Изменение квалификации преступлений и обвинения в уголовном судопроизводстве

Изменение обвинения и квалификации преступлений прокурором и государственным обвинителем в судебном производстве


Участие прокурора и государственного обвинителя в уголовном судопроизводстве призвано обеспечить законность, обоснованность и справедливость судебного решения1Указанная задача формулируется уголовно-процессуальным законодательством, а также профессиональной функцией прокурора в соответствии с Федеральным законом «О прокуратуре РФ», Приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 20 ноября 2007 г. № 185 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» (в ред. Приказа Генпрокуратуры РФ от 26.05.2008 № 98).. Этому во многом способствует их активная роль в установлении фактических обстоятельств дела и правильное применение уголовного закона. Для этого прокурор (государственный обвинитель) на всех стадиях судебного разбирательства участвует в исследовании доказательств, определяет объем, содержание, формулировку и формулу обвинения.

Определенные вопросы этой сложной и важной деятельности нашли отражение в юридической литературе теоретической и практической направленности. Вместе с тем задачи участия прокурора в уголовном процессе требуют комплексных межотраслевых исследований прокурорского надзора, уголовно-процессуального и уголовного права.

В судебном разбирательстве прокурор и иные представители стороны обвинения могут исходить лишь из обвинения, сформулированного на предыдущих стадиях. Государственный обвинитель вправе изменить обвинение в фактических обстоятельствах и юридической оценке, смягчить его, отказаться от него полностью либо частично. В силу действующего законодательства ухудшение положения подсудимого в ходе судебного разбирательства невозможно. Это может быть достигнуто только путем направления дела на более раннюю стадию, т.е. на стадию предварительного расследования.

Изменение квалификации преступлений на данной стадии допустимо в пределах фактического и юридического оснований исходного обвинения. Исходным для позиции обвинителя является обвинение, сформулированное в обвинительном заключении, обвинительном акте и в постановлении судьи о назначении судебного заседания по делу (ст. 227, 236 УПК РФ).

Изменение квалификации преступлений (обвинения) стороной обвинения в судебном производстве предусмотрено рядом уголовно-процессуальных норм, в том числе в ходе предварительно слушания (ч. 5 ст. 236 УПК РФ), а также в судебном разбирательстве (ст. 246 УПК РФ).

В развитие положений указанных норм в п. 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указывается, что в соответствии с ч. 7 и 8 ст. 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяют принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, поскольку уголовно-процессуальный закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются обвинителем. Вместе с тем государственный обвинитель в соответствии с требованиями закона должен изложить суду мотивы полного или частичного отказа от обвинения, равно как и изменения обвинения в сторону смягчения со ссылкой на предусмотренные законом основания. Суду надлежит рассмотреть указанные предложения в судебном заседании с участием сторон обвинения и защиты на основании исследования материалов дела, касающихся позиции государственного обвинителя, а итоги обсуждения отразить в протоколе судебного заседания.

Любое изменение позиции стороны обвинения в части фактических обстоятельств и юридической оценки связано с пересмотром процессуальных решений, принятых ранее коллегами (руководителями) государственного обвинителя на предыдущих стадиях, и может быть оспорено последними. Порядок разрешения такого конфликта предусмотрен организационными документами системы органов прокуратуры. Так, в п. 4 Приказа Генерального Прокурора РФ от 20 ноября 2007 г. № 185 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» (в ред. Приказа Генпрокуратуры РФ от 26.05.2008 № 98) государственному обвинителю в случае расхождения его позиции с позицией, выраженной в обвинительном заключении или обвинительном акте, следует незамедлительно докладывать об этом прокурору, поручившему поддерживать государственное обвинение, который должен принять исчерпывающие меры к обеспечению законности и обоснованности государственного обвинения; в случае согласия с позицией государственного обвинителя уведомлять об этом прокурора, утвердившего обвинительное заключение либо обвинительный акт; в случае принципиального несогласия с позицией государственного обвинителя в соответствии со ст. 246 УПК РФ своевременно решать вопрос о замене государственного обвинителя либо самому поддерживать государственное обвинение.

Полномочия государственного обвинителя и пределы изменения обвинения определяются компетенцией суда, так как государственный обвинитель не вправе ориентировать суд на незаконное и необоснованное решение. Поэтому следует учитывать требования ст. 252 УПК РФ о пределах изменения обвинения в судебном разбирательстве и правила, сформулированные в ряде постановлений Пленума Верховного Суда РФ.

Как отмечается, суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье уголовного закона, а равно квалифицировать отдельные эпизоды преступления по статье закона, по которой подсудимому не было предъявлено обвинение, лишь при условии, если действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину и не были исключены судьей из обвинительного заключения при назначении судебного заседания, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда, а изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту.

Компетенция и последствия изменения обвинения государственным обвинителем рассматриваются также в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. № 23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей».

Изменение обвинения прокурором в ходе предварительного слушания (ч. 5 ст. 236 УПК) является для суда обязательным, если это не нарушает право на защиту и не ухудшает положение подсудимого, не нарушает прав потерпевшего, иных участников процесса.

Согласно позиции Конституционного Суда РФ вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты, и что законность, обоснованность и справедливость такого решения возможно проверить в вышестоящем суде, не противоречат Конституции РФ.

С учетом этого изменение обвинения на ранних стадиях судопроизводства, т.е. до разрешения дела по существу постановлением приговора, возможно, когда это не нарушает права участников процесса и не требует исследования доказательств по делу. Изменение обвинения на данной стадии возможно, если ко времени предварительного слушания изменился уголовный закон, истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за отдельные преступления. Решения прокурора могут быть связаны с исправлением «технической ошибки» в обвинении, пересмотром фактических обстоятельств, положенных в основу прежнего обвинения. В последнем случае, например, когда на предварительном слушании исключаются доказательства, признанные недопустимыми, фактические обстоятельства прежнего обвинения становятся несостоятельными.

Изменение квалификации преступлений на стадии предварительного слушания может существенно изменить ход судебного разбирательства, например, повлечь изменение подсудности рассмотрения дела. Так, Судебная коллегия Верховного Суда РФ признала законным вынесенное судьей Нижегородского областного суда в порядке предварительного слушания постановление о прекращении уголовного дела в части обвинения по ч. 1, 2 ст. 210 УК РФ в связи с отказом государственного обвинителя на основании п. 2 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления и направлении уголовного дела в отношении обвиняемых по ч. 4 ст. 159 УК РФ в районный суд.

Представляется, что изменение обвинения на данной стадии осуществляется прокурором не только в целях изменения подсудности, о чем иногда указывается в юридической литературе, но и в других целях.

Решение об изменении обвинения может быть вызвано изменением уголовного закона, вследствие чего при изменении квалификации преступления уголовное преследование может быть прекращено в части или полностью, например, в связи с истечением сроков давности и по другим основаниям.

Изменение обвинения на данной стадии может быть инициировано стороной защиты с ходатайством об особом порядке судебного разбирательства по новому обвинению. При наличии оснований прокурор соглашается с заявленным ходатайством, изменяет обвинение.

Изменение обвинения на данной стадии прокурором отражается в протоколе судебного заседания и в постановлении судьи о назначении судебного заседания по делу.

На последующих стадиях судебного разбирательства основания для обвинения в суде могут существенно измениться, поскольку в условиях состязательности сторон отдельные из доказательств не выдерживают судебной проверки, вследствие этого фактические обстоятельства переоцениваются, изменяются.

Поэтому на разных этапах судебного разбирательства мнение государственного обвинителя относительно обвинения может существенно меняться. Впервые государственный обвинитель формулирует обвинение подсудимого в начале судебного следствия (ч. 1 ст. 273 УПК РФ), излагая фактические обстоятельства и квалификацию деяния по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за данные деяния. Этим обвинением определяются предмет и пределы судебного разбирательства по делу, в процессе которого осуществляется доказывание фактических обстоятельств дела, мотивированный выбор для квалификации уголовно-правовых норм, их применение на последующих этапах.

Далее действующее законодательство не предусматривает обязанность подтверждать и формулировать обвинение до окончания судебного следствия, хотя это и способствовало бы справедливому разрешению дела. Итоговое обвинение формулируется в прениях сторон. Именно здесь государственный обвинитель говорит о доказанности деяния, приводит формулировку обвинения и указание на норму уголовного закона, по которой квалифицирует действия подсудимого.

Если обвинение остается прежним, каких-либо препятствий к завершению судебного разбирательства не возникает. Решение о существенном изменении обвинения, как в части фактических обстоятельств, так и в квалификации, может повлечь возобновление судебного следствия, принятие иных судебных решений.

С учетом степени убежденности обвинителя в обоснованности и законности исходного обвинения на основе доказанности и правильности применения уголовного закона обвинитель может исходить из следующих предположений:

  1. обвинение подсудимого и квалификация содеянного подтверждаются совокупностью исследованных в суде доказательств и у обвинителя не вызывают сомнений;
  2. обвинитель убежден в правильной квалификации преступления, а сомнения возникают только по поводу достаточности доказательств;
  3. обвинитель не уверен в том, что с его обвинением согласится суд в полном объеме либо частично.

В последнем случае в своей обвинительной речи обвинитель должен ориентировать суд на возможное изменение обвинения.

В любом случае изменение обвинения должно быть подготовлено еще на стадии судебного следствия. Для этого необходимо:

  • обеспечить доказанность нового обвинения; в ходе судебного следствия новые обстоятельства должны быть неопровержимо доказаны, а старые опровергнуты; установить причину ошибки в исходном обвинении;
  • проверить отсутствие препятствий изменения обвинения, а при их наличии принять меры к их устранению, как, например, при решении о переквалификации преступления на статью УК РФ, уголовное преследование по которой, в том числе частного обвинения (ст. 115, 116, 130 УК РФ), осуществляется с согласия коммерческой организации (ст. 201, 204 УК РФ). При рассмотрении дела в суде первой инстанции государственный обвинитель в прениях переквалифицировал действия К. по одному из эпизодов с ч. 1 ст. 213 УК РФ на ч. 1 ст. 130 УК РФ. Суд осудил его по этому эпизоду по ч. 1 ст. 130 УК РФ. При этом право на примирение потерпевшему и подсудимому не разъяснялось, их желание примириться не выяснялось. В связи с этим суд надзорной инстанции решение суда по делу в части осуждения К. по ч. 1 ст. 130 УК РФ отменил и дело направил на новое разбирательство, так как суд обязан разъяснить потерпевшему его право на примирение. Примирение, в свою очередь, исключает возможность привлечения лица к уголовной ответственности за эти действия;
  • содействовать в предоставлении возможности защиты по новому обвинению. Так, при уточнении фактических обстоятельств (место, время, мотив) подсудимому следует предложить дать показания по этим обстоятельствам, а при ходатайстве стороны защиты о предоставлении времени для защиты по новым обстоятельствам обвинения — полагать возможным данное ходатайство удовлетворить.

Положение прокурора существенно облегчается, если об изменении квалификации преступления ходатайствует сторона защиты. В таком случае следует считать, что право на защиту подсудимого по новому обвинению соблюдено.

В соответствии с ч. 8 ст. 246 УПК РФ государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может также изменить обвинение путем:

  1. исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание. В таком случае, формулируя окончательное обвинение, необходимо указать все признаки основного состава и квалифицирующие признаки;
  2. исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму УК РФ, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой УК РФ, нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении или обвинительном акте. Такая ситуация возникает:

    • при излишнем вменении некоторых статей Особенной части УК, когда, например, обвинение в едином преступлении — в превышении должностных полномочий квалифицировано одновременно по п. «а» ч. 3 ст. 286 и ст. 112 УК РФ. В данном случае квалификация по ст. 112 УК РФ будет излишней. Однако отказ от обвинения по данной статье с ходатайствами о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям либо оправдании по данной статье будет необоснованным. В обвинительной речи следует указать, что квалификация действий подсудимого, причинивших средней тяжести вред здоровью потерпевшего, по ст. 112 УК РФ является излишней, ссылка на данную статью исключается из обвинения, так как указанные действия охватываются квалификацией по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ. Для такого решения имеются достаточные фактические и правовые основания;
    • когда единое продолжаемое преступление ошибочно квалифицировано по совокупности преступлений. В такой ситуации государственный обвинитель может указать, что поскольку все деяния обвиняемого образуют состав единого продолжаемого преступления, содеянное в целом должно квалифицироваться по одной статье, исключая иные ссылки на статьи УК РФ.

Так, если органы предварительного следствия ошибочно квалифицировали насильственные действия, совершенные с видимым умыслом, в рамках одного события, повлекшие сначала причинение вреда здоровью, а затем смерть потерпевшего, по совокупности преступлений сначала по ст. 111, 112, 115 УК РФ (с учетом тяжести вреда здоровью) и ст. 105 УК РФ (обвинение в убийстве найдет свое подтверждение в судебном заседании), то ссылки на статьи о преступлениях против здоровья подлежат исключению из приговора. Мотивируя свою позицию, государственный обвинитель указывает на совершение продолжаемых насильственных действиях, их последствия, единый умысел и единую квалификацию по ст. 105 УК РФ, т.е. по фактически наступившим более тяжким последствиям, и исключает ссылки на ст. 111, 112, 115 УК РФ;

  1. при переквалификации деяния в соответствии с нормой УК РФ, предусматривающей более мягкое наказание. Такая ситуация возникает при изменении уголовного закона, когда изменились фактические обстоятельства, требующие иной оценки, когда ранее была допущена ошибка в квалификации.

К примеру, если в процессе судебного разбирательства по делу о получении взятки по ст. 290 УК РФ государственный обвинитель придет к убеждению, что органами предварительного следствия подсудимый ошибочно признавался должностным лицом, то он может переквалифицировать его действия на ст. 159 УК РФ (мошенничество) с учетом особенностей, рассмотренных ранее.

Частичный отказ государственного обвинителя или изменение обвинения в сторону смягчения не влечет возвращение уголовного дела прокурору для составления нового обвинения, в том числе при рассмотрении дела в общем либо особом порядке, а также с участием присяжных заседателей.

На первый взгляд, выглядит убедительным утверждение в юридической литературе о том, что по действующему УПК у потерпевшего нет никаких надежных средств воспрепятствования такому повороту уголовного процесса в пользу подсудимого2См.: Безлепкин Б.Т. Настольная книга судьи по уголовному процессу. 2-е изд. М.: Проспект, 2008. С. 31.. Однако, практика показывает, что выход из этой ситуации есть, и мнение потерпевшего может быть учтено. Конфликт позиций государственного обвинителя и потерпевшего может быть успешно разрешен уже в суде первой инстанции, о чем мнение автора предлагается в следующих частях работы.

В приведенных случаях речь идет об изменении юридической квалификации в обвинении. Вместе с тем в судебном разбирательстве часто возникает вопрос об изменении фактических обстоятельств (фактической стороны) обвинения. Правил, аналогичных правилам изменения квалификации преступлений государственным обвинителем, закон не приводит. Вместе с тем, представляется, что допустимо с учетом требований ст. 252 УПК РФ уточнить время, место и другие фактические обстоятельства, не относящиеся к обязательным признакам состава преступления, а также смягчить обвинение в части признаков основного либо квалифицированного состава преступления. Например, возможно уточнить последовательность и совокупность действий подсудимого, характер и размер наступивших последствий. В практике нередко обвинение уменьшается в части причиненного ущерба, похищенного имущества, хотя это не влечет изменение квалификации содеянного в целом.

Очевидно, что обвинение не может быть дополнено новыми эпизодами преступной деятельности, увеличением размера похищенного имущества и другими юридически значимыми обстоятельствами.

Право суда изменять обвинение не снимает обязанности государственного обвинителя ориентировать суд на принятие именно такого решения. Любое изменение обвинения в сторону смягчения должно быть мотивировано государственным обвинителем со ссылкой на предусмотренные законом основания.

Так, поддерживая обвинение в краже, обвинитель может указать, что преступные действия подсудимого завершились сбытом похищенного имущества, что предусматривается ст. 175 УК РФ, однако поскольку данные действия вменяются в объеме кражи и указывают на момент окончания последней, то в целом действия подсудимого предлагается квалифицировать по ст. 158 УК РФ. Такая позиция государственного обвинителя позволит суду при наличии оснований переквалифицировать преступление со ст. 158 УК РФ на ст. 175 УК РФ, что достаточно распространено в судебной практике.

В связи с этим в речи государственного обвинителя в части аргументации, формулировки и формулы обвинения в условиях предлагаемого изменения квалификации преступлений судом следует предусмотреть:

  • оценку общественной опасности деяния и его последствий;
  • изложение фактических обстоятельств совершенного деяния, определяющих квалификацию деяния подсудимого;
  • анализ исследованных в судебном разбирательстве доказательств, подтверждающих общественно опасное деяние и его признаки: время, место, способ и иные обстоятельства;
  • обсуждение возможной переквалификации преступлений в пределах определенных составов преступлений, их соотношение (разграничение, совокупность, конкуренция), аргументацию позиции государственного обвинителя в выборе уголовно-правовой нормы;
  • формулировку квалификации деяния — буквальное изложение соответствующей уголовно-правовой нормы;
  • формулу обвинения с указанием пункта, части, статьи УК РФ, что и предопределит вид и размер наказания;
  • оценку позиции потерпевшего и других участников процесса.

При изменении обвинения государственный обвинитель в своей обвинительной речи:

а) приводит новое обвинение и квалификацию действий подсудимого, подтвержденные исследованными в судебном заседании доказательствами;

б) объясняет правомерность изменения обвинения с точки зрения применения уголовного закона (например, с указанием на правила квалификации преступлений, однородность признаков, изменение уголовного закона и др.);

в) обосновывает отсутствие процессуальных препятствий для изменения обвинения;

г) аргументирует соблюдение при этом права подсудимого на защиту;

д) разъясняет, почему изменение обвинения не ухудшает положение подсудимого, в том числе с указанием на более мягкую санкцию уголовно-правовой нормы, категорию преступления, иные уголовно-правовые последствия. В случае изменения уголовного закона государственный обвинитель должен показать, что как старым, так и новым уголовным законом деяние признается преступным, аргументировать изменение квалификации путем выбора нормы закона по правилам ст. 9 и 10 УК РФ.

В заключение следует отметить следующее.

Возможность и пределы переквалификации преступлений в суде должны учитываться при подготовке государственного обвинителя к участию в судебном разбирательстве. Этим должна определяться позиция прокурора в судебном следствии, в обвинительной речи и реплике, при последующем обсуждении судебных решений в кассационном и надзорном порядке.

Смягчение обвинения государственным обвинителем должно быть обоснованным и мотивированным, поскольку ограничивает суд в решении, может повлечь неоправданное смягчение ответственности подсудимого, а судебное решение — признанию, как подлежащим отмене.

Позиция государственного обвинителя может существенно повлиять на судебную ситуацию и судебное решение:

  1. поддержание обвинения в полном объеме, когда оно не подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами и могло быть изменено, может повлечь оправдательный приговор;
  2. неоправданное смягчение обвинения, с чем суд не может согласиться, но и не может выйти за пределы позиции государственного обвинителя, может повлечь возобновление судебного следствия, возвращение дела прокурору (например, с учетом позиции и ходатайства потерпевшего), так как приговор суда был бы достаточно уязвим;
  3. отказ от обвинения в части или полностью является процессуальным основанием для прекращения уголовного преследования судом.

Ориентирование суда на возможное изменение квалификации действий подсудимого будет являться дополнительным аргументом при подготовке кассационного представления на оправдательный приговор суда.

После постановления приговора работа стороны обвинения не заканчивается. Если суд не согласился с позицией обвинения в части квалификации преступления, то при подготовке кассационного представления следует проверить, правильно ли отражена позиция обвинителя в протоколе судебного заседания. Если обвинитель просил смягчить обвинение либо исключить квалифицирующие признаки, отдельные статьи из обвинения, а суд оставил квалификацию деяния прежней либо иным образом ухудшил положение подсудимого, то имеются достаточные основания для изменения такого приговора и приведения его в соответствие с позицией государственного обвинителя.

Приговор суда и кассационное определение изменены ввиду частичного отказа государственного обвинителя от предъявленного обвинения по делу в отношении А., осужденного Челябинским областным судом по п. «в» ч. 3 ст. 162, п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в связи с тем, что государственный обвинитель, выступая в судебных прениях, отказался поддерживать обвинение по п. «в», «з» ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ, просил квалифицировать преступления по п. «ж», «к» ст. 105, п. «а» ч. 2 ст. 162 УК РФ. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ действия осужденного А. квалифицированы с учетом позиции государственного обвинителя.

По тем же правилам суд надзорной инстанции изменил приговор в отношении А., осужденного по п. «в», «д» ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 111 УК РФ, указав, что, как следует из протокола судебного заседания, государственный обвинитель заявил, что потерпевший П. спал в состоянии алкогольного опьянения, и отказался от поддержания обвинения в части квалифицирующих признаков убийства, требуя переквалифицировать на ч. 1 ст. 105 УК РФ. В такой ситуации, как указал суд надзорной инстанции, суд не вправе был принимать на себя функцию обвинения, поэтому действия А. были переквалифицированы в соответствии с позицией государственного обвинителя, т.е. по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ постановлением от 14 декабря 2005 г. № 827-П05 изменил приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 13 июня 2001 г. в отношении А., переквалифицировал его действия с п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, указав следующее. Как следует из протокола судебного заседания, государственный обвинитель в прениях заявил, что потерпевший П. спал пьяный, а в момент его убийства отсутствовали его близкие родственники. В связи с этим государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения в отношении А. по факту убийства П. по квалифицирующим признакам и просил переквалифицировать его действия с п. «в», «д» ч. 2 ст. 105 на ч. 1 ст. 105 УК РФ.

В тех случаях, когда обвинитель настаивал на обвинении в прежнем объеме, а суд смягчил его, кассационное представление укажет на последовательность и уверенность позиции государственного обвинителя.

Утверждению справедливости судебных решений могло бы способствовать законодательное наделение государственного обвинителя правом при рассмотрении дела в суде формулировать новое более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам обвинение, как это предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством некоторых зарубежных государств.

Так, УПК Республики Беларусь в ч. 6 ст. 34 предусматривает, что при судебном разбирательстве уголовного дела прокурор как государственный обвинитель вправе изменять, дополнять и предъявлять новое обвинение. В силу ч. 2 ст. 301 указанного УПК, если в ходе судебного следствия возникнет необходимость в изменении обвинения на более тяжкое либо в предъявлении нового обвинения, ухудшающего положение обвиняемого или существенно отличающегося по своему содержанию от ранее предъявленного обвинения, суд по ходатайству государственного обвинителя объявляет перерыв на срок до десяти суток для составления им нового постановления о привлечении в качестве обвиняемого в соответствии с требованиями ст. 241 УПК. В продолжение судебного разбирательства государственный обвинитель объявляет обвиняемому, его законному представителю, защитнику, если он участвует в судебном заседании, данное постановление и допрашивает его по новому обвинению. После допроса обвиняемого государственным обвинителем допрос обвиняемого по новому обвинению производят другие участники судебного разбирательства. Копию этого постановления суд вручает обвиняемому, законному представителю и защитнику и предоставляет им время, необходимое для подготовки к защите.

Выявление оснований и предпосылок к изменению квалификации преступлений в судебном разбирательстве, судебная практика, должны обобщаться и использоваться прокурорами при осуществлении прокурорского надзора за расследованием преступлений и при подготовке прокурорско-следственных кадров.

Isfic.Info 2006-2017