложив его в следующей редакции: «к) оказание медицинской и той помощи потерпевшему во врем совершения преступления либо непосредственно после его совершения, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причинённого потерпевшему».

Добровольное возмещение имущественного ущерба заключается в том, что виновный добровольно возмещает потерпевшему или организации причинённый им материальный ущерб, оказывает материальную помощь, возмещает моральный вред. Моральный вред может быть устранён, например, путём публичного извинения перед потерпевшим за оскорбление, клевету. Моральный вред подлежит возмещению и в денежном выражении в зависимости от характера и степени опасности совершённого преступления и характера моральных страданий потерпевшего. Добровольность возмещения вреда не исключается, если предложение возместить нанесённый ущерб и причинённый вред поступило от следователя или потерпевшего.

В то же время уголовный закон не содержит требования возмещения вреда в полном объеме, что создает возможность необоснованного смягчения наказания лицам, возместившим незначительную часть причинённого преступлением вреда.

Практика признаёт наличие данного смягчающего обстоятельства и в тех случаях, когда вред, причинённый преступлением, возмещается родственниками виновного либо иными близкими для него людьми.

Под иными действиями, направленными на заглаживание вреда, причинённого потерпевшему, следует погашать действия виновного, направленные на устранение причинённого им вреда своими силами, за свой счёт, например ремонт повреждённой вещи или восстановление её прежнего состояния.

Несмотря на видимое соответствие правил ст. 62 УК РФ целям уголовного наказания, они содержат существенный недостаток, поскольку законодатель не в полной мере учёл иные положения Общей части УК, а именно:

  1. по своему содержанию перечень обстоятельств, отягчающих наказание, во многом совпадает с содержанием квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков отдельных составов преступлений, как правило тяжких или особо тяжких;
  2. законодательно установлен запрет двойного учёта обстоятельств, отягчающих (а равно и смягчающих) наказание.

Например, лишь пять обстоятельств, отягчающих наказание, а именно предусмотренные п. «а», «г», «л», «м» и «н» ст. 63 УК РФ, не совпадают (полностью или частично) по своему содержанию с квалифицирующими признаками убийства (ч 2 ст. 105 УК РФ). Иначе говоря, признание убийства как совершённого при отягчающих наказание обстоятельствах, весьма проблематично. Автор этих строк, изучив практику Омского областного суда, а также практику, опубликованную в печати, обнаружил лишь одно предполагаемое исключение, исчерпывающе подтверждающее названное правило.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила без изменения приговор Пермского областного суда в соответствии с которым Коровин осужден по ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 15 лет. При этом суд обоснованно сослался на положения ч. 2 ст. 68 УК РФ, согласно которой срок наказания при особо опасном рецидиве преступлений (что имело место у Коровина) не может быть менее 3/4 максимального срока наиболее строгого вида наказания предусмотренного за совершенное преступление3Ст. 68 УК РФ в первоначальной редакции предусматривала назначение наказания при особо опасном рецидиве не менее 3/4 максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.. Коллегия признала что наказание осужденному назначено с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о его личности: смягчающие обстоятельства - явка с повинной и способствование раскрытию преступления - судом приняты во внимание. Очевидно, в этом случае смягчение наказания в силу обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, не произошло ввиду наличия обстоятельств, отягчающих наказание.

В то же время необходимо учитывать, что перечень обстоятельств, отягчающих наказание и, соответственно, препятствующих применению положений ст. 62 УК РФ, является исчерпывающим. Тем не менее в судебной практике встречаются случаи признания в качестве отягчающих обстоятельств, не названных в ст. 63 УК РФ (совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, крайне отрицательные характеристики подсудимого и т.д.), а также двойной учёт отягчающих обстоятельств, совпадающих по содержанию с обязательными или квалифицирующими признаками преступного деяния Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 4 постановления от 29 октября 2009 г. № 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» вновь обратил внимание судов на то, что исходя из положений ч. 2 ст. 63 УК РФ обстоятельства относящиеся к признакам состава преступления, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части УК РФ, должны учитываться при оценке судом характера и степени общественной опасности содеянного. Однако эти же обстоятельства не могут быть повторно учтены при назначении наказания (например, в случае умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего с использованием взрывчатых веществ, квалифицированного по п. «в» ч. 2 ст. 111 УК РФ по признаку совершения преступления общеопасным способом, суд не вправе учитывать указанный способ также в качестве отягчающего наказание обстоятельства предусмотренного п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Иногда суды учитывают в качестве обстоятельства отягчающего наказание, непризнание осуждённым вины и отсутствие раскаяния, хота в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации, признано право любого гражданина не свидетельствовать против себя самого, поэтому отрицание обвиняемым своей вины является формой реализации его права на защиту.

Применяя положения ст. 62 УК РФ, следует иметь в виду, что при установлении смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» и (или) «к» части первой ст. 61 УК РФ, суд вправе, с учётом конкретных обстоятельств по делу и данных о личности виновного, назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено за конкретное преступление, при наличии оснований, указанных в ст. 64 УК РФ.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. (п. 19), если за преступление предусмотрены альтернативные наказания и вердиктом присяжных заседателей признано, что виновный заслуживает снисхождения судья в силу ч. 1 ст. 65 УК РФ, вправе назначить менее строгий вид наказания в пределах сроков и размеров, указанных в соответствующей статье Особенной части УК РФ, либо применить наиболее строгий его вид, но не превышая двух третей максимального срока или размера такого наказания. В п. 13 постановления от 11 января 2007 г. эта рекомендация не претерпела существенных изменений: при вердикте присяжных заседателей о снисхождении к лицу, совершившему преступление, за которое предусмотрены альтернативные виды наказаний, только наиболее строгий вид наказания не может превышать двух третей его максимального срока или размера, а менее строгав виды наказаний могут назначаться в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ. Такая позиция Верховного Суда нашла поддержку. Аналогичные правила применяются и в иных случаях снижения верхнего предела наказания, в том числе при смягчающих обстоятельствах.

Однако, как упоминалось выше, нельзя игнорировать тот факт, что УК содержит прямой запрет на применение отдельных наказаний к некоторым категориям лиц, совершивших преступные деяния. Всего уголовный закон предусматривает подобные ограничения применительно к семи видам наказаний: к обязательным и исправительным работам, ограничению свободы, аресту, срочному и пожизненному лишению свободы, смертной казни. При этом виды наказания, более мягкие, нежели лишение свободы, нередко являются наиболее строгими в санкциях статей Особенной части. В этих случаях требование закона об обязательном смягчении наказания неосуществимо, предусмотренное законом улучшение положения виновных не происходит, поскольку закон предусматривает снижение пределов только самого строгого наказания, указанного в санкции.

Если же санкцией статьи Особенной части УК РФ предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь, то, как отмечалось ранее, смягчение наказания до 2/3 от верхней границы санкции не применяется, а наказание назначается в пределах санкции.

Как представляется в целях обеспечения уголовно-правовых принципов справедливости и равенства граждан перед законом необходимо внести следующие изменения в Уголовный кодекс: ст. 62 УК РФ после слов «максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания» дополнить словами «который может быть назначен виновному».

Isfic.Info 2006-2017