Изменение квалификации преступлений и обвинения в уголовном судопроизводстве

Преступления в сфере экономической деятельности


Повышенный интерес к квалификации преступлений в сфере экономической деятельности в настоящее время не случаен. Возникающие новые формы общественных отношений нуждаются в четком регулировании и защите. Теоретическому обоснованию квалификации преступлений в сфере экономической деятельности уделено немало внимания в юридической литературе, где уголовно-правовые нормы об экономических преступлениях рассматриваются не только в плане анализа конкретных составов преступлений, но и в системе норм права, исследуются общие и разграничительные признаки составов преступлений.

Квалификации отдельных преступлений уделяет внимание и Пленум Верховного Суда РФ в своих постановлениях, например: от 28 апреля 1994 г. № 2 «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг»; от 27 мая 2008 г. № 6 «О судебной практике по делам о контрабанде»; от 28 декабря 2006 г. № 64 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления».

Правила квалификации некоторых преступлений являлись предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 27 мая 2008 г. № 8-П ч. 1 ст. 188 УК РФ (контрабанда) признана не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой оно позволяет — во взаимосвязи с примечанием к ст. 169 УК РФ — при привлечении к уголовной ответственности за контрабанду, совершаемую путем перемещения через таможенную границу Российской Федерации недекларированной или недостаточно декларированной иностранной валюты и (или) валюты Российской Федерации в крупном, т.е. превышающем в эквиваленте 250 тыс. руб., размере, признавать его таковым исходя из всей перемещаемой суммы, включая и ту ее часть, которую закон разрешает ввозить в Российскую Федерацию без письменного декларирования.

С учетом этого судебные решения о квалификации деяний по ст. 188 УК РФ, принимаемые ранее, могут быть пересмотрены.

В сферу внимания практики чаще попадают такие преступления, как: приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК РФ); уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации (ст. 199 УК РФ), изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186 УК РФ), уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды (ст. 198 УК РФ), незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ), контрабанда (ст. 188 УК РФ), незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (ст. 191 УК РФ), уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица (ст. 194 УК РФ).

Определение законодателем места преступлений в сфере экономической деятельности в гл. 22 УК РФ не мешает проследить их связь с иными преступлениями, предусмотренными Особенной частью УК, в том числе по объекту уголовно-правовой охраны, характеру имущественного ущерба и иного вреда общественным отношениям, потерпевшим, характеру и последствиям противоправного поведения виновного, признакам субъекта (например, руководитель коммерческой организации в ст. 199 УК РФ, лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой организации, в ст. 201, 204 УК РФ).

С учетом общих правил обвинение в совершении экономического преступления, предусмотренного гл. 22 УК РФ, может быть изменено в пределах исходного обвинения общественно опасного деяния и последствий. В силу бланкетности норм обвинение в совершении большинства экономических преступлений предполагает указание на:

  1. нарушение базового законодательства (например, закон о государственной регистрации юридических лиц, о лицензировании отдельных видов деятельности, таможенного, налогового и иного законодательства);
  2. наступившие последствия (крупный ущерб гражданам, организациям или государству) и другие обстоятельства.

В ряде случаев имущественный ущерб физическим и юридическим лицам или государству причиняется действиями руководителя коммерческой и иной организации (лицом, выполняющим управленческие функции в этих организациях) либо должностным лицом, что требует дополнительной квалификации, и ибо соотнесения экономических преступлений со служебными преступлениями — злоупотребление (ст. 169, 170 и ст. 285 УК РФ).

По объективным и субъективным признакам некоторых составов преступлений в судебном разбирательстве возможно изменение квалификации преступлений в пределах ст. 186-159; 169-285; 195-201, 165; 199-201, 285 УК РФ и др.

Достаточно часто в обвинении используется ст. 175 УК РФ, предусматривающая ответственность за присвоение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, например, в результате кражи, разбоя, вымогательства, получения взятки. Особенность данного состава преступления в том, что он имеет много общего с деянием пособника преступлению, при котором лицо заранее обещает приобрести или сбыть предметы, добытые преступным путем (ч. 5 ст. 33 УК РФ). Лицо, непосредственно совершившее кражу, грабеж, получение взятки распоряжается полученным имуществом, в том числе сбывает его. Такие действия составляют цель соответствующего преступления, поэтому не требуют дополнительной квалификации по ст. 175 УК РФ.

Такое сходство является предпосылкой изменения обвинения в соучастии в преступлении, совершенного группой соисполнителей (п. «а» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 290 УК РФ) либо в качестве пособника преступления (ч. 5 ст. 33, п. «а» ч. 2 ст. 158, ч. 5 ст. 33, п. «а» ч. 2 ст. 163, ч. 5 ст. 33, п. «а» ч. 4 ст. 290 УК РФ), на обвинение в преступлении, предусмотренном ст. 175 УК РФ.

Переквалификация преступления со ст. 158 на ст. 175 УК РФ в судебной практике встречается довольно часто и не вызывает сомнений. Важно, чтобы изначально фабула обвинения подсудимого включала его действия по присвоению и распоряжению таким имуществом. Следует установить и иные основания и условия уголовной ответственности по ст. 175 УК РФ, в том числе 16-летний возраст подсудимого.

Общественная опасность деяний, предусмотренных ст. 186 УК РФ (изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг) характеризуется нарушением стабильности кредитно-денежной системы Российской Федерации, а также причинением имущественного ущерба государству, организациям, гражданам. Состав преступления предполагает изготовление в целях сбыта или сбыт денег, ценных бумаг, выпуск и оборот которых находится под контролем государства. Являясь неотъемлемым элементом экономических отношений, эти предметы выражают имущественные права и интересы субъектов. Поэтому квалификация содеянного по ст. 186 УК РФ предполагает в числе фактических обстоятельств реальное причинение вреда существующим отношениям по поводу обращения таких предметов, а также причинение реального ущерба имущественным интересам субъектов таких отношений.

В теории обсуждается вопрос о соотношении данного преступления с преступлениями против собственности и о возможности их квалификации по совокупности в тех случаях, когда деяние повлекло завладение чужим имуществом1См., напр.: Тюнин В. И. Юридическая конструкция деяний в сфере экономической деятельности и решение спорных вопросов конкуренции и совокупности уголовно-правовых норм. СПб., 2001. С. 23; Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления). СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002. С. 377.. Очевидно, что сбыт поддельных денег или ценных бумаг включает причинение вреда отношениям собственности. Поэтому следует согласиться с положениями п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 апреля 2001 г. о том, что незаконное приобретение лицом чужого имущества в результате проделанных им операций с фальшивыми деньгами или ценными бумагами, охватывается составом фальшивомонетничества и дополнительной квалификации по соответствующим статьям, предусматривающим ответственность за хищение, не требуется. Такая интерпретация соотношения этих составов позволяет изменять обвинение с переквалификацией преступлений со ст. 186 на ст. 159 УК РФ в тех случаях, когда, как указывается в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 апреля 2001 г. № 1 «явное несоответствие фальшивой купюры подлинной, исключающее ее участие в денежном обращении, а также иные обстоятельства дела свидетельствуют о направленности умысла виновного на грубый обман ограниченного числа лиц, такие действия могут быть квалифицированы как мошенничество»2Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 апреля 2001 г. №1 О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 апреля 1994 г. № 2 «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег и ценных бумаг».. Степень сходства фальшивок с подлинными деньгами и ценными бумагами всякий раз будет определяться с учетом их сличения, места, времени и иных обстоятельств сбыта, что и определит квалификацию содеянного. Предвидя такую ситуацию, органы предварительного расследования в случаях причинения имущественного ущерба потерпевшим могут квалифицировать деяние по совокупности ст. 186 и ст. 159 УК РФ. В такой ситуации государственный обвинитель и суд по результатам судебного следствия вправе исключить из обвинения ссылку на одну из статей УК РФ, сохранив в обвинении другую.

Поскольку исключение из обвинения подсудимого ст. 186 УК РФ вполне логично повлечет прекращение уголовного преследования лица, изготовившего фальшивые денежные знаки или ценные бумаги, что не исключает его соучастие в хищении, а также в преступлении, предусмотренном ст. 327 УК РФ. Но это обвинение должно строиться с учетом квалификации исполнителя хищения (с учетом стадии и роли в преступлении).

Вместе с тем мы не исключаем переквалификацию преступления со ст. 186 на ст. 159 УК РФ. При этом с фактической стороны должно наличествовать завладение чужим имуществом путем обмана, даже когда для этого используются фальшивые деньги или ценные бумаги. С учетом характера приведенных в обвинении деяния и его последствий не исключается переквалификация преступления со ст. 186 на ст. 165, 327 УК РФ и др.

Следует согласиться с решением кассационной инстанции о переквалификации действий Б. с ч. 2 ст. 186 УК РФ на ч. 1 ст. 327 УК РФ — подделка официального документа, предоставляющего определенные права, в целях его использования в качестве такового, а не как средства платежа.

По приговору суда Б. признан виновным в изготовлении с целью сбыта поддельной ценной бумаги в валюте Российской Федерации в крупном размере и осужден по ч. 2 ст. 186 УК РФ.

Установлено, что Б. по просьбе А. и Ж. за вознаграждение изготовил поддельный вексель, который последние намеревались вложить в материалы уголовного дела вместо изъятого работниками милиции. Б. о таком намерении А. и Ж. было известно.

Однако, давая правовую оценку содеянному Б., суд первой инстанции в нарушение требований ст. 254 УПК РСФСР вышел за пределы предъявленного ему обвинения. Признав Б. виновным в сбыте поддельного векселя, суд указал, что формой сбыта векселя является передача его с целью вложения в материалы уголовного дела вместо изъятого работниками милиции, а также получение денежного вознаграждения за изготовление поддельного векселя.

Вместе с тем в соответствии с разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 апреля 2001 г. № 1 «О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. № 2 «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг», сбыт поддельных денег или ценных бумаг состоит в использовании их в качестве средства платежа при оплате товаров и услуг, размене, дарении, даче взаймы, продаже и тому подобное.

Фактически же судом установлено, что Б. изготовил поддельный вексель не для последующей его реализации как ценной бумаги, а для вложения в материалы уголовного дела вместо имевшегося там векселя.

Опасность налоговых преступлений (ст. 199 УК РФ) заключается в неправомерном удержании субъектом экономической деятельности средств, подлежащих перечислению в бюджеты различных уровней и фонды. Ущерб государству материален и выражается в упущенной выгоде. Деяние совершается руководителем организации, т.е. управленцем. Поэтому состав данного преступления можно рассматривать в качестве специального по отношению к составу злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК РФ).

Указанные условия (системность и согласованность уголовно-правовых норм), а также требования уголовно-процессуального закона о порядке и пределах переквалификации преступлений позволяют принимать такие решения при рассмотрении дел данной категории.

Isfic.Info 2006-2017