Предупреждение преступлений органами вутренних дел

Негативные социальные явления как объект предупредительного контроля органов внутренних дел


Известно, что социальные негативные явления тесно связаны с преступностью. Многие поступки людей, не определенные уголовным законом в качестве преступных, наносят огромный социальный вред, ибо их негативное действие весьма ощутимо. Разумеется, таким негативным социальным явлениям, получающим отрицательную общественную оценку, должна даваться и соответствующая юридическая характеристика. Ее отсутствие зачастую приводит к серьезным трудностям при оценке действий людей, когда надо определить, правонарушение это или нет. В то же время в этих социальных явлениях нередко просматривается криминальная окраска.

К числу таких социально негативных явлений, тесно связанных с преступностью, относятся: пьянство, наркотизм, проституция, токсикомания, паразитизм, половые извращения, возбуждение национальной, расовой и религиозной вражды и др. К этому списку можно добавить: бродяжничество, попрошайничество, беспризорность, безнадзорность, маргинализм, которые также являются источниками многих преступлений. Наиболее актуальными ятя целей предупреждения преступности традиционно остаются такие формы негативного социального поведения, как пьянство, алкоголизм, наркотизм, проституция. Они, по оценкам криминологов, ближе всего расположены к преступному поведению, образующему большую часть преступности, создающей угрозу общественному порядку и общественной безопасности.

Анализ научной литературы позволяет сделать вывод о том, что недооценка общественной опасности таких негативных явлений, часто имеющих характер административных правонарушений, чревата губительными для общества последствиями. Ежегодно к административной ответственности привлекаются миллионы россиян. Необходимо также учитывать высокую латентность административных правонарушений, что способствует возникновению у значительной части населения чувства уверенности в безнаказанности противоправного поведения, неверия в эффективность деятельности правоохранительных органов.

Естественно, это продуцирует совершение новых административных правонарушений, делает их привычными, иногда социально одобряемыми или, по крайней мере, не осуждаемыми населением. В частности, специалисты полагают, что суммарный экономический ущерб от мелких хищений, нарушений на потребительском рынке, пьянства и других деликтов вполне сопоставим с ущербом от многих видов опасных преступлений.

Проведенные исследования показывают, что многие административные правонарушения напрямую связаны с деятельностью организованных преступных сообществ, с совершением различного рода преступлений, особенно экономических. Весь мировой и наш отечественный опыт показывают, что подобная связь есть между такими административными деликтами, как занятие проституцией, незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, теневым оборотом алкогольной продукции и организованной преступностью (в форме подконтрольности, эксплуатации). Поэтому при анализе криминологической обстановки и прогнозировании ее развития органам внутренних дел необходимо опираться не только на данные уголовной статистики, но и на показатели состояния административной деликтности, рассматривая их во взаимосвязи и взаимообусловленности.

Кроме всего прочего, на фоне высокой масштабности социально негативных проявлений в сферу административно-правовой деликтности и ответственности часто вовлекаются внешне вполне добропорядочные граждане. При этом они нередко становятся жертвами произвола и беззакония со стороны должностных лиц, что еще более усиливает внешний негативный фон развития общественных отношений, является самостоятельным криминогенным фактором эскалации преступности.

Все это дает основания специалистам сделать вывод о том, что административные правонарушения в современной России превратились в одно из самых типичных криминогенных явлений. Такой вывод дает основания утверждать, что явление административной деликтности необходимо рассматривать во взаимосвязи с криминогенной средой и иными асоциальными отклонениями и процессами, образующими систему факторов, порождающих административные правонарушения либо способствующих их совершению. Следовательно, подобные негативные социальные явления, безусловно, должны находиться в поле зрения органов внутренних дел, в сфере их предупредительного контроля над преступностью как одних из главных ориентиров в организации соответствующей антикриминогенной практики, направленной на недопущение совершения преступлений и наступающих в результате их совершения серьезных общественно опасных последствий.

Ясно, что причины этих негативных явлений большей частью носят общесоциальный характер и коренятся, как правило, в реально существующих противоречиях социально-экономического, культурного, идеологического, нравственного и правового порядка, в проблемах и трудностях развития нашего общества. Отсюда познание этих причин и условий выступает предпосылкой разработки органами внутренних дел соответствующих мер правоохранительного реагирования. Следует отметить, что функция административно-правового реагирования базируется на общности социальной природы преступлений и административных проступков, внешним проявлением которой являются единство ряда объективных и субъективных факторов, обусловливающих однородные преступления и правонарушения, сходство составов некоторых из них.

Выбор форм поведения, возникновение мотива противоправного деяния также зависят от многих факторов, действие которых концентрируются в индивидуальном сознании. Особое внимание следует обратить на то, что формирование негативных нравственных свойств личности — процесс, растянутый во времени. Многие исследования личностных характеристик преступников показывают, что преступник как особый социальный тип личности, т.е. носитель существенных и относительно устойчивых социально негативных свойств и черт, закономерно формируется под воздействием соответствующих негативных факторов социальной среды. Причем для разных стадий этого процесса характерна не равнозначная, а чаще всего нарастающая антиобщественная активность.

Из этого можно сделать вывод о том, что если человек совершил административное правонарушение, можно с определенной степенью вероятности утверждать, что в будущем он может совершить и преступление. Если же правонарушитель остался безнаказанным либо административное наказание не оказало на него должного воздействия (например, в силу своей малозначительности, что особенно характерно для предупреждения либо штрафа), вероятность совершения преступления повышается1Лозбяков В.П. Криминология и административная юрисдикция милиции. М.: Информ, 1996. С. 23..

В предупредительном аспекте важно, что такое негативное поведение, как правило, в конечном счете, приводит к серьезным качественным изменениям свойств конкретной личности, детерминируя ее будущее преступное поведение. Например, известны многочисленные случаи, когда лица, занимающиеся проституцией, являются потенциальными субъектами такого преступления, как заражение венерической болезнью (ст. 121 УК РФ).

Эти и другие примеры убедительно подтверждают, что между административной деликтностью и преступностью существует причинная связь. Эта связь объективно отражает процессы постепенного формирования общественно опасной личности, поведение которой осознанно либо ситуативно направлено против основных социальных ценностей. Причем такая личность обычно достаточно легко переходит от наименее общественно опасных проступков к преступлениям.

Как представляется, единую направленность имеют многие виды противоправного поведения насильственного характера, а также некоторые корыстные правонарушения и преступления. Практика свидетельствует о том, что разнообразие форм такого поведения достаточно велико, а его социальная и юридическая оценка зачастую зависит от конкретной экономической и общественно-политической ситуации, сложившейся в обществе, состояния массового правосознания, нравственных и иных ценностей.

Можно предположить, что в настоящее время в процессе реформирования правоохранительной системы будет реализована гипотеза, высказанная в свое время известным российским криминологом И.И. Карпецом, предполагавшим, что «размах» применения уголовно-правовых мер воздействия в обществе должен уменьшаться за счет использования других методов и средств воспитания и принуждения2Корпец И.И. Современные проблемы уголовного права и криминологии. М., 1976. С. 169.. В частности, это может выражаться в ограничении сферы уголовного преследования за счет декриминализации ряда составов с их переводом в сферу административной юрисдикции.

Многие правонарушения являются тревожными симптомами деградации социальной сферы и национальной культуры, падения уровня нравственности и духовности в обществе, утраты людьми положительных, социально значимых целей и смысла в жизни. На взаимосвязь и взаимообусловленность этих явлений не раз обращали внимание исследователи: «Однообразие унылого существования снижает жизненный тонус людей настолько, что возникает склонность к наркотикам, половым извращениям, дабы восполнить образовавшуюся душевную пустоту»3Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М., 1992. С. 299..

Именно поэтому криминологи оценивают многие негативные социальные явления вполне однозначно, называя их причинами, условиями преступности, сопутствующими преступности явлениями. В конкретных случаях, когда речь идет о причинах преступлений, истинные причины и условия следует искать в гораздо более глубоких пластах реальной жизни.

Так, неизбежно возникают вопросы о личности, ее преступном поведении, формировании, в том числе в условиях семьи, ближайшего окружения, бытовые вопросы, проблемы свободного времени и досуга, социального контроля, вопросы, связанные с образованием, профессией, воспитанием личности. Все это зачастую сопровождается социальными конфликтами и противоречиями.

По своему содержанию это объективные и субъективные противоречия общественного развития, возникающие при нарушении взаимодействия личности с социальной сферой. Данное обстоятельство, в свою очередь, ведет личность к негативному поведению, которое рано и или поздно (разумеется, лучше раньше), попадая в орбиту контроля органов внутренних дел, несомненно, должно получать адекватную «порцию» правоохранительного предупредительного воздействия.

Оценивая «размах» социально негативных явлений, в той или иной степени способных попасть в сферу правоохранительного контроля органов внутренних дел, следует обратить особое внимание на традиционные деликты, представляющие для милиции в деле ее предупредительного воздействия на преступность безусловный приоритет, нейтрализация которых, несомненно, способствовала бы сокращению большей части обычных преступлений и правонарушений, создающих угрозу общественному спокойствию. Речь в данном случае идет о таких явлениях, как пьянство, алкоголизм, моральная распущенность, проституция4В один ряд с этими явлениями, безусловно, следовало бы поставить наркотизм. Однако мы умышленно не останавливаемся в данном параграфе на анализе этого социально негативного явления, поскольку его специфике и особенностям предупредительной деятельности органов внутренних дел, направленной на минимизацию криминальных последствий наркомании, посвящена специальная глава настоящего учебника..

Isfic.Info 2006-2018