Предпринимательское право России

Правовой статус участников правоотношений несостоятельности (банкротства)


Правовой статус должника. Соотношение понятий «должник» и «банкрот». Статья 2 Закона о несостоятельности определяет должника как гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, или юридическое лицо, оказавшихся неспособными удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение срока, установленного данным законом.

Таким образом, должник — это всегда фигура, характеризуемая допущенным правонарушением, а именно совершенной просрочкой в исполнении денежного обязательства или неуплатой налога (сбора) в бюджет. Гражданское законодательство, также оперирующее понятием «должник», исходит из несколько иного смысла. Должник в гражданско-правовом обязательстве — это не обязательно лицо, допустившее просрочку исполнения. Это исключительно лицо, обязанное совершить действие, причем, быть может, совершить его только в будущем и не обязательно путем уплаты денег. Соответственно «общий», гражданско-правовой термин «должник» содержательно несколько шире, чем «специальный», банкротный.

Что касается соотношения понятий «должник» и «банкрот», используемых в законодательстве, судебной практике и литературе, то здесь необходимо отметить следующее. Банкрот — это официально (судом) признанный несостоятельным должник. Когда инициируется банкротный (конкурсный) процесс, с какой бы процедуры он ни начался, лицо, допустившее просрочку уплаты денежного долга, получает статус должника. А вот банкротом оно станет только тогда, когда на одной из следующих стадий движения дела о несостоятельности суд вынесет решение о признании его таковым.

Этого может и не произойти, что в итоге приведет к тому, что лицо, получившее статус должника, «выйдет» из банкротного процесса, не став банкротом, так как, к примеру, восстановительные процедуры (финансовое оздоровление или внешнее управление) окажутся успешными и должник восстановит свою платежеспособность. Но если попытка восстановления финансового состояния окажется неудачной, признания должника банкротом не избежать.

Конкурсоспособность. Вопрос о том, какие юридические лица могут быть признаны банкротами или, иными словами, какие их категории являются конкурсоспособными, решается в п. 2 ст. 1 Закона о несостоятельности, предусматривающем, что действие Закона распространяется на все юридические лица, за исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций.

Таким образом, несостоятельными могут быть и хозяйственные общества, и товарищества всех организационно-правовых форм и типов, и кооперативы, и унитарные предприятия, основанные на праве хозяйственного ведения, и значительное число видов некоммерческих организаций.

Как видим, в число конкурсоспособных юридических лиц не включена только одна организационно-правовая форма коммерческих организаций — казенные предприятия. Это решение законодателя продиктовано правилом п. 5 ст. 115 ГК, согласно которому Российская Федерация, к слову сказать, конкурсоспособностью не обладающая, несет субсидиарную ответственность по обязательствам казенного предприятия при недостаточности его имущества.

Что касается конкурсоспособности физических лиц (граждан), то здесь решающим является вопрос, имеет ли должник статус индивидуального предпринимателя. Если он зарегистрирован как лицо, осуществляющее коммерческую деятельность без образования юридического лица, то он вполне конкурсоспособен. Если нет — реализация процедур банкротства является невозможной.

Вместе с тем необходимо учитывать, что российский законодатель определенно выразил волю на то, чтобы в будущем признать конкурсоспособность и за гражданами, не являющимися индивидуальными предпринимателями (ввести так называемое «потребительское банкротство», известное, например, американскому правопорядку). Пункт 3 ст. 1 Закона о несостоятельности закрепляет, что «отношения, связанные с несостоятельностью (банкротством) граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, регулируются настоящим Федеральным законом».

В то же время согласно п. 2 ст. 231 Закона о несостоятельности, предусмотренные в нем положения о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, вступают в силу со дня вступления в силу федерального закона о внесении соответствующих изменений и дополнений в федеральные законы. Такой закон в силу не вступил и ст. 25 ГК по-прежнему оговаривает случай банкротства только индивидуальных предпринимателей.

Изменения в правовом статусе должника, вызываемые открытием дела о банкротстве. Вполне очевидно, что введение в отношении лица процедур банкротства не проходит бесследно с точки зрения его прав и обязанностей. Если говорить о принципиальных положениях, которые характеризуют изменения в правовом статусе должника, происходящие в связи с открытием в отношении него конкурсного процесса, то необходимо выделить следующее.

Лицо, в отношении которого введены процедуры банкротства, на протяжении всего конкурсного процесса продолжает являться субъектом права. Лицо остается собственником принадлежавшего ему до возбуждения производства по делу о несостоятельности имущества, сохраняет права требования и долги по обязательствам, обязано платить налоги, отвечать за экологический и иной вред.

Вместе с тем практически на любой из стадий конкурсного процесса, при введении каждой предусмотренной законом процедуры банкротства права этого субъекта в отношении принадлежащего ему имущества существенным образом ограничиваются (какие-то сделки подвергаются запрету, требуют дополнительного согласования с управляющим или органами кредиторов, какие-то совершаются без изъявления воли «классических» органов управления юридического лица: коллегиального исполнительного органа, совета директоров и др.).

По завершении банкротного процесса юридическое лицо подлежит ликвидации, т. е. теряет правосубъектность (абз. 2 п. 1 ст. 65 ГК), индивидуальный предприниматель только теряет соответствующий статус (п. 1 ст. 25 ГК РФ). Говорить о том, что с потерей статуса индивидуального предпринимателя гражданин не признается субъектом права, конечно же, не приходится, поскольку это противоречит Конституции РФ, хотя и встречалось в многовековой истории развития института банкротства. В течение года после банкротства физическое лицо не вправе вновь зарегистрироваться для ведения предпринимательской деятельности (п. 2 ст. 216 Закона о несостоятельности).

Правовое положение лица, урегулирование долгов которого осуществляется в ходе производства по делу о банкротстве, характеризуется таким важным элементом, как конкурсный иммунитет. Последний означает, что «никто из кредиторов не может осуществлять требований к должнику иначе, нежели в рамках производства по делу в связи с несостоятельностью».

В ранее действовавшем Федеральном законе от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсный иммунитет оговаривался наиболее рельефно, а именно: в п. 4 ст. 11 и п. I ст. 57, закреплявших соответственно, что с момента принятия арбитражным судом к производству заявления о признании должника банкротом кредиторы не вправе обращаться к должнику в целях удовлетворения своих требований в индивидуальном порядке и что с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом имущественные требования к нему могут быть предъявлены только с соблюдением порядка предъявления требований к должнику, установленного Законом о несостоятельности 1998 г.

В действующем Законе о несостоятельности конкурсный иммунитет обозначен менее категорично, но все-таки оговаривается. Статья 63 закрепляет, что «с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения наступают следующие последствия: «требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, срок исполнения по которым наступил на дату введения наблюдения, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного настоящим Федеральным законом порядка предъявления требований к должнику».

Еще один принципиальный момент, который определяет положение должника, являющегося юридическим лицом, в процедурах банкротства. Российский институт несостоятельности в целом воспринял тенденцию зарубежного законодательства на размежевание, разделение судеб предприятия (коммерчески ориентированного имущественного комплекса, бизнеса) и юридического лица в конкурсном процессе.

Выражением этого в российском Законе о несостоятельности являются положения о внешнем управлении, включая продажу предприятия (бизнеса) должника (ст. 110), возможность осуществления такой продажи при проведении конкурсного производства (ст. 139), а также правила ст. 176, согласно которым при продаже имущества градообразующей организации, признанной банкротом, арбитражный управляющий должен выставить на продажу на первых торгах все предприятие в целом (как единый имущественный комплекс) и, если такие торги результата не принесут, имущество банкрота должно быть реализовано по частям.

Наконец, еще одной из составляющих, которые в целом характеризуют изменения в правовом положении лица в связи с открытием в отношении него производства по делу о несостоятельности, является появление фигуры арбитражного управляющего и соответственно, включение должника в правоотношения с этим участником производства по делу о несостоятельности.

Isfic.Info 2006-2018