Международное публичное право

Правовой статус и режим морских пространств, находящихся в пределах территории государств


Морские пространства в пределах территории государств находятся под суверенитетом государств и включают в свой состав:

  • внутренние морские воды;
  • воды международных морских каналов:
  • воды проливов, используемых для международного судоходства, частично и полностью находящихся в пределах территории государств;
  • архипелажные воды, с их внутренними водами;
  • территориальное море.

Следует обратить внимание на то, что воды нейтральных государств в период войны, согласно Конвенции о правах и обязанностях нейтральных держав в случае морской войны 1907 г., именуются нейтральными.

В прессе, средствах массовой информации, в высказываниях отдельных юристов и политических деятелей нередко можно слышать ошибочное наименование вод открытого моря «нейтральными водами».

Внутренние морские воды

Внутренние воды могут включать в себя: внутренние воды, являющиеся частью морей и океанов; внутренние воды, расположенные в пределах сухопутной территории государства (реки, озера и иные водоемы).

В соответствии с Конвенцией 1982 г., за исключением отдельных случаев, предусмотренных Конвенцией, воды, расположенные в сторону берега от исходной линии территориального моря, составляют часть внутренних вод государства. Важно заметить, что Российская Федерация в Федеральном законе от 31 июля 1998 г. «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» эти воды относит к морским водам (далее - внутренние морские воды).

В соответствии с настоящим Законом, основанным на положениях Конвенции 1982 г., к внутренним морским водам Российской Федерации относятся воды:

  • портов Российской Федерации, ограниченные линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки гидротехнических и других постоянных сооружений портов;
  • заливов, бухт, губ и лиманов, берега которых полностью принадлежат Российской Федерации, до прямой линии, проведенной от берега к берегу в месте наибольшего отлива, где со стороны моря впервые образуется один или несколько проходов, если ширина каждого из них не превышает 24 морские мили;
  • заливов, бухт, губ, лиманов, морей и проливов с шириной входа в них более чем 24 морские мили, которые исторически принадлежат Российской Федерации1В настоящее время таковыми в мире считаются: залив Петра Великого (до линии, соединяющей устье реки Тюмень-Ула с мысом Поворотный. Это определено Правилами морского рыбного промысла в территориальных водах Приамурского генерал-губернаторства 1901 г., а также соглашениями России с Японией по вопросам рыболовства 1907, 1928 и 1944 гг. и считается общепризнанным фактом), а также Чесская губа и Печорская губа. Исторические моря и заливы существуют и во многих других странах, например, Бристольский залив и залив Мори-Ферт в Великобритании; Гудзонов залив и залив Фанли - в Канаде, залив Чесапик - в США, Варангер-фьорд в Норвегии, Габесский залив - в Тунисе и др. В российской доктрине неоднократно высказывалась мысль, что проливы Санникова и Вилькицкого, Карское море, море Лаптевых, Восточно-Сибирское и Чукотское могут рассматриваться в качестве исторических. В настоящее время они открыты для судоходства на основании Постановления Совета Министров СССР от 1 июля 1990 г., при условии обязательной лоцманской проводки и при соблюдении некоторых других правил плавания. Воды Белого моря с шириной входа в них 82 мили считаются внутренними водами Российской Федерации., перечень которых устанавливается Правительством РФ и публикуется в «Извещениях мореплавателям».

К внутренним водам Конвенция 1982 г. относит воды устьев рек, заливов, портов, обозначенных замыкающими линиями, в пределах архипелажных вод.

В пределах внутренних морских вод прибрежное государство устанавливает правовой режим по своему усмотрению. Это распространяется на судоходство, рыболовство, исследовательскую и иную деятельность как своих, так и иностранных судов, плавание военных кораблей. Исключение составляет совместное владение несколькими государствами внутренними морскими водами. Так, например, Россия и Украина объявили, что Азовское море и Керченский пролив исторически являются внутренними водами Российской Федерации и Украины. Режим таких вод регламентируется на основании совместных международных договоров и иных международных договоренностей.

В Российской Федерации режим внутренних морских вод регламентируется Федеральным законом от 31 июля 1998 г. № 155-ФЗ «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации», Законом РФ от 1 апреля 1993 г. № 4730-1 «О Государственной границе Российской Федерации», рядом других законодательных и подзаконных нормативных правовых актов.

В целом говорят, что в пределах внутренних морских вод не действуют общепризнанные нормы международного права, предоставляющие какие-либо особые права иностранной стороне, осуществляющей морскую деятельность. Действует разрешительный принцип в отношении такой деятельности. В то же время в пределах внутренних морских вод действуют и многие обычные нормы международного права, имеющие отношение ко всей территории государства и отражающие всеобщую практику государств. Однако это не относится к государствам, которые активно возражают против тех или иных правил. Прибрежные государства нередко берут на себя обязательства, закрепляя их в двусторонних и многосторонних договорах, как правило, относящиеся к вопросам захода иностранных судов в их внутренние морские воды, в частности в морские порты.

Как правило, иностранные суда заходят во внутренние морские воды другого государства с разрешения последнего. Исключением являются случаи вынужденного захода судов ввиду стихийного бедствия.

Прибережное государство вправе само определять порядок доступа в свои порты судов других стран, а также порядок их пребывания там. При этом все суда во время пребывания в иностранных портах обязаны соблюдать законы и правила, а также распоряжения властей прибрежного государства, в том числе по вопросам пограничного, таможенного, санитарного режимов, взыскания портовых сборов и т.д.

Хотя режим морского порта в основном определяется национальным законодательством, государства нередко заключают между собой международные договоры, устанавливающие общий или отдельные элементы режима морских портов. Например, этому вопросу посвящена Конвенция о режиме морских портов, заключенная в Женеве в 1923 г. Однако Российская Федерации не участвует в этой Конвенции. Кроме того, в интересах облегчения международного морского судоходства государства, как правило, создают благоприятные условия для захода иностранных торговых судов в свои морские порты. Так, порядку захода в морские порты и правовому режиму пребывания в них иностранных торговых судов посвящены договоры о торговле и мореплавании и иные международные договоры. Российская Федерация, а ранее СССР заключили такие договоры с Ираном, Турцией и многими другими государствами. В соответствии с их положениями при обслуживании в портах иностранных судов и оказании им услуг государствами применяется либо принцип национального режима (предоставление режима, которым пользуются отечественные суда), либо режим наибольшего благоприятствования (предоставление условий не худших, чем те, которыми пользуются суда какого-либо наиболее благоприятствуемого третьего государства).

Однако в интересах обеспечения своей безопасности прибрежные государства вводят и определенные ограничения в отношении международного судоходства в своих внутренних морских водах. Они вправе как суверен решать вопрос о том. открывать или нет те или иные свои порты для захода иностранных судов. Так, например, многие российские морские порты закрыты для захода иностранных морских судов. Перечень портов, открытых для захода иностранных судов, объявляется в Российской Федерации в «Извещениях мореплавателям», издаваемых Главным управлением навигации и океанографии Минобороны России. В тех же целях прибрежные государства устанавливают особый порядок захода в свои порты иностранных военных кораблей. В частности, в Российской Федерации такой порядок установлен постановлением Правительства РФ от 2 октября 1999 г. № 1102 «О Правилах плавания и пребывания иностранных военных кораблей и других государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях, в территориальном море, во внутренних морских водах, на военно-морских базах, в пунктах базирования военных кораблей и морских портах Российской Федерации». Для захода в морские порты иностранных военных кораблей необходимо приглашение прибрежного государства или получение предварительного разрешения, а в некоторых странах требуется только лишь их уведомление.

В целях упрощения и уменьшения формальностей в отношении документов, касающихся захода морских торговых судов в иностранные порты, пребывания в них и выхода из них, в 1965 г. была заключена Конвенция по облегчению международного морского судоходства.

Ввиду усиления антитеррористической угрозы мировое сообщество активизирует соответствующие меры в морских портах и на судах, находящихся в них. Особое внимание в настоящее время уделяется противодействию актам терроризма, совершаемым в морских портах. Дипломатическая конференция по охране человеческой жизни на море, состоявшаяся под эгидой ИМО в Лондоне с 9 по 13 декабря 2002 г., приняла главу XI-2 для включения в Международную конвенцию по охране человеческой жизни на море 1974 г. (СОЛАС-74) и Международный кодекс по охране судов и портовых средств, посвященные этой проблематике.

Военные корабли и государственные суда, эксплуатируемые в некоммерческих целях, находящиеся законно в иностранном морском порту, пользуются иммунитетом от юрисдикции прибрежного государства. В то же время они обязаны соблюдать законы и правила прибрежного государства, а также соответствующие общепризнанные нормы международного права (запрещение угрозы силой или ее применения, невмешательство и др.).

Как известно, акватория морского порта является частью внутренних вод прибрежного государства. При нахождении в ее пределах торгового судна или государственного судна, эксплуатируемого в коммерческих целях, власти этого государства могут осуществлять уголовную юрисдикцию в отношении совершенных на его боргу преступлений. Такие меры могут осуществляться и при нахождении экипажа и пассажиров на берегу. В то же время сложилась нашедшая отражение в международных обычаях и договорах практика, согласно которой уголовная юрисдикции прибрежного государства на борту судна, находящегося в порту иностранного государства, для ареста или производства расследования в связи с преступлением, совершенным на борту судна, не осуществляется в ряде случаев. Обычно это касается случаев, когда совершенное преступление затрагивает лишь иностранное судно и его экипаж, т.е. в преступлении замешаны лица, относящиеся только к экипажу судна, преступление не было совершено гражданином или против гражданина прибрежного государства или третьего государства; не нарушает общественное спокойствие или общественный порядок в этом государстве или его безопасность; его последствия не распространяются на территорию государства порта; не подпадает под международные договоры по борьбе с преступностью, предусматривающие обязанность прибрежного государства принимать уголовные меры в отношении лиц, находящихся на борту судна и совершивших конкретные преступления. Указанные обстоятельства не затрагивают прав местных властей осуществлять меры, относящиеся к пресечению тор- го аз и наркотиками, обеспечению безопасности судов и портов, охране человеческой жизни, сохранности грузов и пребыванию иностранцев.

Вне зависимости от указанных случаев государство порта осуществляет уголовную юрисдикцию, если получена просьба со стороны капитана иностранного судна, или главы дипломатического представительства, или консульского учреждения принять меры в отношении лиц, совершивших преступления на борту этого судна.

В иностранном порту лица, входящие в состав экипажа военного корабля, при их нахождении на берегу пользуются иммунитетом от местной судебной и административной юрисдикции при исполнении служебных обязанностей. Вне службы в случае совершения такими лицами правонарушения они не пользуются иммунитетом и подпадают под действие судебной и административной юрисдикции государства пребывания. Офицерский состав, как правило, освобождается от местной судебной юрисдикции. Однако за совершение тяжких преступлений, относящихся к такому составу, лица могут нести ответственность по законам страны пребывания. В каждом конкретном случае вопрос об ответственности офицера решается через дипломатические каналы.

Члены экипажей военных кораблей, не являющиеся военнослужащими, во время пребывания в иностранном порту, находясь на берегу, не пользуются иммунитетом от иностранной юрисдикции даже при исполнении служебных обязанностей. При совершении ими правонарушений они могут быть подвергнут судебному и административному преследованию. Однако осуществление указанных мер не распространяется при нахождении перечисленных лиц на борту военного корабля или же государственного судна, эксплуатируемого в некоммерческих целях (таможенные, полицейские и другие суда).

Иностранный военный корабль не может использоваться как территория для предоставления убежища лицам, совершившим преступление в прибрежном государстве. Хотя следует заметить, что во многих латиноамериканских государствах практика предоставления дипломатического убежища существует. Однако она касается отдельных преступлений, имеющих политический характер.

Международные морские каналы

На территории отдельных государств расположены международные морские каналы (Суэцкий, Панамский, Кильский, Коринфский). Они представляют собой искусственные сооружения, соединяющие части моря, и используются для международного морского судоходства. Такие каналы являются или единственными или просто удобными, с точки зрения затрат, морскими путями. Несмотря на то что международные каналы лежат в пределах территории государств и являются их водной территорией, т.е. находятся под суверенитетом государств их местонахождения, их внутренними водами, такого рода каналы имеют наряду с национальным правовым режимом и специфический международно-правовой режим ввиду их большого значения для международного судоходства. Поэтому эти воды рассмотрим как отдельный вид пространств в пределах территории государств с правовым режимом, отличным от того, который свойствен в целом внутренним водам.

Суэцкий канал. Канал был открыт в 1869 г. и соединяет Красное и Средиземное моря. Конвенция о Суэцком канале, регулирующая режим плавания в нем, была заключена в 1888 г. и действует поныне. Она установила, что канал открыт для плавания судов всех стран на равных основаниях как в мирное, так и в военное время. Суэцкий канал является нейтрализованной территорией - в самом канале и в 3-мильной зоне вокруг выхода из него запрещено ведение военных действий. Блокада канала запрещена, равно как и любые действия, которые могут нарушить плавание по нему. Согласно законодательству Египта управление и эксплуатация канала возложены на египетскую администрацию Суэцкого канала, которая издает и правила плавания по нему. Проход по каналу платный и осуществляется с лоцманской проводкой. Взимаемые сборы должны идти на улучшение условий судоходства, содержание необходимого персонала и т.п. Эти сборы равны для всех государств. За нарушение режима прохода по каналу взимается штраф.

Панамский канал. Панамский канал соединяет Атлантический и Тихий океаны и официально открыт для международного морского судоходства с 1920 г. Судоходство по Панамскому каналу регулировалось договорами между Панамой и США. В 1977 г. правительства Панамы и США подписали Договор о Панамском канале (в настоящее время не действует) и Договор о постоянном нейтралитете и функционировании Панамского канала. Эти договоры отменили все предыдущие. С 1 января 2000 г. согласно договору между этими государствами канал и все его сооружения перешли под юрисдикцию Панамы. На срок действия Договора США сохраняют «право» на размещение в зоне канала своих вооруженных сил. Но при этом канал является открытым для судоходства на прежних условиях. При проходе по каналу обязательна лоцманская проводка, санитарный досмотр. Для судов, осуществляющих иную деятельность, чем транзитный проход, взимается плата. За нарушение режима прохода судна панамским законодательством предусмотрена уголовная и административная ответственность.

Кильский канал соединяет Балтийское и Северное моря и проходит по территории Федеративной Республики Германии. Открыт для судоходства с 1896 г., режим которого устанавливается законодательством Германии. В настоящее время действуют Правила плавания 1939 г., в которые были внесены отдельные изменения. Канал открыт для прохода судов всех стран. За проход взимается установленный сбор. Однако проход иностранных военных кораблей возможен на основании разрешения, запрашиваемого для каждого отдельного случая по дипломатическим каналам. Власти ФРГ могут приостановить проход судов по соображениям безопасности или для осуществления мер по поддержанию канала в эксплуатационном состоянии. Лоцманская проводка обязательна для судов большого водоизмещения.

Коринфский канал проходит полностью по территории Греции. Он соединяет Эгейское и Ионическое моря и открыт для торгового судоходства всех стран. Режим канала регулируется законодательством Греции. Проход разрешительный на основании заявки.

Сайменский канал не относится к числу международных морских каналов. Он соединяет систему озер Сайма с Финским заливом. Канал проходит по территории Финляндии и Российской Федерации. Его режим определен Договором между СССР и Финляндской Республикой о передаче в аренду Финляндской Республике советской части Сайменского канала и острова Малый Высоцкий от 27 сентября 1962 г. В настоящее время с истечением срока его действия разрабатывается новый договор.

Архипелажные воды

Ряд государств, состоящих из множества островов, исторически или при определенных условиях, предусмотренных международным правом, могут иметь архипелажные воды (Багамские Острова, Индонезия, Острова Зеленого Мыса, Фиджи и яр.). Для целей Конвенции 1982 г. «архипелаг» означает группу островов, включая части островов, соединяющие их воды и другие природные образования, которые настолько тесно взаимосвязаны, что такие острова, воды и другие природные образования составляют единое географическое, экономическое и политическое целое или исторически считаются таковыми. В свою очередь «государство-архипелаг» означает государство, которое состоит полностью из одного или более архипелагов и может включать другие острова. Государство-архипелаг может проводить прямые архипелажные исходные линии, соединяющие наиболее выдающиеся в море точки наиболее отдаленных островов и осыхающих рифов архипелага. Критерии их проведения закреплены в международных обычаях и в Конвенции 1982 г.

Суверенитет государства-архипелага распространяется на воды, ограниченные архипелажными исходными линиями воды, называемые архипелажными водами, независимо от их глубины или расстояния от берега. Указанный суверенитет распространяется на воздушное пространство над архипелажными водами, а также на их дно и недра, равно как и на их ресурсы.

Государство-архипелаг может устанавливать морские коридоры, приемлемые для непрерывного и быстрого прохода иностранных судов через его архипелажные воды и прилегающее территориальное море. Все суда пользуются правом архипелажного прохода по таким морским коридорам, а летательные аппараты — правом архипелажного пролета по таким воздушным коридорам. Указанный проход в соответствии с Конвенцией 1982 г. представляет собой осуществление права нормального судоходства и пролета единственное целью непрерывного, быстрого и беспрепятственного транзита из одной части открытого моря или исключительной экономической зоны в другую часть открытого моря или исключительной экономической зоны.

Государство-архипелаг, которое устанавливает такие морские коридоры, может также предписывать схемы разделения движения для безопасного прохода судов по узким фарватерам в их пределах. Если морские (воздушные) коридоры не устанавливаются, архипелажный проход (пролет) может осуществляться по путям, обычно используемым для международного судоходства.

В пределах своих архипелажных вод государство-архипелаг может иметь внутренние воды, пределы и режим которых устанавливаются в соответствии с обычным в международном праве порядком.

Таким образом, несмотря на суверенитет государства-архипелага над своими водами, они имеют своеобразный правовой режим, отличный от правового режима внутренних вод.

Территориальное море (территориальные воды)

Суверенитет прибрежного государства распространяется за пределы его сухопутной территории и внутренних вод, а в случае государства- архипелага — его архипелажных вод, на примыкающий морской пояс, называемый территориальным морем. Его ширина, согласно Конвенции 1982 г., не должна превышать 12 морских миль, отмеряемых от исходных линий, определенных в соответствии с Конвенцией. У государств-архипелагов ширина территориального моря отмеряется от архипелажных исходных линий. Указанный суверенитет распространяется на воздушное пространство над территориальным морем, равно как на его дно и недра.

В пределах своего территориального моря прибрежное государство устанавливает правовой режим по своему усмотрению, так как оно находится под суверенитетом прибрежного государства. Однако допускаются изъятия из национального правового режима территориального моря в соответствии с общим и конвенционным международным правом. Поэтому правовой режим территориального моря в ряде моментов отличается от правового режима внутренних морских вод. Эти отличия заключаются в следующем.

В соответствии с Конвенцией 1982 г. суда всех государств, как прибрежных, так и не имеющих выхода к морю, пользуются правом мирного прохода через территориальное море. Это правило применяется ко всем судам. При этом под проходом понимается плавание через территориальное море с целью пересечь это море, не заходя во внутренние воды или не становясь на рейде или у портового сооружения за пределами внутренних вод; или пройти во внутренние воды, или выйти из них, или стать на таком рейде или у такого портового сооружения.

К проходу предъявляются следующие требования. Проход должен быть быстрым и непрерывным. Однако он может включать остановку и стоянку на якоре. Но это касается только тех случаев, когда они связаны с обычным плаванием или необходимы вследствие непреодолимой силы или бедствия. Это также распространяется на случаи оказания помощи лицам, судам или летательным аппаратам, находящимся в опасности или терпящим бедствие. Проход является мирным, если только им не нарушается мир, добрый порядок или безопасность прибрежного государства. Такой проход должен совершаться в соответствии с Конвенцией 1982 г. и другими нормами международного права.

Проход иностранного судна через территориальное море прибрежного государства считается нарушающим мир, добрый порядок или безопасность прибрежного государства, если в территориальном море оно осуществляет любой из следующих видов деятельности:

  • угрозу силой или ее применение против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости прибрежного государства или каким-либо другим образом в нарушение принципов международного права, воплощенных в Уставе ООН;
  • любые маневры или учения с оружием любого вида;
  • любой акт, направленный на сбор информации в ущерб обороне или безопасности прибрежного государства;
  • любой акт пропаганды, имеющий целью посягательство на оборону или безопасность прибрежного государства;
  • подъем в воздух, посадку или принятие на борт любого летательного аппарата или любого военного устройства;
  • погрузку или выгрузку любого товара или валюты, посадку или высадку любого лица вопреки таможенным, фискальным, иммиграционным или санитарным законам и правилам прибрежного государства;
  • любой акт преднамеренного и серьезного загрязнения вопреки Конвенции 1982 г.;
  • любую рыболовную деятельность;
  • проведение исследовательской или гидрографической деятельности;
  • любой акт, направленный на создание помех функционированию любых систем связи или любых других сооружений или установок прибрежного государства;
  • любую другую деятельность, не имеющую прямого отношения к проходу.

Прибрежное государство в случае необходимости и с учетом безопасности судоходства может потребовать от иностранных судов, осуществляющих право мирного прохода через его территориальное море, пользоваться установленными морскими коридорами и схемами (системами) разделения движения, которые оно может установить или предписать для регулирования прохода судов. В частности, в отношении танкеров, судов с ядерными двигателями и судов, перевозящих ядерные и другие опасные или ядовитые по своей природе вещества или материалы, может быть выдвинуто требование следовать по таким морским коридорам.

Прибрежное государство не должно препятствовать мирному проходу иностранных судов через территориальное море, за исключением случаев, предусмотренных Конвенцией 1982 г. Это государство может принимать в своем территориальном море меры, необходимые для недопущения прохода, не являющегося мирным.

Прибрежное государство может без дискриминации по форме или по существу между иностранными судами временно приостанавливать в определенных районах своего территориального моря осуществление права мирного прохода иностранных судов, если такое приостановление существенно важно для охраны его безопасности, включая проведение учений с использованием оружия. Такое приостановление вступает в силу только после должного его опубликования.

Согласно ст. 27 Конвенции 1982 г. уголовная юрисдикция прибрежного государства может осуществляться на борту иностранного судна (торгового судна или государственного судна, эксплуатируемого в коммерческих целях), проходящего через территориальное море, для ареста какого-либо лица или производства расследования в связи с любым преступлением, совершенным на борту судна во время его прохода:

  • если последствия преступления распространяются на прибрежное государство;
  • если преступление имеет такой характер, что им нарушается спокойствие в стране или добрый порядок в территориальном море;
  • если капитан судна, дипломатический агент или консульское должностное лицо государства флага обратится к местным властям с просьбой об оказании помощи; или
  • если такие меры необходимы для пресечения незаконной торговли наркотическими средствами или психотропными веществами.

Однако это не затрагивает права прибрежного государства принимать любые меры, разрешаемые его законами, для ареста или расследования на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море после выхода из внутренних вод. То есть прибрежное государство может устанавливать и осуществлять на борту такого судна свою юрисдикцию в отношении любых преступлений и иных правонарушений, предусмотренных его законодательством.

Если какой-либо военный корабль не соблюдает законов и правил прибрежного государства, касающихся прохода через территориальное море, и игнорирует любое обращенное к нему требование об их соблюдении, прибрежное государство может потребовать от него немедленно покинуть территориальное море. Государство флага несет международную ответственность за любой ущерб или убытки, причиненные прибрежному государству в результате несоблюдения каким-либо военным кораблем или другим государственным судном, эксплуатируемым в некоммерческих целях, законов и правил прибрежного государства, касающихся прохода через территориальное море, или положений Конвенции 1982 г., или других норм международного права.

Правовой режим территориального моря Российской Федерации регламентируется Федеральным законом от 31 июля 1998 г. № 155-ФЗ «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации».

Isfic.Info 2006-2017