Изменение квалификации преступлений и обвинения в уголовном судопроизводстве

Преступления против жизни и здоровья


Посягательство на жизнь и здоровье личности является одним из наиболее опасных и, к сожалению, достаточно распространенных видов преступлений, поэтому их квалификации в юридической литературе уделяется самое серьезное внимание, а вопросы изменения квалификации таких преступлений в судебном разбирательстве возникают довольно часто.

Квалификация данных преступлений по объективным признакам предполагает наличие:

а) объекта — общественных отношений в сфере обеспечения жизни, здоровья, физической и психической неприкосновенности личности, охраняемых нормами разных глав и разделов Особенной части УК РФ,

б) объективных признаков деяния — способа воздействия: физического или психического насилия, иного действия (бездействия), направленного на причинение вреда объекту посягательства, социально опасных последствий, причинной связи между деянием и последствиями.

Изменение квалификации преступлений с учетом объекта преступления обусловлено тем, что задача защиты личности решается системой норм Особенной части УК, которыми данные ценности могут признаваться основным либо дополнительным объектом преступления.

Фактическим основанием, достаточным для самостоятельной единой квалификации преступления против личности, признается умышленное причинение смерти или вреда здоровью одному человеку. Нарушение этого правила влечет изменение квалификации преступлений.

Например, совокупность преступлений отсутствует, а деяние в отношении одного потерпевшего квалифицируется как единое преступление в тех случаях, когда умысел виновного на достижение более опасных последствий не полностью реализован, либо насилие носило продолжительный характер и повлекло причинение различных последствий: психические страдания, побои, причинение вреда здоровью различной тяжести, и, наконец, смерть потерпевшего.

Единым преступлением кассационная инстанция признала действия М., ранее осужденного за приготовление к убийству и за покушение на убийство в отношении одного потерпевшего, указав, что действия виновного в отношении одного и того же потерпевшего, направленные на достижение единого преступного результата, совершенные в короткий промежуток времени, не требуют дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 30 УК РФ, поскольку полностью охватываются ч. 3 ст. 30 УК РФ.

В другом случае суд квалифицировал действия Л., причинившего одному потерпевшему сначала тяжкий вред здоровью, а затем смерть, по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 111 и ч. 1 ст. 105 УК РФ. Суд кассационной инстанции исключил из приговора суда указание об осуждении Л. по ч. 1 ст. 111 УК РФ и квалифицировал его действия как одно преступление, совершенное с единым умыслом и по фактически наступившим последствиям, т.е. по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Также разрешались аналогичные ситуации и в других случаях.

Приговором суда Г. осужден по ч. 1 ст. 105 и ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство и покушение на убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, поскольку, будучи уверенным, что его сожительница Б. беременна, выстрелом из ружья убил ее. Однако беременность потерпевшей не подтвердилась. Суд надзорной инстанции изменил приговор, исключив указание об осуждении за покушение на убийство, указав, что умысел Г. на лишение жизни потерпевшей был полностью реализован, поскольку наступила смерть потерпевшей, а в его действиях отсутствует совокупность преступлений.

Насилие в отношении нескольких лиц образует множественность фактических оснований для квалификации, поэтому может быть признано совокупностью преступлений либо квалифицировано по специальной норме, учитывающей эту совокупность. В судебной практике это демонстрируется на примере сложной квалификации одновременного причинения смерти одному потерпевшему и покушения на жизнь другого по ч. 1 ст. 105, ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как это предлагается в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)».

Если иметь ввиду всего двоих потерпевших, такая оценка деяния представляется весьма сомнительной, поскольку вопреки положениям ч. 2 ст. 6 УК РФ посягательство на одного из потерпевших квалифицируется дважды: сначала по ч. 1 ст. 105, а затем по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Представляется, что правильным было бы квалифицировать покушение на жизнь второго, выжившего, потерпевшего по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, так как для этого есть и фактические, и юридические основания.

В юридической литературе эта достаточно распространенная ситуация рассматривается по-разному. Детальное исследование квалификации уголовно-правовых деяний по субъективной стороне позволило Д.А. Гарбатович придти к мнению, что убийство одного лица и покушение на убийство другого лица при едином умысле на убийство двух лиц следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.е. как покушение на убийство двух лиц1Гарбатович Д.Л. Квалификация уголовно-правовых деяний по субъективной стороне: Монография. М.: РАП. 2008. С. 205-206.. Приводится ссылка на мнение исследователей этой проблемы2Иногамова-Хегай Л. Конкуренция норм уголовного права. М., 1999. С. 134; Феоктистов М., Бочаров Е. Квалификация убийств: некоторые вопросы теории и практики // Уголовное право. 2000. № 2. С. 66; Благов Е. Конкуренция части и целого при неоконченном преступлении и соучастии // Уголовное право. 2004. № 1. С. 11; Бабий Н. Ответственность за убийство двух или более лиц // Законность. 2004. № 8. С. 38..

Данное предложение вызывает категорическое возражение. Кроме того, что оконченное убийство первого потерпевшего не находит отражения в квалификации, явно несправедливым было бы наказание, назначенное по правилам ст. 66 УК РФ, — не более 15 лет лишения свободы, что соответствует максимальному наказанию за убийство одного человека.

Предлагаем квалифицировать в таких случаях самостоятельно оконченные и неоконченные посягательства, так как они не являются действенными, как это предусмотрено ч. 1 ст. 17 УК РФ. Для этого есть и фактические, и юридические основания.

Каждый человек обеспечивается отдельной защитой. Посягательство на его жизнь и здоровье может быть квалифицировано как самостоятельное преступление. Посягательство на жизнь и здоровье двух и более лиц может быть квалифицировано по совокупности преступлений или по статье УК, предусматривающей уголовную ответственность за причинение смерти или вреда здоровью двум и более лицам: по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ — убийство двух или более лиц; по ч. 2 ст. 107 УК РФ — убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта; по ч. 3 ст. 109 УК РФ — причинение смерти по неосторожности двум и более лицам; по п. «б» ч. 3 ст. 111 УК РФ — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью двум или более лицам; по п. «а» ч. 2 ст. 112 УК РФ — умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью двум и более лицам, по ч. 3 ст. 264 УК РФ — нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц; по ч. 3 ст. 293 УК РФ — халатность должностного лица, повлекшая по неосторожности смерть двух или более лиц, и др.

По указанным статьям должно квалифицироваться как единое деяние совершение самостоятельных посягательств, повлекших указанные последствия. С учетом действующей редакции ч. 1 ст. 17 УК РФ (в редакции от 21.07.2004) совокупность преступлений отсутствует и в случае, например, разновременного причинения смерти двум лицам, если ни за одно из них виновный не был осужден. В целом деяние квалифицируется по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Это не противоречит буквальному и систематическому толкованию норме уголовного закона. Иначе лицо, совершившее ряд убийств без отягчающих обстоятельств, каждое из которых квалифицировано по ч. 1 ст. 105 УК РФ, может быть наказано по совокупности преступлений лишением свободы на срок до 22,5 лет, а за совершение единичного преступления — убийства двух лиц и даже за убийство одного человека при отягчающих обстоятельствах (что объективно менее опасно совокупности преступлений) — к пожизненному лишению свободы. Вряд ли это можно считать справедливым, хотя практика самостоятельной квалификации отдельных посягательств на личность будет еще сохраняться определенное время в судебной практике.

Применение ч. 1 ст. 17 УК РФ разъяснено лишь в отношении квалификации убийств. Однако аналогичные вопросы возникают и при квалификации других преступлений против личности (ст. 107, 109, 111, 112 УК РФ), иных умышленных и неосторожных преступлений, повлекших причинение физического вреда или смерть нескольких лиц.

Например, водитель автомашины в разное время вследствие нарушения правил дорожного движения причинил смерть двум лицам. Подлежат ли действия виновного единой квалификации по ч. 3 ст. 264 УК РФ либо по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 264 УК РФ? Нет. Представляется, что по ч. 3 ст. 264 УК РФ.

------------------------------------------------------ отсутствующая страница--------------------------------------------------------------------------

ловеку против или помимо его воли путем энергетического воздействия на органы, ткани или физиологические функции организма потерпевшего3См., напр.: Шарапов Р.Д. Физическое насилие в уголовном праве. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. С. 45.. Выделяются объект, предмет, деяние (действие или бездействие), средства, субъект, цели и иные признаки физического насилия.

Под психическим насилием понимают умышленное противоправное воздействие на психику другого человека с целью подавления и подчинения его воли воле виновного. Уголовный кодекс насчитывает около 50 статей, предусматривающих уголовную ответственность за психическое насилие, выражающееся в разных по объему, характеру и степени опасности для жизни и здоровья угрозах4Иванова В.В. Преступное насилие: Учебное пособие для вузов. М.: ЮИ МВД РФ, Книжный мир, 2002. С. 38..

Физическое и психическое насилие предполагает умышленное воздействие на другого человека, что и составляет основу в обвинения. При этом насилие с фактической стороны охватывает процесс и результат деяния, а с юридической — является объективным признаком преступления. В конкретном деянии насилие может выступать самоцелью (при истязании) либо являться средством для достижения определенной цели (при грабеже, разбое).

На согласованность различных уголовно-правовых норм о преступлениях против личности по объекту и объективным признакам указывается в ряде постановлений Пленума Верховного Суда РФ.

Так, в п. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 г. № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» разъясняются признаки насилия, правила квалификации деяний, как единого преступления либо по совокупности преступлений, в зависимости от последствий насилия. Согласно указанному постановлению, под насилием, не опасным для жизни или здоровья, при угоне (п. «в» ч. 2 ст. 166 УК РФ) следует понимать умышленное нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связыванием рук, применением наручников и т.п.). Под насилием, опасным для жизни или здоровья, либо угрозой применения такого насилия при угоне (ч. 4 ст. 166 УК РФ) следует понимать умышленные действия, повлекшие причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности и угрозу совершения перечисленных действий.

При угоне, совершенном с указанными квалифицирующими признаками, дополнительной квалификации действий лица по соответствующим статьям УК РФ о преступлениях против жизни и здоровья не требуется, за исключением случаев, когда в результате насилия, примененного в ходе угона, наступила смерть потерпевшего.

Если в результате умышленного применения в ходе неправомерного завладения транспортным средством насилия, опасного для жизни или здоровья, наступила по неосторожности смерть потерпевшего, содеянное следует квалифицировать в зависимости от конкретных обстоятельств дела по ч. 4 ст. 166 УК РФ и по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Разрешение вопроса о допустимых пределах изменения квалификации насильственных посягательств на личность зависит от объема и содержания фактических оснований, положенных в основу исходного обвинения и нашедших свое подтверждение в судебном разбирательстве. При этом важно не выйти за пределы изначально сформулированных действий подсудимого, их общественно опасных последствий и соответствующих юридических признаков.

С соблюдением этих правил вполне возможно изменение квалификации преступлений по статьям УК, в которых описание насилия и его последствий буквально не совпадает, например, со ст. 162 на ст. 119 или на ст. 115 УК РФ, со ст. 213 (в редакции от 13.06.1996) на ст. 115, 116 УК РФ, со ст. 317 на ст. 105 УК РФ и др., поскольку, как известно, описание насильственных действий в Особенной части УК может различаться терминологически, что не меняет фактических обстоятельств деяния, сущность и направленность действий виновного.

Для этого может применяться прямое указание на насильственный способ совершения преступления (ст. 162 УК РФ — нападение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия), иное описание, логически указывающее на насильственный способ — посягательство (ст. 277 УК РФ — посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, ст. 295 УК РФ — посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, ст. 317 УК РФ — посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа), на результат действий виновного (ст. 105 УК РФ — причинение смерти другому человеку). Применяются и другие законодательные формулировки, которые предполагают синонимичность терминологии и позволяют изменять квалификацию, исходя из того, что в исходном и производном обвинении указываются аналогичные действия.

При переквалификации преступлений к таким сочетаниям следует отнести признаки самого деяния (действия или бездействия): «причинение», «нападение», «насилие», «побои», «мучения», «истязание», «пытки», «садизм», «издевательство», «жестокое обращение», «принуждение», «понуждение», «вовлечение», «склонение», «захват», «удержание» и пр., а также признаки состава, указывающие на общественно опасные последствия действий (бездействия) виновного: «смерть», «физический вред», «физическая боль», «физические и психические страдания» и др.

С учетом вмененных фактических признаков умышленного физического либо психического воздействия на человека при прочих условиях квалификация преступления может быть изменена независимо от применяемой в законе терминологии. Например, обвинение по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ в умышленном причинении смерти другому человеку, совершенном с особой жестокостью, может быть переквалифицировано на ст. 116, 117 УК РФ, предусматривающие ответственность за побои или истязание.

Наиболее полным и тяжким будет обвинение в оконченном убийстве, совершенном исполнителем. Поэтому исходное обвинение в убийстве (ст. 105 УК РФ) может быть переквалифицировано на любое другое преступление о причинении физического или психического вреда, поскольку применяемый в диспозиции ч. 1 ст. 105 УК РФ термин «причинение» предполагает любое состоящее в причинной связи с последствиями воздействие на организм другого человека. В ходе судебного разбирательства способ и характер такого воздействия, а также последствия могут быть уточнены и изменены.

Вместе с тем при рассмотрении уголовных дел не всегда удается точно установить причину смерти, личность погибшего и другие обстоятельства.

Определенную сложность вызывают дела об убийствах при не- обнаружении трупа жертвы, а также при невозможности установить причину смерти, если вмешательство иных причин не исключается. При наличии достаточных доказательств причинения смерти другому человеку может быть постановлен обвинительный приговор, как, например, приговор суда в отношении К., осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ за убийство из ревности, хотя труп потерпевшего, спрятанный в воду, при производстве по делу так и не был обнаружен. В тех случаях, когда доказаны умышленные действия, направленные на причинение смерти другому человеку, но факт наступления смерти с достоверностью не установлен, не очевидно, что в данном случае смерть неизбежна (человек мог спастись, например, при сбрасывании в темное время человека в воду и др.). Вероятно, что суд переквалифицирует действия подсудимого на покушение на убийство, т.е. учтет лишь процесс насилия, но не его последствия, так как последние с достоверностью не установлены.

Что касается изменения юридической оценки последствий, то в судебном заседании переквалификация возможна только на статью о менее тяжком преступлении, что можно выявить при анализе санкций уголовно-правовых норм. Следовательно, изменение квалификации будет иметь прямой порядок: ст. 105 — ст. 111 — ст. 112 — ст. 115 — ст. 117 — ст. 116 УК РФ и др.

В судебном заседании могут быть установлены основания для более тяжкого преступления. Например, при рассмотрении уголовного дела по ст. 112 УК РФ судом назначена повторная судебно- медицинская экспертиза, заключением которой установлено причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Очевидно, что по действующему законодательству переквалификация преступления со ст. 112 на ст. 111 УК РФ в судебном разбирательстве невозможна, так как это ухудшило бы положение подсудимого.

В таком случае можно предположить следующие варианты разрешения этой ситуации:

  1. осуждение по ст. 112 УК РФ, т.е. за часть фактически совершенного, что хотя и не нарушает права на защиту подсудимого, но и не обеспечивает справедливого и законного решения;
  2. возвращение дела прокурору для перепредъявления обвинения, что представляется более справедливым, но не достаточно четко урегулированным законодательством.

Основания и пределы изменения квалификации по делам о преступлениях против личности зависят и от других обстоятельств, например, от объекта посягательства, личности потерпевшего, иных объективных и субъективных признаков.

Например, при рассмотрении дела по обвинению в убийстве, совершенном общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ), будет установлено, что хотя убийство и совершено общеопасным способом, но при этом обвиняемый находился в состоянии аффекта, вызванном насилием (нападением) потерпевшего, и превысил при этом пределы необходимой обороны. Налицо конкуренция трех уголовно-правовых норм — трех составов убийства, предусмотренных ст. 105, 107 и 108 УК РФ. В такой конкуренции вопрос об окончательной квалификации должен решиться в пользу ст. 108 УК РФ, как наиболее привилегированного состава и с учетом смягчающих признаков, и санкции. Изменение квалификации со ст. 105 на ст. 107 и 108 УК РФ (со ст. 111 УК РФ на 113 УК РФ) вполне правомерно, даже если особые обстоятельства (противоправное поведение потерпевшего, аффект виновного) были установлены только в суде. Они должны быть учтены судом, поскольку вполне соответствуют интересам защиты.

При совершении насильственных преступлений насилие может меняться по характеру и степени опасности для жизни и здоровья. Единое преступное событие, сопровождающееся ограничением свободы, захватом, перемещением и удержанием потерпевшего против его воли (что предусмотрено ст. 126 или 127 УК РФ), причинением вреда здоровью (ст. 111, 112, 115 УК РФ), угрозой убийством (ст. 119 УК РФ), если эти действия совершены с умыслом на убийство и этим завершились, подлежит квалификации только по ст. 105 УК РФ. В рамках одного видового объекта такая квалификация представляется наиболее правильной. Однако при этом, по общему правилу, не исключается квалификация по совокупности разного вида преступлений, например, по ст. 126 или ст. 127 и по ст. 105 УК РФ.

В практике распространены случаи, когда непосредственно перед убийством преступники захватывают, перемещают, незаконно удерживают жертву, а затем расправляются с ней. Такие случаи квалифицируются по совокупности преступлений: по ст. 105 УК РФ и ст. 126 УК РФ, как похищение человека.

Если завладение, перемещение и удержание человека осуществлялось группой лиц с целью его похищения, а затем, например, в результате эксцесса одного из соучастников потерпевший был убит, то причинитель смерти виновен в убийстве, а иные соучастники — в похищении человека. Обвинение в похищении человека составляет лишь часть насилия с последствием смерти. Возможно ли в таком случае изменение квалификации таких лиц со ст. 105 на ст. 126 или ст. 127 УК РФ? Возможно, но при условии, что обвинение включало фактические признаки похищения человека либо незаконного лишения свободы.

Признак «насилие» в сложных (составных) преступлениях может поглощать причинение легкого вреда здоровью, поэтому в тех случаях, когда обвинение в таких преступлениях по каким-либо причинам не нашло подтверждения, правомерна переквалификация преступления, например, со ст. 213 УК РФ или на ст. 115, или на ст. 116 УК РФ, со ст. 162 на ст. 115 УК РФ, если факт умышленного причинения легкого вреда здоровью потерпевшего доказан.

При изменении оценки в субъективном отношении подсудимого к содеянному изменение квалификации зависит от некоторых иных обстоятельств: совершено ли оконченное преступление, покушение либо приготовление к нему; совершено умышленное либо неосторожное преступление и др. Например, если при рассмотрении дела по обвинению в покушении на убийство будет установлено, что лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия) предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (т.е. действовало с косвенным умыслом), то дальнейшее поддержание прежнего обвинения невозможно, так как неправильным будет обвинение (квалификация) в покушении на преступление с косвенным умыслом. В такой ситуации квалификация определяется наступившими последствиями, например, тяжким, средней тяжести либо легким вредом здоровью. Соответственно обвинение по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ должно быть переквалифицировано на ст. 111, 112, 115 УК РФ по фактически наступившим последствиям и с учетом других признаков состава. В случае неосторожного причинения смерти потерпевшему действия должны быть переквалифицированы со ст. 105 на ст. 109 УК РФ.

Обвинение в покушении на убийство может быть изменено на угрозу убийством (ст. 119 УК РФ), если будет установлено, что лицо лишь угрожало оружием и не пыталось реализовать свою угрозу. Если лицо обвинялось в покушении на убийство из хулиганских побуждений по ч. 3 ст. 30, п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ, однако наличие прямого умысла не доказано, с учетом фабулы обвинения и обстоятельств дела преступление может быть переквалифицировано на ст. 213 УК РФ.

Обвинение лица в совершении убийства группой лиц может быть изменено на заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления (ст. 316 УК РФ), если в ходе судебного следствия будет установлено, что подсудимый не участвовал в причинении смерти, но находился на месте преступления и после его окончания оказывал помощь в сокрытии трупа, следов преступления, оружия.

В судебной практике довольно часто изменяется квалификация содеянного отдельными соучастниками криминального события, когда при неподтверждении сговора и умысла каждого из них на причинение наступивших последствий, проводится дифференциация по конкретным действиям подсудимого.

Насилие и физический вред могут включаться законодателем в качестве элемента в сложные составы преступлений — разбой (ст. 162 УК РФ) вымогательство (ст. 163 УК РФ), превышение должностных полномочий с применением насилия или угрозы его применения (гг. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ), поэтому в случае неподтверждения признаков основного состава указанных преступлений, деяние подсудимого может быть переквалифицировано на статью о преступлении против личности, например, 115, 116, 119 УК РФ.

В практике может возникнуть необходимость в замене альтернативных признаков основного либо квалифицированного составов, например, способа совершения преступления, мотива, цели преступления. Данное правило может применяться лишь в отношении признаков деяния, не влияющих на квалификацию, например, мотив и цель при простом убийстве (ч. 1 ст. 105 УК РФ). Изменение в суде квалифицирующих признаков, например, в пределах ч. 2 ст. 105 УК РФ, относящихся к субъективной стороне преступления (п. «б», «и», «з», «к», «л», «м»), в сложившейся судебной практике, как правило, исключается.

Пока данная позиция не изменится, можно предположить, что и следствие, и государственный обвинитель будут включать в объем обвинения совокупность большинства признаков, так или иначе установленных по делу, что вряд ли законно и справедливо, и, в конечном счете, дезориентирует суд.

Возможно, следует разрешить в пределах ч. 2 ст. 105 УК РФ замену субъективных признаков преступления (п. «б», «е. 1.», «и», «з», «к», «л», «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ) либо допустить их совокупность в квалификации, в том числе, когда они относятся к мотиву либо цели преступления. В настоящее время в соответствии с п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» этого делать не рекомендуется. В конкретном деянии мотивы убийства могут сочетаться. Выявление доминирующего мотива носит оценочный характер. Квалификация совокупности признаков позволит более полно учитывать фактические обстоятельства преступления и расширит базу для квалификации в судебном разбирательстве.

Процессуальным условием изменения обвинения в судебном разбирательстве в таком случае следует признать право подсудимого и его защитника на подготовку к защите по измененному обвинению сроком 3-5 дней. Такое законодательное положение предлагаем включить в ст. 292 УПК РФ.

С учетом этих условий, представляется, что допустима замена и иных признаков, например, вида соучастия в преступлении, предусмотренного п. 3, 4 или 5 ст. 33 УК РФ. Допустим, если в суде установлено, что заказчик убийства путем подкупа исполнителя (киллера) выполнил лишь функцию подстрекателя, а не организатора, как это было предъявлено на стадии предварительного расследования, государственный обвинитель и суд вправе переквалифицировать деяние с ч. 3 на ч. 4 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

На изменение квалификации преступлений могут повлиять: фактическая ошибка виновного в объекте или в личности потерпевшего, стадия неоконченного посягательства, соучастие в преступлении, добровольный отказ либо эксцесс исполнителя и другие обстоятельства, фактическое наличие которых в силу положений Общей части учитывается при квалификации преступления.

Изменение квалификации рассматриваемых преступлений может осуществляться в пределах системы преступлений против жизни и здоровья с учетом характера, направленности насильственных и иных действий (бездействия), последствий (причинение смерти, вреда здоровью, психических и физических страданий, повлекших беспомощное состояние, лишение физической свободы).

Isfic.Info 2006-2017