Проблемы назначения наказания

Понятие и характеристика общих начал назначения наказания, их учёт судами при назначении наказания


Понятие «общие начала назначения наказания» впервые появилось в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. (ст. 32). И Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г. (ст. 11 и 12), и Уголовные кодексы РСФСР 1922 г. (ст. 24 и 25) и 1926 г. (ст. 45), равно как и Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (ст. 110), лишь называли положения, которые судам следовало учитывать при определении уголовного наказания, и закрепляли нормы - прообраз будущих общих начал назначения наказания.

Но в теории уголовного права нет единого мнения по вопросу о понятии общих начал назначения наказания. На наш взгляд, точки зрения различных авторов, предлагающих определения общих начал назначения наказания, могут быть сведены к четырем основным.

Под общими началами понимают принципы назначения наказания (В.Г. Татарников. А С. Горелик и др.). Но данная позиция является не просто спорной, а в корне ошибочной.

Во-первых, можно с уверенностью сказать, что если общие начала назначения наказания закреплены в ст. 60 УК РФ, то принципы назначения наказания отражены во многих нормах Уголовного кодекса.

Во-вторых, вряд ли принципом можно назвать то, что «суд должен назначить наказание в пределах санкции статьи Особенной части Уголовного кодекса», «с учетом положений Общей части» и т.д.

В-третьих, если считать принципы и общие начала равнозначными понятиями, то это не позволит, наряду с общими началами (а они закреплены в ст. 60 УК РФ), учитывать также принципы назначения наказания.

Принципы назначения наказания - это более широкое понятие, чем общие начала, так как принципы определяют всю деятельность судов по назначению наказания, а общими началами суд руководствуется при назначении определенной меры наказания виновному лицу по конкретному уголовному делу. Разграничение принципов и общих начал назначения наказания следует проводить по нескольким основаниям: по их предназначению и цели действия: по их регламентации в УК РФ.

По мнению отдельных авторов, общие начала - это критерии назначения наказания.

Некоторые учёные считают, что общие начала - это требования, которыми должен руководствоваться суд при назначении наказания.

Но вторая и третья точки зрения различных авторов (трактовка общих начал как критериев или требований, учитываемых при назначении наказания) противоречат словарному толкованию данного понятая. Так, например, в «Словаре русского языка» дано несколько значений термина «начала»: «основные положения», «принципы чего-либо», «способы и методы осуществления чего-либо», но не «критерии» и не «требования». Именно поэтому невозможно согласиться с определением общих начал назначения наказания как критериев или требований, учитываемых судом при назначении наказания.

Наконец, многие учёные трактуют общие начала как правила назначения наказания.

Именно последняя из рассмотренных точек зрения по вопросу о понятии общих начал назначения наказания является наиболее правильной. Положения ст. 60 УК РФ о том, что наказание назначается «в пределах, предусмотренных статьей Особенной части Уголовного кодекса», «с учетом положений Общей части Уголовного кодекса», и другие - это не что иное, как общие начала или общие правила назначения наказания, которыми должен руководствоваться суд при определении меры наказания каждому виновному лицу по конкретному уголовному делу. В «Словаре русского языка» толкование термина «правило» подтверждает данный вывод: «правило - это положение, установка принцип, служащие руководством в чем-либо».

В ст. 60 УК РФ содержатся правила обязательные для всех судов, следуя которым суд сможет избрать справедливую с точки зрения уголовного закона меру наказания. Данная норма устанавливает конкретный алгоритм, порядок действия суда по назначению наказания, описывает общие подхода к определению меры уголовного наказания. Назначение индивидуализированного наказания на основе учета всех обстоятельств совершённого преступления и личности виновного невозможно, если суд не будет следовать определённым правилам, законодательно закрепленным в уголовном законе. Без ясных и чётких правил, устанавливающих порядок и критерии определения меры уголовного наказания, в судебной практике не будет единообразия при выборе конкретного размера и вида наказания виновному. Кроме того, трудно будет оценить правильность и целесообразность избрания судом меры уголовного наказания конкретному осуждённому, что имеет значение для проверки законности и обоснованности приговоров, вынесенных судами первой инстанции.

Общие начала - это именно общие правит назначения наказания, так как теория уголовного права и уголовный закон знают ещё и понятие специальных правил назначения наказания. Отличие общих начал (правил) назначения наказания от специальных состоит в том, что если общие правила пригашаются во внимание при рассмотрении каждого уголовного дела, то специальные правила - только в указанных законе конкретных случаях. Законодатель ввёл специальные правила назначения наказания, формализовав некоторые случаи назначения наказания при наличии тех или иных обстоятельств.

В теории уголовного права также нет единой точки зрения по вопросу о том, сколько общих начал, или правил, назначения наказания закреплено в ст. 60 УК РФ. Так, ч. 1 ст. 60 УК РФ содержит положение о том, что «лицу назначается справедливое наказание». В связи с этим отдельные учёные в качестве общего начала называют «назначение справедливого наказания». На наш взгляд указание законодателя на необходимость назначения справедливого наказания в ст. 60 УК РФ является излишним дублированием ст. 6 УК РФ, которая даёт понятие принципа справедливости Назначение справедливого наказания - это принцип, а не общее начало назначения наказания.

Отдельные авторы в качестве самостоятельного общего начала назначения наказания считают следующее утверждение, закреплённое в ч. 2 ст. 60 УК РФ: «Более строгий вид наказания назначается в том случае, если менее строгий вид наказания не может обеспечить достижения целей наказания». Однако указание законодателя в ч. 1 ст. 60 УК РФ на то, когда может быть назначен более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершённое преступление, не является самостоятельным общим началом назначения наказания. Это лишь разъяснение, рекомендация судам, когда в пределах, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса, может быть назначен более строгий вид наказания.

Вряд ли также заслуживает поддержки позиция авторов, выделяющих в качестве самостоятельных общих начал назначения наказания следующие положения ч. 2 ст. 60 УК РФ: «Более строгое наказание, чем предусмотрено соответствующими статьями Особенной части УК за совершенное преступление, может быть назначено по совокупности преступлений и по совокупности приговоров в соответствии со ст. 69 и 70 УК» и «менее строгий вид наказания, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК за совершённое преступление, может быть назначен в соответствии со ст. 64 УК». В ч. 2 ст. 60 УК РФ законодатель лишь называет три случая, когда суд может выйти за пределы санкции статьи Особенной части УК РФ, поэтому эти указания законодателя не являются самостоятельными общими началами назначения наказания.

Таким образом, не все положения ст. 60 УК РФ можно отнести к общим началам назначения наказания. Данная статья уголовного закона содержит и разъяснения, касающиеся того или иного общего начала назначения наказания. Все общие начала назначения наказания образуют определённую систему, их нельзя рассматривать в отрыве друг от друга. Только такой подход позволяет, в частности, избежать ошибок при определении количества общих начал в ст. 60 УК РФ. Важное значение для определения системы общих начал назначения наказания имеет и то обстоятельство, что под общими началами следует погашать не что иное, как правила назначения наказания.

На основании изложенного, можно сделать вывод, что в ст. 60 УК РФ законодатель закрепил шесть общих начал, или правил, назначения наказания. Наказание виновному лицу должно быть назначено:

  1. в пределах, предусмотренных статьёй Особенной части Уголовного кодекса:
  2. с учётом положений Общей части Уголовного кодекса:
  3. с учётом характера и степени общественной опасности преступления:
  4. с учётом личности виновного:
  5. с учётом обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание:
  6. с учётом влияния назначенного наказания на исправление осуждённого и условия жизни его семьи.

Рассмотрим эти общие начала назначения наказания.

Первое общее начало, или правило, назначения наказания, закрепляет обязанность суда назначать наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной часта Уголовного кодекса РФ.

Отдельные учёные, рассматривающие в своих работах общие начала назначения наказания, понимают это правило в буквальном смысле, т.е. как обязанность суда назначить наказание в пределах между минимумом и максимумом наказания в санкции нормы Особенной части Уголовного кодекса.

Тем не менее так считают не все учёные. Как пишет А.В. Ищенко, «сводить пределы назначения наказания лишь к границам санкции означало бы существенно ограничить арсенал уголовно-правовых средств воздействия на лицо, виновное в совершении конкретного преступления <...> Ориентирование суда лишь на санкцию статьи не даёт правильного и исчерпывающего представления о назначении наказания». На несовпадение пределов назначения наказания и пределов санкции нормы Особенной части Уголовного кодекса указывают также Л.Л. Кругликов и Е.В. Благов, О.П. Горшков, P.H. Хамитов». В своих работах они называют случаи, когда пределы назначения наказания не совпадают с пределами санкций статей. Позиция, которой придерживаются данные авторы, несомненно, является верной и заслуживает поддержки.

Во-первых, санкция статьи не всегда содержит весь набор наказаний, которые суд вправе применить к виновному лицу. Так, например, в соответствии со ст. 55 УК РФ, суд может назначить наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части и тогда, когда оно не предусмотрено санкцией статьи, если характер преступления и личность виновного свидетельствуют о возможности замены лишения свободы на срок не свыше двух лет содержанием осуждённого в дисциплинарной воинской части на тот же срок.

Во-вторых, судом может быть назначено дополнительное наказание, не предусмотренное той или иной санкцией статьи УК РФ (например, лишение специального или почетного звания классного чина и государственных наград лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью).

В-третьих, пределы назначения наказания применительно к некоторым категориям осуждённых являются более узкими по сравнению с пределами санкций. Так, например, санкция ч. 2 ст. 105 УК РФ предусматривает, в частности, наказание в виде лишения свободы на срок от 8 до 20 лет. Но максимальный предел лишения свободы для лиц, не достигших 18 лет, за совершение данного преступления - 10 лет, а минимальный предел сокращается наполовину. В этом случае имеет место несовпадение пределов назначения наказания с пределами санкции статьи.

В-четвертых, несовпадение пределов назначения наказания и пределов санкции может выразиться в том, что суд в некоторых случаях, в соответствии со ст. 81 и 83 УК РФ, может вообще не применять наказание, указанное в санкции, или, согласно ст. 73 УК РФ, назначить условное осуждение. В ч. 2 ст. 60 УК РФ законодатель называет три случая, когда суд может выйти за пределы санкции нормы: это назначение наказания по совокупности преступлений (ст. 69 УК РФ), по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ) и назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64 УК РФ).

Таким образом, выше названы практически все возможные случаи, когда пределы назначения наказания не совпадают с пределами санкции статьи Особенной части УК РФ. В остальных случаях суд должен назначать наказание строго в пределах санкций. Изучение как опубликованной, так и местной судебной практики показывает, что нарушение таких пределов - крайне редкое явление.

Следующее общее начало, или правило, назначения наказания, предусмотренное ст. 60 УК РФ, связано с учётом при назначении наказания положений Общей части Уголовного кодекса.

Уголовный закон не раскрывает этого правила назначения наказания, и в теории уголовного права вопрос о том, какими именно положениями Общей части следует руководствоваться, является дискуссионным. Так, отдельные ученые считают, что суд при назначении наказания должен учитывать широкий круг норм. По мнению авторов «Курса советского уголовного права», при решении вопроса об избрании вида и меры наказания суд должен: а) установить, является ли совершенное деяние преступлением; б) выяснить, нет ли в данном случае обстоятельств, исключающих общественную опасность деяния: в) установить отсутствие оснований, при наличии которых лицо, совершившее преступление, должно быть освобождено от наказания; г) учесть форму вины; д) учесть степень осуществления преступного намерения и причины, в силу которых преступление не было доведено до конца; е) учесть степень и характер участия лица в совершении преступления; ж) принять во внимание положение закона о целях наказания, з) строго соблюдать порядок применения различных видов наказания.

Напротив, некоторые авторы указывают в своих работах лишь узкий, примерный перечень норм Общей части Уголовного кодекса, которые следует учитывать судам при назначении наказания. Так А.В. Наумов в «Курсе лекций по Общей части уголовного права» пишет, что «в данном случае имеются в виду те нормы Общей части, которые так или иначе связаны с назначением наказания и влияют на этот процесс. Это нормы о задачах и принципах УК (гл. 1), о понятии, целях и видах наказания (гл. 9), об особенностях уголовной ответственности и наказаниях несовершеннолетних (гл. 14) и другие нормы Общей части». Еще более неконкретным является мнение В. Ткаченко, согласно которому «в Общей части содержатся четкие критерии назначения наказания (ст. 61-74 УК РФ) и целый ряд других норм».

Первая из названных точек зрения вряд ли заслуживает поддержки, поскольку, решая вопрос о виде и размере наказания конкретному лицу, совершившему преступление, суд уже не может руководствоваться нормами, посвященными обстоятельствам, исключающим преступность деяния, или освобождению от наказания, определению признаков состава преступления и т.д., так как эта вопросы решаются на более раннем этапе. Невозможно согласиться и с точкой зрения авторов, которые не предлагают в своих работах исчерпывающего, конкретного перечня норм Общей части, ограничиваясь узким, примерным перечнем таких норм.

На наш взгляд, можно назвать предельно конкретный круг норм Общей части Уголовного кодекса РФ, которые необходимо учитывать судам непосредственно при назначении наказания. Это нормы, которые связаны с назначением наказания, так или иначе влияют на его назначение. Рассматриваемый перечень норм может быть представлен в следующем виде: 1) общие положения о задачах УК и о целях наказания (ст. 2, ч. 2 ст. 43 УК РФ); 2) указания нормы, посвященной общим началам назначения наказания (ст. 60 УК РФ); 3) перечни смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств (ст. 61 и 63 УК РФ); 4) правила назначения отдельных видов наказания (ст. 46-59 УК РФ); 5) специальные правила назначения наказания (ст. 62, 631, 64-70 УК РФ; 6) нормы, регулирующие порядок назначения наказания при условном осуждении (ст. 73-74 УК РФ); 7) нормы, регулирующие порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний, исчисление сроков наказаний в зачет наказания (ст. 71-72 УК РФ); 8) нормы, регулирующие особенности назначения наказания несовершеннолетних (ст. 88-89 УК РФ).

В соответствии с перечисленными нормами Общей часта Уголовного кодекса РФ, суд должен назначить меру наказания виновному лицу. Перечень этих норм является предельно конкретным. Игнорирование судом указанных норм может привести к вынесению неправосудного приговора и назначению необоснованной меры наказания.

Одним из общих начал назначения наказания является учёт при назначении наказания характера и степени общественной опасности преступления.

Пленумы Верховного Суда СССР, РСФСР, а затем и РФ практически во всех своих постановлениях, посвящённых проблемам назначения наказания. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда во многих обзорах и определениях обращали внимание судов на необходимость «неукоснительного исполнения требования закона о строго индивидуальном подходе при назначении наказания с учётом характера и степени общественной опасности совершённого преступления». По справедливому замечанию Л.Л. Кругликова характер и степень общественной опасности преступления - «это важнейшее мерило избираемого судом наказания, поскольку наказание назначается не в связи, а за совершённое преступление».

Но действующее уголовное законодательство не раскрывает ни понятий характера и степени общественной опасности преступления, ни определяющих их критериев. В теории уголовного права данные вопросы также являются дискуссионными.

Под характером общественной опасности преступления в основном погашают «отличительное свойство, специфику, качество общественной опасности преступления (как каждого отдельного, так и целой группы преступлений)». И если характер общественной опасности - качественная сторона, то степень общественной опасности - количественная сторона преступления.

На уровне постановления Пленума Верховного Суда РФ до недавнего времени вопрос о критериях, определяющих характер и степень общественной опасности преступления, также не был решен. Но 29 октября 2009 г. Пленум Верховного Суда РФ принял постановление «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания», в котором указал, что «характер общественной опасности преступления определяется в соответствии с учетом объекта посягательства, формы вины и категории преступления, а степень общественной опасности преступления - в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного, в частности от размера вреда и тяжести наступивших последствий, степени осуществления преступного намерения, способа совершения преступления, роли подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, наличия в содеянном обстоятельств, влекущих более строгое наказание в соответствии с санкциями статей Особенной части УК РФ».

Но вряд ли можно согласиться с тем что характер общественной опасности зависит от категории преступления. Как раз, наоборот, это категория совершенного преступления зависит от характера общественной опасности совершенного преступления. Не указан в данном постановлении Пленума и такой важный критерий характера общественной опасности, как характер преступных последствий. Что касается критериев, определяющих степень общественной опасности преступления, то вызывает возражение такой, как конкретные обстоятельства содеянного, являющийся слишком абстрактным. И напротив, не назван такой важный критерий, как мотив преступления. Таким образом, указанное постановление Пленума во многом проблему не решило.

Необходимо отметить, что по характеру общественной опасности мы сравниваем преступления, предусмотренные в разных главах УК РФ. Поэтому, в первую очередь, характер общественной опасности преступления определяется объектом посягательства. Важными показателями общественной опасности являются характер преступных последствий (материальный, физический, моральный, идеологический вред и т.д.) и форма вины (умысел и неосторожность).

С учетом характера общественной опасности преступления (его качественной характеристики) в санкциях норм Особенной части Уголовного кодекса РФ законодатель устанавливает пределы наказуемости деяний данного вида. Характер общественной опасности преступления во многом диктует выбор вида наказания из числа тех, которые входят в санкцию уголовно-правовой нормы

По степени общественной опасности мы сравниваем преступления, расположенные в пределах одной главы Уголовного кодекса. Например, простое убийство отличается от квалифицированных видов убийства именно по степени общественной опасности. Наиболее важным критерием степени общественной опасности преступления является размер вреда, или тяжесть наступивших последствий. Так причинение тяжкого вреда здоровью является более опасным, чем причинение средней тяжести вреда здоровью, поэтому влечет более строгое наказание. Степень общественной опасности преступления зависит также от способа преступления (убийство, совершенное общеопасным способом опаснее убийства, совершенного иным способом), от мотивов преступления (убийство из корыстных побуждений опаснее убийства, совершенного по мотиву сострадания), от степени осуществления преступного намерения (покушение на преступление опаснее приготовления, оконченное покушение опаснее неоконченного покушения), от роли подсудимого при совершении преступления в соучастии (вклад соучастников в преступную деятельность далеко не всегда может быть одинаковым).

На наш взгляд, ввиду важности их учета судами при определении меры наказания, указанные критерии должны быть закреплены не просто на уровне постановления Пленума Верховного Суда РФ, а на законодательном уровне. Включение в УК РФ специальной нормы, в которой были бы названы критерии, определяющие характер и степень общественной опасности преступления будет способствовать их всестороннему учету. Необходимо дополнить УК РФ ст. 601 «Назначение наказания с учетом характера и степени общественной опасности преступления» следующего содержания:

«При назначении наказания с учетом характера и степени общественной опасности преступления надлежит исходить из того, что характер общественной опасности преступления зависит от объекта посягательства, характера преступных последствий и формы вины, а степень общественной опасности преступления зависит от степени осуществления преступного намерения размера вреда или тяжести наступивших последствий, способа совершения преступления роли подсудимого при совершении преступления в соучастии, мотивов преступления».

Опираясь на указанные критерии определения характера и степени общественной опасности совершенного преступления суд может назначить меру уголовного наказания конкретному лицу, признанному виновным в совершении преступления, с учетом данного общего начала назначения наказания. При этом в целях назначения справедливой меры наказания суд в мотивировочной части приговора следует не просто формально указать, что «наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления», а отразить эти критерии. По нашему мнению, только тогда можно утверждать, что суд действительно учел это общее начало назначения наказания.

Одним из общих начал, или правил, назначения наказания является учёт при назначении наказания личности виновного. Пленум Верховного Суда в своих постановлениях. Судебная коллегия по уголовным делам в своих обзорах неоднократно отмечали, что при назначении вида и размера наказания суды не всегда учитывают данные о личности виновного.

Изучение уголовных дел показало, что в отдельных приговорах судьи не уточняют, какие обстоятельства, характеризующие личность, учтены при назначении наказания а лишь отмечают, что «наказание назначено с учетом личности», «суд учитывает данные о личности» и т.д. Во многом это можно объяснить тем, что в уголовном законе не содержится ответа на вопрос, какие именно обстоятельства, характеризующие личность виновного, следует учитывать судам при определении меры наказания по конкретному уголовному делу.

В теории уголовного права по многим вопросам, связанным с необходимостью учета личности виновного, также нет ясности. К числу дискуссионных можно отнести, в частности, такие вопросы:

  1. как соотносятся понятия «личность виновного» и «личность преступника»;
  2. можно ли ограничиваться при характеристике личности виновного обстоятельствами, смягчающими и отягчающими наказание, или следует учитывать и иные обстоятельства, лежащие за пределами смягчающих и отягчающих наказание;
  3. подлежит ли учету личность виновного только в связи с совершенным преступлением или же учету подлежат обстоятельства и данные, характеризующие лицо как «до», так и «после» совершенного преступления»;
  4. какие именно обстоятельства, характеризующие личность, следует учитывать?

При изучении первого вопроса, можно отметить следующее. Несмотря на то, что в уголовном законе (ст. 60 УК РФ) говорится о необходимости учета при назначении наказания «личности виновного», отдельные ученые в своих работах пишут о необходимости учитывать «личность преступника». В данном случае, на наш взгляд, происходит не просто замена одного понятия другим, а необоснованное расширение смысла закона. Такие понятия, как «личность преступника» и «личность виновного», не совпадают, поскольку первое является более широким. Не все данные о личности преступника должны учитываться при назначении наказания, например его отношение к религии, национальность, социальное происхождение и т.д. В то же время эти данные имеют значение для криминологии. Поэтому не правы учёные, которые расширяют смысл закона и пишут о необходимости учёта при назначении наказания личности преступника.

Рассмотрим второй вопрос. Означает ли учёт личности виновного то, что следует учитывать только обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание, или следует учитывать и иные обстоятельства, характеризующие личность? На наш взгляд учёт личности виновного при назначении наказания не следует сводить лишь к учёту смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, характеризующих личность. Даже если можно было бы создать самые обширные перечни таких обстоятельств, они всё равно не охватили бы все важнейшие свойства личности. Объём обстоятельств, характеризующих личность, должен зависеть от особенностей каждого конкретного уголовного дела.

Данной позиции придерживается Верховный Суд РФ, разъясняя ее судам. В частности, в постановлении Пленума от 29.04.1996 г. «О судебном приговоре» отмечается, что к иным сведениям о личности подсудимого можно отнести данные об имеющейся у подсудимого инвалидности, наличии у него государственных наград почётных, воинских и иных званий, о прежних судимостях.

В то же время проведённое нами изучение уголовных дел показало, что, обосновывая меру наказания, судьи ссылаются в приговорах чаще именно на смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства названные в ст. 61 и 63 УК РФ. В качестве примера иных обстоятельств, на которые наиболее часто ссылались судьи, можно привести такие, как «раскаяние в содеянном», «состояние здоровья», «не занимается общественно полезной деятельностью», «признание вины» и некоторые другие.

Рассматриваемая проблема имеет еще один аспект. Перечень отягчающих наказание обстоятельств (ст. 63 УК РФ) является исчерпывающим. Однако можно выделить отдельные обстоятельства, которые отрицательно характеризуют виновного, а значит, и отягчают его положение при назначении наказания, но не содержатся в ст. 63 УК РФ. Будет ли означать учет таких обстоятельств выход за рамки перечня отягчающих обстоятельств? Отрицательно отвечает на этот вопрос Пленум Верховного Суда в ряде своих постановлений, называя при этом несколько обстоятельств (уклонение от общественно полезного труда, злоупотребление спиртными напитками, плохое отношение к семье, работе, совершение преступления в состоянии опьянения и т.д.), которые подлежат учету при назначена наказания, поскольку они относятся к личности виновного, а не к отягчающим обстоятельствам, названным в Уголовном кодексе. К этому следует добавить, что учет личности при назначении наказания предполагает всесторонний учет данных как страдательно, так и положительно характеризующих личность. В противном случае перечень отягчающих обстоятельств совпадет полностью с перечнем данных, страдательно характеризующих личность. Но второй перечень в действительности шире. Таким образом, всесторонний учет данных, страдательно характеризующих личность, не означает расширения перечня отягчающих наказание обстоятельств.

Рассмотрим третий вопрос, как один из важных, возникающий при учете личности виновного при назначении наказания. Учитывать ли личность виновного «в связи с совершенным преступлением» или же учету подлежат обстоятельства и данные, характеризующие лицо «до и после совершенного преступления»? Представляется, что за совершение однотипного преступления мера наказания лицу, которое заботится о семье и детях, положительно характеризуется в быту, имеет постоянное место работы, раскаивается в содеянном, должна быть ниже, чем лицу, которое уклоняется от воспитания и содержатся детей, не занимается общественно полезным трудом. По одному поступку нельзя в целом судить о человеке и его возможном поведении.

Можно отметить, что в отдельных государствах данная позиция закреплена на законодательном уровне. Так, например, ч. 3 ст. 52 УК Республики Казахстан предписывает судам учитывать при назначении наказания «личность виновного, в том числе его поведение до и после совершения преступления».

Только предельно полный и широкий учет данных о личности позволит суду назначить справедливое наказание виновному лицу. Поэтому при определении меры наказания учету подлежат обстоятельства и данные, характеризующие лицо не только во время. но и «до» и «после» совершенного преступления.

Наконец, одним из важных является вопрос о том, какие именно обстоятельства, характеризующие личность виновного, следует учитывать при назначении наказания Пленум Верховного Суда в своих постановлениях ограничивается лишь указанием на примерный перечень таких обстоятельств. Так, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 29 октября 2009 г. № 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» указал, что при назначении наказания необходимо учитывать сведения о личности виновного, к которым относятся как данные, имеющие юридическое значение в зависимости от состава совершенного преступления или установленных законом особенностей уголовной ответственности и наказания отдельных категорий лиц, так и иные характеризующие личность подсудимого сведения, которыми располагает суд при вынесении приговора. К таковым могут, в частности, относиться данные о семейном и имущественном положении подсудимого, состоянии его здоровья, поведении в быту, наличии у него на иждивении несовершеннолетних детей, иных нетрудоспособных лиц (жены, родителей, близких родственников).

Представляется, что данный перечень является неполным. На наш взгляд, наиболее важными для всесторонней характеристики личности виновного являются: 1) социально-демографические данные; 2) нравственно-психологическая характеристика, 3) психофизиологические данные; 4) правовой статус личности.

К социально-демографическим данным следует отнести такие сведения: а) пол; б) возраст, в) семейное положение, отношение к семье и детям; г) образование; д) профессия, должность, место работы; е) материальное положение; ж) бытовая и производственная характеристика; з) отношение к обучению (для учащихся); и) правительственные награды, почётные звания.

Учёт социально-демографических данных позволяет раскрыть причины преступного поведения, выявить особенности личности и избрать такую меру наказания, которая была бы целесообразной с точки зрения исправления лица. Так, при определении меры наказания суд должен учитывать возрастные различия лиц, совершивших преступление, важное значение имеет учёт семейного положения лица и т.д. Изучение уголовных дел показало, что наиболее полно в уголовных делах отражены именно социально-демографические данные о личности. Более того, фактически учёт личности сводится именно к таким данным

Нравственно-психологическая характеристика отражает отношение лица к социальным ценностям и выполняемым основным функциям и позволяет глубже познать внутреннее содержание личности. В первую очередь речь идёт о мировоззренческих и нравственных чертах и свойствах: взглядах, убеждениях, ценностных ориентациях, жизненных стремлениях и ожиданиях. Это, в частности, отношение к труду, к людям, к семье, к обществу, к жизни, к социальным нормам и т.д.

По справедливому замечанию П.С. Дагеля, «нравственно-психологической характеристикой личности преступника является наличие у него антиобщественной установки, а также дефектов правового сознания. Эта характеристика и отвечает на вопрос: почему данный субъект стал общественно опасной личностью и в определенной ситуации совершил преступление?»1Дагель П.С. Нравственно-психологическая характеристика личности преступника // Проблемы советского государства и права межвуз. темат. сб. Вып. 3. Иркутск: Изд-во ИркГУ, 1972. С. 60.

В числе психофизиологических данных, которые следует учитывать, можно назвать: а) состояние физического и психического здоровья; б) совершение преступления в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения; в) особенности характера.

Учет таких данных имеет большое значение. Так, например, исследования, проведенные Ю.М. Антоняном и С.В. Бородиным, показали, что среди виновных в совершении тяжких преступлений против личности доля лиц с аномалиями психики составляет 68 %2Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии М. 1987 С. 13.. Данный пример подтверждает необходимость исследования психического состояния лиц, совершивших преступление, и его учета при назначении наказания.

О поведении лица до и после совершения преступления можно узнать, если проанализировать характер лица. Характер образует поведенческий тип личности, или «поведенческий синдром». Например, если лицо слабовольно, легко поддается влиянию, то это может быть учтено при назначении ему меры наказания за совершенное преступление в составе группы лиц, куда он был вовлечен. Но учитывать при назначении наказания свойства характера виновного в отрыве от других установленных по делу обстоятельств практически не имеет смысла. Поэтому свойства характера должны пригашаться во внимание только в качестве факторов, определяющих направленность жизнедеятельности личности. В частности, совершение преступления впервые вследствие случайного стечения обстоятельств, при наличии тяжелых жизненных обстоятельств, как правило, свидетельствует о том, что у лица, совершившего преступление, отсутствует антиобщественная направленность, а само преступление явилось случайным эпизодом. Все это должно быть учтено судом при определении меры наказания.

Правовой статус личности включает такие данные, как наличие или отсутствие судимости. Представляется, что наличие у лица судимости за ранее совершенное преступление всегда должно учитываться судом. При этом погашенная или снятая судимость не может утопываться в качестве обстоятельства, влияющего на вид и размер наказания. Однако в качестве характеристики виновного она должна иметь определенное значение.

Важно также отметить, что вопрос о проверке конституционности положений УК РФ, регламентирующих, в частности, правовые последствия судимости, являлся предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Постановлением от 19 марта 2003 г. № 3-П признаны не противоречащими Конституции РФ положения ст. 16, 18, 68, п. «н» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 3 ст. 111 и п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ в части, касающейся регламентации уголовно-правовой квалификации преступления и назначения за него наказания при наличии у лица, совершившего это преступление, непогашенной или неснятой судимости. При этом судьи Н.В. Витрук и А.Л. Кононов изложили свое особое мнение.

На наш взгляд, позиция Конституционного Суда РФ является обоснованной. Как справедливо отмечается в указанном постановлении, «имеющаяся у лица непогашенная или неснятая судимость порождает особые, складывающиеся на основе уголовно-правового регулирования публично-правовые отношения его с государством, которые при совершении этим лицом новых преступлений служат основанием для оценки его личности и совершенных им преступлений как обладающих повышенной общественной опасностью и поэтому предполагают применение к нему более строгих мер уголовной ответственности».

Изучение судебной практики приводит к выводу, что при учете судами личности виновного нередки ошибки. Так, Советским районным судом г. Омска А. был осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. Признавая А. виновным в причинении тяжких телесных повреждений, суд назначил ему наказание с применением ст. 73 УК РФ и при этом не учел, что А. был ранее судим за тяжкое преступление и вновь совершил тяжкое преступление. В приговоре суд ничем не мотивировал избрание А. такой меры наказания Судебной коллегией Омского областного суда приговор в отношении А. был отменен.

Можно привести и другие примеры, свидетельствующие о том, что не всегда при вынесении приговора суды учитывают все данные о личности преступника. Следует подчеркнуть, что все эти данные также должны найти подробное отражение в приговоре.

Именно учёт личности виновного, наряду с учётом характера и степени общественной опасности совершённого преступления, не позволяет суду назначить абсолютно одинаковые меры наказания за однотипные преступления.

Поскольку в уголовном законе отсутствуют указания, какие именно данные, характеризующие личность виновного, следует учитывать судам при определении меры наказания по конкретному уголовному делу, а, как следствие, на практике такой учёт сводится в основном к учёту социально-демографических данных, необходимо введение в УК РФ специальной нормы, в которой были бы названы данные о личности виновного, подлежащие учёту при определении меры уголовного наказания, что должно способствовать их всестороннему учёту судами. Важным является и установление формализованных пределов назначения наказания, направленных на упорядочение судейского усмотрения Необходимо дополнить УК РФ ст. 602 «Назначение наказания с учётом личности виновного» следующего содержания:

«1. При назначении наказания суд учитывает: а) социально-демографические данные (пол, возраст, семейное положение, отношение к семье и детям, образование, профессию, должность, место работы, материальное положение, бытовую и производственную характеристику, отношение к обучению (для учащихся), правительственные награды, почётные звания), б) нравственно-психологическую характеристику личности, в) психофизиологические данные (состояние физического и психического здоровья: совершение преступления в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения, особенности характера), г) данные, характеризующие правовой статус личности (наличие или отсутствие судимости).

2. Учёту подлежат положительные и отрицательные данные, которые характеризуют личность до совершения преступления, во время и после совершения преступления, при этом такой учёт не должен сводиться лишь к учёту смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, характеризующих личность.

3. При преобладании положительных данных о личности срок или размер наказания не может превышать трёх четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса. При преобладании отрицательных данных о личности срок или размер наказания не может быть менее половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса».

В УК РФ 1996 г. впервые было введено такое общее начало назначена наказания, как учёт при назначении наказания судом влияния, которое окажет назначенное наказание на исправление осуждённого и условия жизни его семьи.

При определении меры наказания суд должен учитывать, что избрание, в частности, такого вида наказания, как штраф, связанного с лишением виновного имущественных благ, может отразиться на материальном состоянии его семьи, тем более если у него имеются иждивенцы, а он является единственным кормильцем. Данное общее начало назначена наказания может иметь большое значение, если осуждается женщина, которая одна воспитывает ребёнка, или если в многодетной семье отец (осуждённый) - единственный кормилец.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 11 июня 1999 г. «О практике назначена судами уголовного наказания» разъяснял, что при учёте влияния, которое окажет назначенное наказание на исправление осуждённого и на условия жизни его семьи, судам необходимо выяснять:

  • является ли подсудимый единственным кормильцем в семье;
  • находятся ли на его иждивении несовершеннолетние дети, престарелые родители;
  • имелись ли факты, свидетельствующие о его отрицательном поведении в семье (пьянство, жестокое обращение с членами семьи, отрицательное влияние на воспитание детей и др.).

Важно отметить, что рассматриваемые обстоятельства могли быть признаны для виновного как положительными (престарелые родители, осуждённый - единственный кормилец), так и отрицательными (постоянное пьянство виновного, драки в семье, жестокое обращение с членами семьи и т.д.).

Ныне действующее постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» лишь содержит в ч. 2 и. 2 указание, что «в силу части 3 статьи 60 УК РФ судам также надлежит учитывать влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи (например, возможную утрату членами семьи осужденного средств к существованию в силу возраста, состояния здоровья), при этом могут быть приняты во внимание и фактические семейные отношения, не регламентированные Семейным кодексом РФ».

На наш взгляд в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. перечень обстоятельств, которые подлежат учету в данном случае, был более конкретным и подробным.

Таким образом, можно отметить, что в ст. 60 УК РФ законодатель называет общие начала или правила, которыми должен руководствоваться суд при определении меры наказания каждому виновному лицу по конкретному уголовному делу. Только при соблюдении всех этих правил возможно вынесение законного и обоснованного приговора, избрание справедливой меры наказания.

Isfic.Info 2006-2017