Международное публичное право

Правовой статус и режим морских пространств, находящихся вне пределов территории государств


Морская территория, находящаяся вне границ государств, не принадлежит ни одному из них и не находится под их суверенитетом. К ней традиционно относят воды открытого моря, дно и недра, находящиеся под ним. Такая территория имеет международно-правовой режим, который государства могут устанавливать только сообща в соответствии с международным правом. Однако режим такой территории не однороден по своему составу. В целом в ее пределах действует режим открытого моря. Однако в отдельных ее районах (международный район морского дна, воды Антарктики и др.) действуют международно-правовые режимы, отличающиеся от этого общего режима и установленные отдельными универсальными международными договорами, многие нормы которых уже стали международными обычаями. Кроме того, несмотря на то, что Конвенция 1982 г. подтвердила, что никакое государство не вправе претендовать на подчинение открытого моря суверенитету какого-либо государства, в части его наряду с нормами международного права действуют нормы законодательства прибрежных государств, но в пределах, допускаемых международным правом (прилежащая зона, исключительная экономическая зона, континентальный шельф). Такие пространства в доктрине получили наименование территорий со смешанным правовым режимом.

Открытое море

Под открытым морем понимаются морские пространства, которые находятся за внешней границей территориального моря государств и, таким образом, не входят в состав территории ни одного из государств. это сложившаяся обычная норма международного права.

Согласно ст. 1 Женевской конвенции об открытом море 1958 г. открытое море означает все части моря, которые не входят ни в территориальное море, ни во внутренние воды какого-либо государства. Заметим, что существует и иная точка зрения, закрепленная в Конвенции 1982 г., согласно которой положения ее Части VII «Открытое море» (ст. 86-120) применяются ко всем частям моря, которые не входят ни в исключительную экономическую зону, ни в территориальное море или внутренние воды какого-либо государства, ни в архипелажные воды государства-архипелага. Здесь не дается определения открытого моря ввиду имевшихся разногласий на III Конференции ООН по морскому праву, а только указывается сфера применения указанной части. В то же время в Части V «Исключительная экономическая зона» (ст. 55-75) Конвенции 1982 г. отмечается, что в исключительной экономической зоне все государства, как прибрежные, так и не имеющие выхода к морю, пользуются, при условии соблюдения соответствующих положений настоящей Конвенции, указанными в ст. 87 (Свобода открытого моря) свободами судоходства и полетов, прокладки подводных кабелей и трубопроводов и другими правомерными с точки зрения международного права видами использования моря, относящимися к этим свободам, такими как связанные с эксплуатацией судов, летательных аппаратов и подводных кабелей и трубопроводов, и совместимыми с другими положениями настоящей Конвенции. Статьи 88-115 Части VII (Открытое море) и другие соответствующие нормы международного права также применяются к исключительной экономической зоне постольку, поскольку они не являются несовместимыми с Частью VII Конвенции 1982 г. В свою очередь суверенитет прибрежных государств над их внутренними водами, территориальным морем, государств-архипелагов над их архипелажными водами особо отмечается в Конвенции 1982 г. Таким образом, положения Конвенции 1982 г. не изменяют статуса открытого моря, его месторасположение, а лишь подчеркивают отличительные особенности правового режима его вод в пределах исключительной экономической зоны, о которой пойдет речь далее.

В соответствии с международным правом открытое море открыто для всех государств, как прибрежных, так и не имеющих выхода к морю. Основополагающим принципом международного морского права, регулирующим деятельность государств в его пределах, считают принцип свободы открытого моря. Формирование данного принципа имеет долгую историю. Всеобщее признание он получил только в начале XIX в., а договорное закрепление — в 1958 г. в Конвенции об открытом море. В последней редакции содержание принципа свободы открытого моря сформулировано в ст. 87 Конвенции 1982 г.1Настоящая Конвенция имеет преимущественную силу в отношениях между государствами-участниками перед Женевскими конвенциями в области морского права, заключенными в 1958 г. Она не изменяет прав и обязательств государств-участников, которые вытекают из других соглашений, совместимых с настоящей Конвенцией, и которые не затрагивают осуществления другими государствами-участниками своих прав и выполнения ими своих обязательств по настоящей Конвенции. Согласно ее положениям свобода открытого моря включает, как для прибрежных государств, так и для государств, не имеющих выхода к морю, свободу судоходства и свободу полетов. Это основные элементы этого принципа. Однако этот принцип включает в себя также свободу прокладывать подводные кабели и трубопроводы, возводить искусственные острова и другие установки, допускаемые в соответствии с международным правом, а также свободы рыболовства и научных исследований. Но эти свободы осуществляются с соблюдением ряда конкретных условий, предусмотренных положениями Конвенции 1982 г. и другими нормами международного права. Введение подобных ограничений свобод открытого моря вызвано возрастанием роли исключительных экономических зон и континентального шельфа в жизни всех прибрежных государств, необходимостью проведения в их пределах научных исследований, сохранения живых ресурсов открытого моря и управления ими. Ввиду этого отдельные права прибрежных государств в отношении их деятельности в пределах этих районов были расширены на международном уровне.

Конвенция 1982 г. закрепила, что открытое море резервируется для мирных целей. Никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо части открытого моря своему суверенитету. Все государства независимо от того, являются ли они прибрежными или не имеющими выхода к морю, имеют право на то, чтобы суда под их флагами плавали в открытом море.

Каждое судно, кроме исключительных случаев, прямо предусмотренных в Конвенции 1982 г. или в других международных договорах, подчиняется его исключительной юрисдикции в открытом море. Военные корабли, а также принадлежащие государству или эксплуатируемые им и состоящие только на некоммерческой государственной службе, пользуются в открытом море полным иммунитетом от юрисдикции какого бы то ни было государства, кроме государства флага.

В пределах открытого моря допускается осуществление преследования по горячим следам за нарушение законов и правил прибрежного государства2В соответствии со ст. 111 Конвенции 1982 г. преследование по горячим следам иностранного судна в открытом море, в частности может быть предпринято, если компетентные власти прибрежного государства имеют достаточные основания считать, что это судно нарушило законы и правила этого государства. Такое преследование должно начаться тогда, когда иностранное судно или одна из его шлюпок находится во внутренних водах, в архипелажных водах, в территориальном море или в прилежащей зоне последующего государства, и может продолжаться за пределами территориального моря или прилежащей зоны только при условии, если оно не прерывается. Не требуется, чтобы в то время, когда иностранное судно, плавающее в территориальном море, получает приказ остановиться, судно, отдающее этот приказ, также находилось в пределах территориального моря. Право преследования по горячим следам прекращается, как только преследуемое судно входит в территориальное море своего государства или в территориальное море какого-либо третьего государства. Преследование по горячим следам считается начатым только при условии, если преследующее судно удостоверилось при помощи находящихся в его распоряжении и практически применимых средств, что преследуемое судно, или одна из его шлюпок, или другие плавучие средства, которые действуют совместно и используют преследуемое судно в качестве судна-базы, находятся в пределах территориального моря. Преследование может быть начато только после подачи сигнала остановиться, зрительного или звукового, с дистанции, позволяющей иностранному судну увидеть или услышать этот сигнал., а также в ряде случаев, предусмотренных международным правом. В частности, преследование по горячим следам осуществляется прибрежным государством за нарушение режима государственной границы, нарушение таможенных, портовых и иных правил на территории государства.

В отдельных районах открытого моря, непосредственно прилегающих к территориальному морю и играющих важную роль в жизни различных государств (в прилежащей зоне, исключительной экономической зоне, на континентальном шельфе), несмотря на то, что Конвенция 1982 г. подтвердила, что никакое государство не вправе претендовать на подчинение открытого моря суверенитету какого-либо государства, с помощью ее положений был установлен особый правовой режим. Этот режим, в теории международного права нередко именуемый «смешанным правовым режимом», определяется и другими международными договорами, которые не противоречат Конвенции 1982 г. и не регулируются ее положениями. В пределах этих территорий государства могут устанавливать национальный правовой режим, но в рамках, предоставляемых международным правом.

Прилежащая зона

В соответствии со ст. 33 Конвенции 1982 г. государства в морском поясе, прилегающем к территориальному морю, могут устанавливать так называемую прилежащую зону. Внутренней границей прилежащей зоны является внешняя граница территориального моря государства. Внешняя граница прилежащей зоны находится на расстоянии не более 24 морских миль от исходных линий (у государств-архипелагов — от архипелажных исходных линий), от которых отмеряется ширина территориального моря3В соответствии с ранее принятой Конвенцией о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г. прилежащая зона не могла распространяться за пределы 12 миль от исходной линии, от которой отмеряется ширина территориального моря..

Прилежащая зона не находится под суверенитетом ни одного из государств и имеет смешанный правовой режим.

В прилежащей зоне прибрежное государство может осуществлять: контроль, необходимый для предотвращения нарушений таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных законов и правил в пределах его территории или территориального моря; наказания за нарушение вышеупомянутых законов и правил, совершенное в пределах его территории или территориального моря.

Контроль в прилежащей зоне осуществляется государственными судами, выполняющими специальные функции (пограничные, таможенные, санитарные и др.), или военными кораблями. Уполномоченные прибрежным государством лица, находящиеся на борту этих судов, имеют право в порядке, предусмотренном своим законодательством, остановить торговое судно, следующее в порт этого государства, произвести его осмотр, проверить судовые документы, осмотреть судовые помещения и в случае подтверждения подозрении о совершенном нарушении (нахождение на судне лиц, не входящих в состав экипажа, больных, зараженных опасными инфекционными заболеваниями, и т.н.) применить предусмотренные законом меры по предотвращению совершения указанных правонарушений в пределах своей территории, например не допустить это судно в воды этого государства. Эти меры исключают привлечение к ответственности лиц, находящихся на борту судна, если иное не предусмотрено международными договорами заинтересованных государств.

В свою очередь при выходе иностранного судна из территориального моря прибрежного государства это государство в пределах своей прилежащей зоны может преследовать судно и привлекать к соответствующей ответственности лиц, находящихся на их борту, за нарушение вышеупомянутых законов и правил, совершенное в пределах его территории или территориального моря. Прибрежное государство также имеет право преследовать судно в открытом море за пределами прилежащей зоны по горячим следам.

Суда, плавающие в прилежащей зоне иностранного государства, не заходившие и не имеющие намерения заходить в территориальное море или во внутренние воды этого государства, никакому контролю с его стороны не подлежат, так как в этой зоне действует свобода судоходства в открытом море. Исключения составляют нормы международного права и законодательства прибрежного государства, касающиеся исключительной экономической зоны, деятельности в ней, если она установлена прибрежным государством, а также нормы международных договоров заинтересованных государств.

В Российской Федерации правовой режим ее прилежащей зоны регламентируется Федеральным законом «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации».

Исключительная экономическая зона

Конвенция 1982 г. внесла в правовой режим открытого моря ряд крупных изменений. В частности, она предоставила прибрежным государствам право устанавливать в его пределах исключительную экономическую зону с особым правовым режимом. В соответствии со ст. 55 и 57 Конвенции 1982 г. исключительная экономическая зона — это район, находящийся за пределами территориального моря и прилегающий к нему, который подпадает под установленный в настоящей Конвенции особый правовой режим. Внешняя граница исключительной экономической зоны не должна находиться далее 200 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря.

Инициатива установления исключительной экономической зоны исходила от развивающихся государств, которые были обеспокоены тем, что принцип свободы рыболовства и добычи минеральных ресурсов в открытом море не отвечает их интересам и выгоден лишь морским державам, имеющим необходимые экономические и технические возможности, а также современный крупнотоннажный рыболовный флот. Взаимоприемлемый вариант решения этой проблемы был найден в 1982 г. на III Конференции ООН по морскому праву, где и была принята Конвенция ООН по морскому праву.

В настоящее время более 100 прибрежных государств имеют исключительные экономические зоны, внешняя граница которых находится на удалении 200 морских миль. Делимитация исключительной экономической зоны между государствами с противолежащими или смежными побережьями в соответствии со ст. 72 Конвенции 1982 г. осуществляется путем соглашения на основе международного права, как это указывается в ст. 38 Статута Международного суда ООН, в целях достижения справедливого решения.

Исключительная экономическая зона является территорией, на которую не распространяется суверенитет ни одного из государств, и имеет смешанный правовой режим. В соответствии с Конвенцией 1982 г. прибрежное государство в этом районе имеет суверенные права только в целях разведки, разработки и сохранения природных ресурсов, как живых, так и неживых, в водах, покрывающих морское дно, на морском дне и вето недрах. Наряду с этим прибрежное государство имеет суверенные права и в целях управления этими ресурсами, и в отношении других видов деятельности по экономической разведке и разработке указанной зоны, таких как производство энергии путем использования воды, течений и ветра. Иностранные государства при осуществлении своих прав и выполнении своих обязанностей по Конвенции 1982 г. в исключительной экономической зоне должным образом учитывают права и обязанности прибрежного государства. При этом они должны соблюдать законы и правила, принятые прибрежным государством в соответствии с положениями настоящей Конвенции и другими нормами международного права.

Прибрежное государство наряду с отдельными суверенными правами обладает и юрисдикцией, предусмотренной в соответствующих положениях Конвенции 1982 г., в отношении создания и использования искусственных островов, установок и сооружений; морских научных исследований; защиты и сохранения морской среды; другими правами и обязанностями, предусмотренными Конвенцией. Так, для целей разведки, разработки исключительной экономической зоны и для других экономических целей прибрежное государство имеет исключительное право сооружать, а также разрешать и регулировать создание, эксплуатацию и использование искусственных островов, установок и сооружений. Эти объекты не обладают статусом островов, не имеют своего территориального моря, и их наличие не влияет на определение границ территориального моря, исключительной экономической зоны или континентального шельфа. Прибрежное государство имеет исключительную юрисдикцию над такими искусственными островами, установками и сооружениями, в том числе юрисдикцию в отношении таможенных, фискальных, санитарных и иммиграционных законов и правил, а также законов и правил, касающихся безопасности.

Прибрежное государство может там, где это необходимо, устанавливать вокруг таких искусственных островов, установок и сооружений разумные зоны безопасности, в которых оно может принимать надлежащие меры для обеспечения безопасности как судоходства, так и самих искусственных островов, установок и сооружений. Ширина таких зон определяется прибрежным государством с учетом применимых международных стандартов на удалении не более чем на 500 метров, отмеряемых от каждой точки их внешнего края. Исключение составляют случаи, предусмотренные общепринятыми международными стандартами или рекомендациями компетентных международных организаций. О протяженности зон безопасности дается надлежащее оповещение. Как правило, подобные оповещения содержатся в «Извещениях мореплавателям», передаются по радио в «Навигационных предупреждениях» и «Прибрежных предупреждениях».

Искусственные острова, установки и сооружения и зоны безопасности вокруг них не могут устанавливаться, если это может создать помехи для использования признанных морских путей, имеющих существенное значение для международного судоходства.

В целом правовой режим исключительной экономической зоны предусматривает права и юрисдикцию прибрежного государства в отношении определенных видов деятельности в ее пределах, права и свободы других государств. Напомним, что в исключительной экономической зоне продолжают действовать международно-правовые нормы, определяющие правовой режим открытого моря, совместимые с режимом исключительной экономической зоны. В частности, это нормы, связанные с резервированием открытого моря для мирных целей, неправомерностью претензий на суверенитет над открытым морем, правом судоходства, национальностью и статусом судов.

Прибрежное государство в осуществление своих суверенных прав на разведку, эксплуатацию, сохранение живых ресурсов и управление ими в исключительной экономической зоне может принимать такие меры, включая досмотр, инспекцию, арест и судебное разбирательство, которые могут быть необходимы для обеспечения соблюдения законов и правил, принятых им в соответствии с Конвенцией 1982 г. Оно имеет право преследовать судно в открытом море за пределами исключительной экономической зоны по горячим следам.

Арестованное иностранное судно и его экипаж освобождаются незамедлительно после предоставления разумного залога или другого обеспечения. Наказания, налагаемые прибрежным государством за нарушение законов и правил рыболовства в исключительной экономической зоне, не могут включать тюремное заключение, при отсутствии соглашения заинтересованных государств об обратном, или любую другую форму личного наказания. В случае ареста или задержания иностранного судна прибрежное государство незамедлительно уведомляет государство флага через соответствующие каналы о принятых мерах и о любом последовавшем наказании.

Правовой режим исключительной экономической зоны Российской Федерации регламентируется Федеральным законом от 17 декабря 1998 г. № 191-ФЗ «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации» и другими нормативными правовыми актами нашего государства.

Континентальный шельф

В настоящее время возрастает актуальность добычи ресурсов континентального шельфа в решении энергетических и продовольственных программ государств. Ежегодно на российском континентальном шельфе добывается около 1,5 млн т нефти.

Впервые определение континентального шельфа, его правовой режим были закреплены в Конвенции о континентальном шельфе 1958 г. Однако научно-технический прогресс, возрастающие в связи с ним возможности добычи ресурсов дна на больших глубинах, защита интересов прибрежных государств потребовали совершенствования положений этой Конвенции, прежде всего касающихся установления внешней границы континентального шельфа. В результате согласования различных интересов государств участникам III Конференции по морскому праву удалось найти взаимоприемлемое решение, которое нашло отражение в Конвенции 1982 г.

В соответствии со ст. 76 Конвенции 1982 г. континентальный шельф прибрежного государства включает в себя морское дно и недра подводных районов, простирающихся за пределы его территориального моря на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка или на расстояние 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние. Сама подводная окраина материка включает находящееся под водой продолжение континентального массива прибрежного государства и состоит из поверхности и недр шельфа, склона и подъема. Она не включает дно океана на больших глубинах, в том числе его океанические хребты или его недра.

Для целей Конвенции 1982 г. прибрежное государство устанавливает внешнюю границу подводной окраины материка во всех случаях, когда эта окраина простирается более чем на 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря в порядке, предусмотренном в этой Конвенции. В то же время линия внешних границ континентального шельфа на морском дне должна находиться не далее 350 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, или не далее 100 морских миль от 2500-метровой изобаты, которая представляет собой линию, соединяющую глубины в 2500 метров.

Данные о границах континентального шельфа за пределами 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, представляются соответствующим прибрежным государством в Комиссию по границам континентального шельфа. Эта Комиссия дает прибрежным государствам рекомендации по вопросам, касающимся установления внешних границ их континентального шельфа. Границы шельфа, установленные прибрежным государством на основе указанных рекомендаций, являются окончательными и для всех обязательны. Россия в 2001 г. первым из государств подала заявку в Комиссию по установлению внешней границы ее континентального шельфа в Северном Ледовитом океане.

Прибрежное государство осуществляет над континентальным шельфом суверенные права в целях его разведки и разработки его природных ресурсов. Эти права являются исключительными в том смысле, что, если прибрежное государство не производит разведку континентального шельфа или не разрабатывает его природные ресурсы, никто не может делать это без определенно выраженного согласия прибрежного государства.

Права прибрежного государства на континентальный шельф не затрагивают правового статуса покрывающих вод и воздушного пространства над этими водами.

Осуществление прав прибрежного государства в отношении континентального шельфа не должно ущемлять осуществление судоходства и другие права и свободы других государств, предусмотренные в Конвенции 1982 г., или приводить к любым неоправданным помехам их осуществлению.

Все государства имеют право прокладывать подводные кабели и трубопроводы на континентальном шельфе. В то же время определение трассы для прокладки таких трубопроводов на континентальном шельфе осуществляется с согласия прибрежного государства. Прибрежное государство не может препятствовать прокладке или поддержанию в исправности таких кабелей или трубопроводов.

Делимитация континентального шельфа между государствами с противолежащими или смежными побережьями осуществляется путем соглашения на основе международного права в целях достижения справедливого решения. До заключения соответствующего соглашения заинтересованные государства в духе взаимопонимания и сотрудничества предпринимают все усилия для того, чтобы достигнуть временной договоренности практического характера и в течение этого переходного периода не ставить под угрозу достижение окончательного соглашения или не препятствовать его достижению. Такая договоренность не должна наносить ущерб окончательной делимитации. Когда между заинтересованными государствами имеется действующее соглашение, вопросы, относящиеся к делимитации континентального шельфа, решаются в соответствии с положениями этого соглашения.

Положения Конвенции 1982 г. об исключительной экономической зоне применяются mutatis mutandis к искусственным островам, установкам и сооружениям на континентальном шельфе. Прибрежное государство обладает исключительным правом разрешать и регулировать бурильные работы на континентальном шельфе для любых целей. Право преследования по горячим следам применяется mutatis mutandis к нарушениям на континентальном шельфе, включая зоны безопасности вокруг установок на нем, законов и правил прибрежного государства, применимых в соответствии с Конвенцией в отношении континентального шельфа, включая такие зоны безопасности.

Правовой режим континентального шельфа в Российской Федерации регламентируется Федеральным законом от 30 ноября 1995 г. № 187-ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации» и другими нормативными правовыми актами нашего государства.

Международный район морского дна

В результате научно-технического прогресса оказались досягаемыми для эксплуатации не только природные ресурсы континентального шельфа, но и глубоководные залежи минералов, находящиеся на морском дне и в его недрах за пределами континентального шельфа. Такие пространства в Конвенции 1982 г. именуются Международным районом морского дна (далее — Район). Положения, касающиеся Района, содержатся в Конвенции в Части XI (Район), Части XV (Урегулирование споров), Приложении III (Основные условия поиска, разведки и разработки). Приложении IV (Устав Предприятия), Разделе 4 (Камера по спорам, касающимся морского дна) Приложения VI (Статут международного трибунала по морскому праву), а также в Соглашении об осуществлении Части XI Конвенции 1982 г. (Нью-Йорк, 23 июля 1994 г.).

В соответствии с Конвенцией 1982 г. Район и его ресурсы1«Ресурсы» означают все твердые, жидкие или газообразные минеральные ресурсы, включая полиметаллические конкреции, in situ (по месту, к месту, на своем месте, — лат.) в Районе на морском дне или в его недрах. Когда они извлечены из Района, ресурсы рассматриваются как «полезные ископаемые». являются «общим наследием человечества». Естественно, что правовой режим Района и эксплуатации его ресурсов в соответствии с указанным положением может определяться только всеми государствами совместно. Ни одно государство не может претендовать на суверенитет или суверенные права или осуществлять их в отношении какой бы то ни было части Района или его ресурсов, и ни одно государство, физическое или юридическое лицо не может присваивать какую бы то ни было их часть. Никакие притязания такого рода или осуществление суверенитета или суверенных прав и никакое такое присвоение не признаются. Все права на ресурсы Района принадлежат всему человечеству. Эти ресурсы не подлежат отчуждению, за исключением ряда случаев, определенных Частью XI Конвенции 1982 г., а также нормами, правилами и процедурами Международного органа по морскому дну. Ни Часть XI Конвенции 1982 г., ни какие-либо права, предоставляемые или осуществляемые в соответствии с ней, не затрагивают правового статуса вод, покрывающих Район, или правового статуса воздушного пространства над этими водами.

Деятельность в Районе осуществляется таким образом, чтобы способствовать здоровому развитию мировой экономики и сбалансированному росту международной торговли и содействовать международному сотрудничеству для всестороннего развития всех стран, особенно развивающихся государств. Такая деятельность осуществляется с целью обеспечения: освоения ресурсов Района; упорядоченного, безопасного и рационального использования его ресурсов, включая эффективное проведение в нем деятельности и в соответствии с разумными принципами сохранения ресурсов предотвращение излишних потерь; расширения возможностей получения полезных ископаемых, добываемых в Районе, по мере необходимости, наряду с полезными ископаемыми, добываемыми из других источников, для обеспечения снабжения потребителей такими полезными ископаемыми; содействия справедливым и устойчивым, выгодным для производителей и справедливым для потребителей ценам на полезные ископаемые, добываемые как в Районе, так и из других источников, и содействия долгосрочному равновесию между спросом и предложением; расширения возможностей участия в освоении ресурсов Района для всех государств-участников, независимо от их социально-экономических систем или географического положения, и предотвращения монополизации деятельности в Районе; защиты развивающихся государств от отрицательных последствий для их экономики или для их экспортных поступлений, возникающих в результате снижения цены на соответствующий вид полезных ископаемых или уменьшения объема экспорта такого вида полезных ископаемых в той мере, в какой такое снижение или уменьшение вызвано деятельностью в Районе; разработки общего наследия на благо всего человечества; и других целей предусмотренных Конвенцией 1982 г.

Деятельность в Районе осуществляется на благо всего человечества, независимо от географического положения государств, как прибрежных, так и не имеющих выхода к морю, и с особым учетом интересов и нужд развивающихся государств и народов, которые не достигли полной независимости или иного статуса самоуправления, признанных ООН в соответствии с резолюцией 1514 (XV) и другими соответствующими резолюциями Генеральной Ассамблеи.

Деятельность в Районе от имени всего человечества организуется, осуществляется и контролируется Международным органом по морскому дну (далее - Орган). Все государства — участники Конвенции 1982 г. являются ipso facto членами Органа. Его местом пребывания является Ямайка. Орган может создавать такие региональные центры или отделения, какие он считает необходимыми для осуществления своих функций.

Орган является международной организацией, через посредство которой государства-участники в соответствии с Конвенцией 1982 г. организуют и контролируют деятельность в Районе, особенно в целях управления его ресурсами. Орган обладает международной правосубъектностью и такой правоспособностью, которая может оказаться необходимой для осуществления его функций и достижения его целей. Орган обладает полномочиями и функциями, которые четко предоставлены ему Конвенцией. Он основан на принципе суверенного равенства всех его членов. Все его члены добросовестно выполняют обязательства, принятые ими на себя, с целью обеспечения каждому из них прав и преимуществ, вытекающих из их членства. Орган имеет такие подразумеваемые полномочия, соответствующие настоящей Конвенции, которые вытекают из этих полномочий и функций, связанных с деятельностью в Районе, и необходимы для их осуществления. Таким образом, Орган является международной организацией, субъектом международного права. Структурно Орган состоит из Ассамблеи, Совета и Секретариата.

Непосредственно деятельность в Районе осуществляется Предприятием, которое является структурным подразделением Органа, а также в ассоциации с Органом государствами-участниками, либо государственными предприятиями, либо в случае, если государства-участники поручились за них, физическими или юридическими лицами, имеющими гражданство государств-участников или находящимися под эффективным контролем этих государств или их граждан, либо любой группой вышеуказанных субъектов, которые отвечают требованиям, предусмотренным в Части XI и в Приложении III. Такая система разработки ресурсов Района, в которой наряду с Предприятием Международного органа будут действовать государства-участники и иные субъекты внутреннего права этих государств, получила название параллельной. Такое же обязательство распространяется на международные организации в отношении деятельности в Районе, осуществляемой такими организациями.

Предприятие занимается также транспортировкой, переработкой и сбытом полезных ископаемых, добытых в Районе. Оно имеет в рамках международной правосубъектности Органа такую правоспособность, которая предусматривается в Уставе Предприятия. Оно действует в соответствии с Конвенцией 1982 г. и нормами, правилами и процедурами Органа, а также в соответствии с общей политикой, устанавливаемой Ассамблеей, и подчиняется директивам и контролю Совета.

Для разрешения споров применительно к деятельности в Районе учреждена Камера по спорам, касающимся морского дна, Международного трибунала по морскому праву.

В Часть XI Конвенции были включены положения, которые имели целью не допустить монополизации ресурсов Района: ограничивалось количество участков, которые могли быть предоставлены для эксплуатации одному государству, и устанавливались максимальные уровни добычи различных полезных ископаемых. Такие и аналогичные по своей цели положения Конвенции вызвали неодобрение ее положений, прежде всего США, а также других индустриальных государств (Великобритании, Франции. Германии, Италии, Нидерландов, Бельгии и Японии), по мнению которых установленный Частью XI Конвенции правовой режим Района создал неоправданные преграды для разработки глубоководных минеральных ресурсов с целью удовлетворения мирового спроса на них. По этой причине было разработано Соглашение об осуществлении Части XI Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., которое было одобрено 28 июня 1994 г. резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 48/263 и вступило в силу одновременно с Конвенцией 1982 г., набравшей необходимое число ратификаций. В случае какого-либо несоответствия между Соглашением и Частью XI Конвенции преимущественную силу имеет данное Соглашение.

Соглашение изменило в Части XI и приложениях к ней многие существенные для развивающихся государств, но не приемлемые для крупных индустриальных держав положения.

Все государства — участники Конвенции являются ipso facto членами Органа. По состоянию на 12 мая 2012 г. насчитывалось 162 члена Органа: 161 государство и Европейский Союз. На ту же дату насчитывался 141 участник Соглашения 1994 г. По состоянию на 31 мая 2012 г. постоянные представительства при Органе были учреждены 20 государствами.

Isfic.Info 2006-2017