Медицинское право

Медицинские права задержанных, отбывающих наказание, заключенных под стражу


Лица, задержанные, отбывающие наказание в виде ограничения свободы, ареста, заключенные под стражу, отбывающие наказание в местах лишения свободы либо административный арест, в том числе беременные женщины, женщины во время родов и в послеродовый период, имеют право на получение медицинской помощи, в том числе в необходимых случаях в учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения за счет средств соответствующих бюджетов (ч 1 ст. 29 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан»)

Относительно приведенных положений ст. 29 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» следует подчеркнуть, что врач не имеет морального и законного права использовать медицинские познания и возможности в негуманных целях: для усиления наказания уже наказанного обществом человека, в незаконных интересах кого-либо, в том числе и представителей государства, например облеченного властью работника милиции или прокуратуры.

Задержанные, взятые под стражу, осужденные имеют право на охрану здоровья, включая получение первичной медико-санитарной и специализированной медицинской помощи в амбулаторно-поликлинических или стационарных условиях. Администрация исправительных учреждений несет ответственность за выполнение установленных законом и нормативными правовыми актами санитарно-гигиенических и противоэпидемических требований, обеспечивающих охрану здоровья осужденных.

Лечебно-профилактическая и санитарно-профилактическая помощь осужденным к лишению свободы предоставляется в соответствии с Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений и законодательством РФ (ст. 101 Уголовно-исполнительного кодекса РФ «Медико-санитарное обеспечение осужденных к лишению свободы»).

Для медицинской помощи осужденным организуются больницы и медицинские части, а ятя содержания и амбулаторного лечения осужденных, больных открытой формой туберкулеза, алкоголизмом или наркоманией, — лечебные исправительные учреждения. В необходимых случаях медицинская помощь осужденным может быть оказана в учреждениях государственной или муниципальной системы

здравоохранения, за счет средств бюджетов всех уровней. Например, в экстренных случаях возможна госпитализация внезапно заболевшего или пострадавшего осужденного в близлежащую ЦРБ.

Международные правовые и конституционные нормы (ст. 21 и 22 Конституции РФ) отражены:

  • в ст. 7 УК РФ — «Принцип гуманизма», которая провозглашает «Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства»,
  • в ст. 3.1 КоАП «Административное наказание не может иметь своей целью унижение человеческого достоинства физического лица... или причинение ему страданий»,
  • в ст. 5 Закона «О милиции» запрещено прибегать к обращению, унижающему достоинство человека.

В соответствии с определениями Европейского суда, пытка — намеренное бесчеловечное обращение, вызывающее весьма серьезные и жестокие страдания, бесчеловечное обращение — нанесение физических и нравственных страданий, унижающее достоинство обращение — обращение, направленное на генерацию у жертвы чувства страха, боли, ощущения неполноценности, унижения, позора, что может быть призвано сломать физическое или моральное сопротивление.

Однако, наверное, мало кто усомнится, что все эти правовые нормы в указанных законах РФ в настоящее время провозглашены лишь декларативно и постоянно подвергаются нарушениям. Это является достаточно неблагоприятным и тревожным признаком дегуманизации государства.

Запрету на пытки, жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение и наказание посвящены Конвенция ООН «Против пыток и другого жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания» (вступила в действие в 1987 г., ратифицированная РФ), и Европейская конвенция «О предупреждении пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания», вступившая в действие в 1989 г. и также ратифицированная РФ.

Пыточными или приближающимися к ним являются в России условия содержания в СИЗО, колониях и тюрьмах. Это же можно сказать и про многомесячные, и даже многолетние ожидания суда обвиняемыми в совершениях преступлений (при этом речь идет о людях, вина которых еще не доказана, на которых распространяется принцип «презумпции невиновности»). Бесчеловечным и унижающим человеческое достоинство является отношение некоторых жестокосердных сотрудников милиции, прокуратуры, суда к гражданам.

Произвол и безнаказанность представителей власти при формализме и неповоротливости судебной системы порождают у граждан чувство беспомощности, озлобления, отчуждения от государства, ненависти к нему, правовой нигилизм, пренебрежение социальными нормами, что чревато новыми правонарушениями. Долг образованных людей — не только понимать это, но и противодействовать столь негативным явлениям доступными и законными методами.

Ситуационная задача

В «медицинский» вытрезвитель доставили задержанного на улице нетрезвого человека, который в связи с ухудшением самочувствия потребовал оказать ему медицинскую помощь. В ответ на законное требование гражданина сотрудники милиции, работающие в вытрезвителе, повалили его и так крепко связали, что причинили веревками множественные кровоподтеки, ссадины, поверхностные раны. Медицинская помощь оказана не была. В связывании гражданина участвовал подрабатывающий (работающий по совместительству) в вытрезвителе врач. В связанном положении гражданин находился около двух часов, что привело к нарушению функций левой руки сроком более 21 дня.

Вопрос «Имеется ли нарушение прав человека? Имеется ли нарушение сотрудниками вытрезвителя законов РФ, если да, то каких? Имеется ли нарушение врачом законов РФ и норм профессиональной этики, если да, то каких?»

Показать ответ

Врач допустил грубейшее нарушение профессиональных этических норм, соучаствовал в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью гражданина.

Согласно положениям Всемирной Медицинской Ассоциации врач не может присутствовать при пытке и смертной казни, участвовать в них и содействовать им.

Так, он должен прямо и предварительно заявить отказ удостоверить факт наступления смерти в результате планируемой казни. Моральная обязанность врача заключается в противодействии всем проявлениям жестокости и действиям, унижающим человеческое достоинство, причиняющим вред здоровью, независимо от объекта направленности этих действий.

Изложенное не касается лишь принудительного питания; несмотря на неэстетичную и внешне жестокую сторону принудительного питания. В случаях отказа осужденного от приема пищи и возникновения угрозы его жизни закон по медицинским показаниям предусматривает и допускает это действие.

Право и долг врача — хранить свою профессиональную независимость в любое время и при любых обстоятельствах. Подход к оказанию медицинской помощи нуждающимся должен быть одинаков независимо от личности пациента. Это в полной мере относится и к ситуациям вооруженных конфликтов. Преступник и его жертва, военнослужащие из «враждебных» и «дружественных» лагерей и т.п. для врача — равноправные пациенты.

Врач принимает на себя всю полноту правовой ответственности за профессиональные действия, а потому обязан отклонить любые попытки давления со стороны администрации, руководителей любых рангов, пациентов или иных лиц. Оказавшись в зоне боевых действий, врач не имеет морального права брать в руки оружие, кроме целей самообороны.

В подобных случаях следует исходить из принципа «мнимой добровольности» — влияния на решение осужденного целого ряда обстоятельств. К мотивам готовности оказаться в роли «подопытных» в первую очередь можно отнести желание защитить себя от преследований и притеснений со стороны других осужденных, достижения каких-либо выгод, уклонения от предписанных законом обязанностей. Нельзя исключать и возможности давления со стороны администрации исправительно-трудовой колонии по принципу «не пошел навстречу пожеланиям — не встал на путь исправления».

Испытание новых методов диагностики, профилактики и лечения, а также лекарственных средств, проведение биомедицинских исследований с привлечением в качестве объекта лиц, задержанных, отбывающих наказание в виде ограничения свободы, ареста, заключенных под стражу, отбывающих наказание в местах лишения свободы либо административный арест, не допускается (ч. 3 ст. 43 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан»).

Врач должен отказаться от сотрудничества с любым физическим или юридическим лицом, если оно требует от него действий, противоречащих этическим принципам, профессиональному долгу или закону, а в случаях давления на него — прибегать к юридической и общественной защите.

Ситуационная задача

Врачи городской больницы, оказавшиеся волею судьбы в зоне боевых действий, получили информацию о множестве раненых среди гражданского населения и боевиков в соседнем селе, контролируемом бандитами. В целях оказания медицинской помощи раненым людям несколько врачей пошли в составе бандформирования в это село, однако оружия в руки не брали, участия в боевых действиях не принимали. Совместность действий врачей и бандитов выразилась лишь в их совместном передвижении по местности

Вопрос «Можно ли врачей обвинить в участи в незаконных вооруженных формированиях, в преступной деятельности? Можно ли действия врачей расценить как добросовестное исполнение профессионального долга"?»

Показать ответ

Врачи исполняли свой профессиональный долг, действовали в рамках закона.

Isfic.Info 2006-2018