Проблемы назначения наказания

Мера уголовного наказания в законе


В определении меры уголовного наказания участвуют законодатель и суд. Первый из них очерчивает контур, пределы наказуемости за содеянное, вводя судейское усмотрение в строго определённые рамки, а второй в отведённых ему пределах конкретизирует наказание с учётом сформулированных в законе критериев и излагает свой вывод о мере наказания в приговоре.

Именно поэтому следует выделять меру наказания в законе (законодательную меру наказания) и меру наказания, которую определяет суд каждому лицу, признанному виновным в совершении преступления.

При этом законодатель в санкциях норм уголовного закона определяет наказуемость того или иного преступления, имея в виду «средний случай какого-либо преступления и среднего преступника», а суд должен определить конкретную меру наказания.

Таким образом, определение судом меры уголовного наказания, в первую очередь, связано с конструкциями санкций уголовно-правовых норм.

В зависимости от основания деления санкции в уголовном праве обычно делят на простые и кумулятивные; единичные и альтернативные; относительно-определённые, абсолютно-определённые и абсолютно-неопределённые.

В ранних источниках уголовного права России, например в Русской Правде, все санкции норм были абсолютно-определёнными, так как устанавливали один вид и размер наказания за совершенное преступление. Так, ст. 4 Русской Правды гласила: «Аще утнеть мечем, а не вынем его, любо рукоятью, то 12 гривне за обиду». Ст. 96 Псковской Судной грамоты устанавливала: «А где учинится годовщина, а доли чают коего головника ино князю на головниках взять рубль продажи».

Но санкции такого типа можно встретить и в УК РСФСР 1960 г. Так, за получение взятки должностным лицом при особо отягчающих обстоятельствах предусматривалась смертная казнь с конфискацией имущества (ч 4 ст. 173 УК РСФСР).

По мнению В.В. Есипова, такие санкции знаменуют до некоторой степени известное недоверие к суду, власть последнего при определении наказаний поставлена в точно очерченные рамки1 Есипов В.В. Очерк русского уголовного права. Часть Общая. С. 389-390.. Как справедливо отмечает И.Я. Козаченко, «абсолютно определенная санкция не давала возможности судебным органам учитывать особенности каждого преступления и еще в большей степени личность виновного. Естественно, что подобный подход значительно снижал эффективность уголовно-правовых средств борьбы с преступностью»2Козаченко И.Я. Санкции за преступления против жизни и здоровья обусловленность, структура, функции, виды. Томск: Изд-во. Том. ун-та, 1987. С. 207..

В Судебниках 1497 и 1550 гг., в Соборном Уложении 1649 г. законодатель закреплял абсолютно-неопределённые санкции, в которых не указывалось ни вида, ни размера наказания. Таковы, например, указания Соборного Уложения 1649 г.: «вкинута в тюрьму, на сколько государь укажет», «наказать по вине», «чинити жестокое наказание, что государь укажет» и др.

Данный вид санкций был характерен не только для русского уголовного законодательства но и отдельных источников советского уголовного права. Так, например, в Положении о рабочем контроле от 27 ноября 1917 г. устанавливалось, что «виновные в сокрытии материалов, продуктов, заказов и в неправильном ведении отчетов и т.п. злоупотреблениях подлежат уголовной ответственности». Закон о защите мира, принятый Верховным Советом СССР 12 марта 1951 г., предусматривал, что лиц, виновных в пропаганде войны, необходимо «предавать суду и судить как тяжких уголовных преступников».

Как верно писал в свое время А.О. Чебышев-Дмитриев, система безусловно-неопределённых законов «дает излишне широкий простор произволу суда, нарушает единство юридического быта и лишает уголовное правосудие того спокойствия, беспристрастия, не возмущаемого ни ужасом от преступления, ни состраданием к преступнику»3Чебышев-Дмитриев А.О. Русское уголовное право: лекции СПб.. 1866 С. 252..

В большинстве источников отечественного уголовного законодательства (за исключением периода Древнерусского государства) законодатель предусматривал относительно-определённые санкции (устанавливающие низший и высший пределы наказания) и альтернативные санкции (указывающие не на один, а на два или более родов либо видов наказания).

При этом относительно-определённые санкции бывают трёх видов: с минимумом и максимумом наказания (на срок «от» и «до») или с максимумом наказания (на срок «до»), а также только с минимумом наказания. Так, например, в УК РСФСР 1922 и 1926 гг. можно встретить санкции, где законодатель называет только нижний предел наказания. В частности, в соответствии со ст. 69 УК РСФСР 1922 г., пропаганда и агитация, выражающаяся в призыве к свержению власти Советов путём насильственных или изменнических действий, наказывалась лишением свободы на срок не ниже трёх лет со строгой изоляцией. Действующий УК РФ предусматривает относительно-определённые санкции только первого и второго вида. Как справедливо отмечает И.Я. Козаченко, именно такие санкции предоставляют суду «разумное и целесообразное допустимое усмотрение в реализации принципа индивидуализации уголовной ответственности и наказания». При такой системе нет места судейскому произволу, но суду предоставляется известный простор.

Наряду с относительно-определёнными санкциями, альтернативные санкции также способствуют индивидуализации наказания, позволяя суду избрать один из нескольких видов наказания. Важное значение имеют и кумулятивные санкции, которые, наряду с основным наказанием, содержат дополнительное наказание.

Анализ всех типов санкций уголовно-правовых норм показывает, что, пользуясь санкцией, законодатель устанавливает для суда пределы применения наказания. От того, как построена санкция, зависит широта судейского усмотрения при выборе и определении вида и размера наказания. Поэтому проблемы построения санкций - вопрос не только юридической техники, но и уголовной политики.

В УК РФ 1996 г. все санкции норм, предусматривающих наказание за совершение преступлений, являются простыми или кумулятивными, единичными или альтернативными, а также относительно-определёнными.

Однако в теории уголовного права продолжается дискуссия по вопросу о целесообразности включения в Уголовный кодекс абсолютно-определённых санкций. Так, в частности, по мнению С.С. Босхолова, целесообразно введение в отдельные нормы УК РФ абсолютно-определённых санкций, «прежде всего за деяния, совершаемые в сфере организованной преступности. Это важно, в частности, для того, чтобы, исключив возможность выбора судьями меры наказания, в определённой мере обезопасить их от воздействия членов организованных преступных сообществ, зачастую стремящихся различными незаконными способами (угрозами, шантажом и др.) заставить судей назначить наименее строгую из предусмотренных в альтернативной или относительно-определённой санкциях меру наказания»4 Босхолов С. С. Основы уголовной политики. М: ЮрИнфоР. 1999. С. 133.

На наш взгляд, переход к абсолютно-определённым санкциям противоречит важнейшим принципам назначения уголовного наказания - справедливости, индивидуализации, дифференциации уголовной ответственности и наказания. Такие санкции не позволяют определить меру наказания с учётом личности преступника, характера и степени общественной опасности совершённого преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств.

Поэтому, если законодатель не считает основной целью наказания цель кары (возмездия за совершенное преступление), а провозглашает целями исправление преступников, общее и специальное предупреждение преступлений. Уголовный кодекс не должен содержать абсолютно-определенные санкции.

Необходимо отметить, что почти половина санкций УК РФ являются единичными (безальтернативными) и содержат в качестве единственного наказания лишение свободы. Все остальные санкции устанавливают два три, четыре и даже пять основных наказаний.

Так, в частности, проанализировав санкции норм одной из глав Уголовного кодекса РФ - главы 16 «Преступления против жизни и здоровья», можно сделать вывод, что примерно половина санкций норм этой главы являются простыми (44%) и устанавливают только один вид наказания (в основном лишение свободы), остальные - альтернативными (56%) так как предусматривают несколько видов наказаний (два (54%), три (21%), четыре (17%) и пять видов наказаний (8% санкций)).

В первую очередь обращает на себя внимание значительное число санкций, устанавливающих всего два наказания (54%). Данные санкции явно противоречат принципам, определяющим их содержание, препятствуют определению судом вида наказания с учётом принципов справедливости и индивидуализации назначения наказания

С другой стороны, отдельные санкции предусматривают пять основных видов наказаний за совершение преступлений и являются «беспредельно альтернативными», так как порождают широкое судейское усмотрение. В то же время не может быть поддержано мнение о том, что «набор видов наказаний в большинстве альтернативных санкций следует сократить, как правило, до двух видов». Отсутствие в санкциях норм промежуточных по строгости наказаний препятствует реализации принципов назначения наказания. Поэтому в целях назначения судом справедливого наказания оптимальным представляется наличие в санкциях норм не более трёх-четырёх основных видов наказания. С одной стороны, такие конструкции санкций предоставляют суду право определенной свободы при выборе вида наказания, а с другой - ограничивают судейское усмотрение и способствуют единообразной практике назначения наказания.

Наиболее распространенным основным видом наказания, предусмотренным в санкциях норм УК РФ, является лишение свободы (86% санкций). При этом исследователи насчитывают 33 различных варианта санкций, в которых лишение свободы предусмотрено в альтернативе с другими видами наказания. Наиболее распространенными являются сочетания лишения свободы: со штрафом, с ограничением свободы и арестом, с ограничением свободы, со штрафом и арестом, со штрафом и ограничением свободы. Но насколько обоснованы установленные в санкциях норм УК РФ соотношения видов наказаний? Это актуальная проблема которая находится вне рамок нашего исследования

Как уже отмечалось, значительное число санкций норм УК РФ (44%) являются безальтернативными, абсолютное большинство которых предусматривают в качестве единственного наказания лишение свободы. Причем многие из этих санкций (23%) устанавливают наказание только в виде лишения свободы за совершение преступлений небольшой и средней тяжести (ч 1 ст. 117, ч. 1 ст. 128 и др. УК РФ). Такое строение санкций противоречит принципу гуманизма, препятствует назначению наказания с учетом принципов дифференциации уголовной ответственности и наказания, а также справедливости. Санкции норм, предусматривающих наказание за совершение преступлений небольшой и средней тяжести, наряду с лишением свободы, должны предусматривать альтернативные наказания

Важно также отметить, что среди санкций норм УК РФ лишь 28% являются кумулятивными и предусматривают, наряду с основным видом наказания (как правило, лишением свободы), дополнительное наказание в виде штрафа или лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью. Не случайно дополнительные наказания весьма редко назначаются судами на практике.

Все это позволило нам прийти к мысли об отсутствии закономерностей при определении пределов (границ) наказания в виде лишения свободы в санкциях норм и о необходимости их установления.

В настоящее время при построении санкций норм УК РФ решающее значение законодатель придает только максимальному пределу наказания и не учитывает его минимальный предел в относительно-определенной санкции. Поэтому в отдельных санкциях максимальный предел санкции за тяжкое преступление, предусмотренный в качестве квалифицированного состава, практически равен максимальному пределу преступления средней тяжести, предусмотренного в качестве основного состава. Так, например, в санкции нормы ч. 1 ст. 166 УК РФ за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (преступление средней тяжести) предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет, а в санкции ч. 2 ст. 166 УК РФ (тяжкое преступление) - наказание в виде лишения свободы на срок до 7 лет.

При установлении пределов санкций законодатель не учитывает категорию преступления Так например, санкция нормы ч. 1 ст. 150 УК РФ за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (основной состав, преступление средней тяжести) предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет. т.е. разрыв между минимумом и максимумом наказания составляет около 5 лет, а санкция ч. 4 ст. 150 УК РФ (особо квалифицированный состав, тяжкое преступление) - наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 8 лет, т.е. разрыв между минимумом и максимумом наказания - три года. Но такое строение санкций не позволяет максимально индивидуализировать назначаемое наказание, три года - слишком небольшой разрыв между минимальным и максимальным наказанием в виде лишения свободы за тяжкое преступление, тем более при наличии нескольких квалифицирующих признаков.

Все это приводит к выводу, что разрыв между минимальным и максимальным наказанием в санкции должен быть согласован с категорией преступления.

На наш взгляд, в основу оптимизации установления пределов относительно-определённых санкций, предусматривающих наказание в виде лишения свободы, могут быть положены следующие правила, позволяющие избежать серьёзного разнобоя в санкциях, огромного разрыва между пределами наказания:

1) Такие пределы не должны быть одинаковыми в санкциях, предусматривающих наказание за совершение преступлений различных категорий.

Так, например, если за совершение преступления небольшой тяжести (основной состав) санкция предусматривает наказание до 2 лет лишения свободы, то за совершение умышленного преступления средней тяжести (квалифицированный состав) она не должна предусматривать от 3 до 5 лет лишения свободы, так как разрыв между минимумом и максимумом наказания в преступлениях разных категорий будет одинаковым.

2) Чем менее тяжким является преступление, тем меньшим должен быть разрыв между минимальным и максимальным наказанием. И наоборот, чем опаснее преступление, тем большим должен быть такой разрыв, так как это позволит максимально индивидуализировать наказание лицу, совершившему преступление.

3) В санкциях статей, предусматривающих наказания за преступления небольшой тяжести, разрыв между минимальным и максимальным наказанием в виде лишения свободы предлагается установить от 1 года до 2 лет, за преступления средней тяжести - от 3 до 4 лет, за тяжкие преступления - от 5 до 7 лет, за особо тяжкие преступления - от 8 до 10 лет.

Так, например, для преступлений средней тяжести оптимальным является разрыв между минимумом и максимумом наказания в виде лишения свободы в 3-4 года. Если такой разрыв будет увеличен, предположим, до 5 лет лишения свободы, то это будет способствовать расширению пределов судейского усмотрения при назначении наказания. В частности, санкция ч. 4 ст. 122 УК РФ должна предусматривать наказание в виде лишения свободы на срок от 1 года до 5 лет, а не до 5 лет, как сейчас, и т.д.

Важно отметить, что строение санкций норм УК РФ в конечном итоге определяет и тенденции в карательной практике в целом, сказывается на том, что одним из наиболее распространённых наказаний, назначаемых судами, является лишение свободы. А поскольку сложившиеся в настоящее время тенденции мы оцениваем в целом как негативные, необходимым представляется реформирование санкций уголовно-правовых норм, предусматривающих различные виды наказаний. На наш взгляд, имеются предпосылки для расширения в санкциях норм УК РФ таких наказаний, как штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исправительные работы, и, напротив, к сокращению в санкциях лишения свободы.

В то же время, при назначении наказания в пределах санкций возникает проблема выбора судом конкретной меры уголовного наказания виновному лицу, которая, в свою очередь, определяется соотношением формализации назначения наказания на уровне закона и свободы судейского усмотрения.

Isfic.Info 2006-2017