Предупреждение преступлений органами вутренних дел

Организованная преступность как объект предупредительного воздействия органов внутренних дел


Характеризуя современную криминологическую ситуацию в условиях социальных преобразований российского общества, следует учитывать, что на их пути по-прежнему монолитной преградой стоит нарастающая криминализация всех сфер жизнедеятельности государства, которая приобрела высокоорганизованные формы, черты самостоятельной социальной (по содержанию, безусловно, антисоциальной) организации жизни в России, которая формирует свои специфические цели и решает направленные на их достижение задачи, обусловленные криминальными интересами и большей частью противоправными способами и средствами их реализации.

Речь идет об организованной преступности, о которой как о новой российской реалии заговорили еще в конце 1980-х — начале 1990-х годов. К концу прошлого века ажиотаж вокруг организованной преступности несколько спал, но это не означает, что как социально-криминальное явление она перестала существовать. Напротив, организованная преступность в России, «нарастив мускулы», вышла на новый качественный уровень, проникла с улиц во властные структуры, а ее лидеры (криминальные авторитеты) превратились в респектабельных граждан.

Известно, что развитие стратегии предупреждения организованной преступности, предусмотренной Конвенцией ООН против транснациональной организованной преступности (2000 г.), предполагает реализацию комплекса многоцелевых и разномасштабных системных мер для установления социального контроля над ней, нейтрализации ее преступного потенциала и минимизации общественно опасных последствий.

Именно такой системный контроль способствует выявлению правоохранительными органами фактов, отражающих сущность современной организованной преступности: вхождения организованных преступных сообществ в политику и сферу государственного управления: лоббирования своих криминальных и иных интересов во властных структурах всех уровней путем подкупа должностных лиц; влияния с учетом своих интересов на ход выборов в представительные органы власти; провокаций межнациональных конфликтов и политических скандалов: физического устранения неугодных лиц и др.

Сегодня не только для специалистов, но и для обычных граждан не является секретом, что в круг противоправных интересов организованных преступных групп и сообществ попадают целые секторы экономики. Современные преступные организации (группы, формирования, объединения, сообщества) ориентированы на системную масштабную и многоаспектную криминальную деятельность.

По сведениям МВД России, сейчас на территории Российской Федерации действует свыше 450 организованных преступных формирований, из них 76 этнических, 289 межрегиональных и 8 международных. В результате проведенной органами внутренних дел оперативно-профилактической работы только в прошлом году было выявлено и поставлено на оперативный учет свыше 11 тыс. участников организованных преступных объединений, в том числе более 700 лидеров, почти 3900 активных участников, а также около 500 авторитетов преступной среды, из которых 118 «воров в законе».

Пользуясь безнаказанностью, а иногда и неорганизованностью правоохранительных органов, представители организованной преступности контролируют наиболее доходные виды противоправной деятельности: нелегальный нарко-, порно- и автобизнес; нелегальные товары и услуги; торговлю людьми; проституцию; незаконный оборот оружия; хищения в топливно-энергетическом комплексе и др. Профессионализация корыстно-насильственных преступлений и их организованность тесно связаны с развитием большинства иных видов криминальной деятельности, с активным вовлечением в орбиту организованной преступности новых лиц, главным образом несовершеннолетних и молодежи.

Преступные объединения, располагающие крупными суммами денег, завоевывают все более сильные позиции на внутреннем рынке, осуществляют противозаконные операции по вывозу из страны сырья, товаров и других средств. По данным МВД России, более четверти преступных сообществ в экономически развитых регионах отмывают преступные капиталы через легальные коммерческие структуры путем приобретения недвижимости, контрольных пакетов акций, вложения доходов в официальный бизнес1Мажников А.В. Предупреждение экономических преступлений, совершаемых в нефтегазовом комплексе. Дисс.... к.ю.н. М., 2008. С. 23..

Степень проникновения организованной преступности в сферу социально-экономических отношений достигла к настоящему моменту довольно высокого уровня. Преступные сообщества через коррумпированные связи проникают в экономику и финансовую систему, оказывают прямое влияние на политику государства в этой сфере. Так, из числа зарегистрированных преступлений, совершенных преступными группами (в том числе преступными сообществами) более половины имеют экономическую направленность.

Современные криминальные лидеры и авторитеты активно формируют преступные сообщества, при этом механизмы образования и структурирования таких сообществ, их финансовое обеспечение, регионы и сферы влияния, а также методы подавления государственного воздействия нередко формируются на плановой основе. Одновременно с этим усиливается влияние на криминальную ситуацию со стороны лидеров преступной среды, которыми ведется целенаправленная работа по созданию позитивного общественного мнения о своей деятельности и субкультуре. Они выступают инициаторами и спонсорами социальных программ, культурно-массовых мероприятий, приобретают средства массовой информации.

Наибольшее значение в начальный период реформ (примерно до 2000 г.) приобретали преступления в сфере приватизации, кредитно-финансовой системе, сокрытие и легализация доходов, полученных преступным путем, незаконные операции в сфере внешнеэкономической деятельности, при производстве и реализации алкогольной продукции. В последующий период (после 2000 г.) актуализировалась преступность компьютерная и в сфере высоких технологий, появились новые виды преступлений в сфере малого предпринимательства и на потребительском рынке, хищения драгоценных материалов и камней, углеводородного сырья, захват чужого бизнеса, получившим название «рейдерство», и др.2Ревин В.П. Преступность в России в контексте социально-экономических реформ. М., 2007. Подготовлен для системы КонсультантПлюс.

Высокий уровень организованности современной преступности и ее связь с властными структурами позволяют ей нейтрализовывать некоторые формы социального контроля. Преступные организации стремятся легализовать свою деятельность, придать ей легитимный характер. Поэтому они создают или приобретают официальные коммерческие структуры, которые используют для отмывания денег, добытых преступным путем. Это относится прежде всего к приватизированным предприятиям, коммерческим банкам, риелторским фирмам, автомобильным сервисным центрам и др.

Указанные тенденции оказывают серьезное влияние на экономическую ситуацию, порождают новые, ранее неизвестные и недоступные в силу своей сложности и масштабности преступления, а также преступления, требующие высокой организации при выполнении преступного замысла. Появляется относительно самостоятельная сфера криминального бизнеса, выражающего прежде всего интересы олигархических групп, связанного с лоббированием «нужных» законопроектов и «куплей-продажей» судебных решений. Осуществляется криминальная политика целенаправленных банкротств, что указывает на возникновение и развитие новых форм организованной экономической преступности, ее глубокое проникновение в систему экономических отношений3Бобков А.В. Криминальное банкротство: криминологическая характеристика и противодействие. Автореф. дисс.... к.ю.н. Омск, 2006. С. 5..

По данным, которыми располагают отечественные и зарубежные спецслужбы и правоохранительные органы, российская организованная преступность действует в 44 станах мира, в том числе в странах Восточной и Западной Европы. Находясь за рубежом, российские преступные группировки заключают с местными мафиозными структурами соглашения о совместных криминальных действиях в сфере продажи нефти, мебельном и туристическом бизнесе, в отмывании преступных доходов, создают и используют каналы нелегальной миграции, а также поставки в Европу женщин для занятия проституцией, занимаются наркобизнесом, воровством и перепродажей автомобилей, контрабандой оружия, антиквариата, табачной, винно-водочной продукции. При этом легализуются огромные преступные капиталы.

В свою очередь, большой интерес к установлению связей с российской организованной преступностью проявила зарубежная организованная преступность в поисках новых возможностей отмывания преступных доходов, обеспечения надежности транзитных перевозок наркотиков, сбыта фальшивых денег, краденых автомобилей и совершения других преступлений.

С начала 1990-х годов организованные преступные формирования являются явным дестабилизирующим фактором социальных и экономических преобразований, проявляют устойчивые тенденции дальнейшего развития, расширяют сферы влияния в России. С помощью коррупционных связей в силовых и властных структурах как на федеральном, так и на региональном уровнях, проникают в органы государственного управления, успешно консолидируются и, выходя на международную арену, приобретают отчетливые черты транснационального характера. Следует иметь в виду, что в основе современной организованной преступности в России лежит один из старейших социальных институтов — артель, что характерно только для нашей страны.

Появление криминальной артели (с принципами круговой поруки, приоритетом лидера, ограничением свободы выхода из нее, разделом территории промысла и т.д.) является той особенностью, которая отличает отечественную организованную преступность от зарубежных преступных формирований, при этом отдельные признаки артели прослеживаются в организованных формированиях и сегодня (ответственность перед старшинами, особая иерархия, криминальная специализация, оказание помощи участникам преступных организаций и т.н.).

Современная организованная преступная деятельность перестала быть преступностью с четко выраженным общеуголовным характером. Сейчас это сплав общеуголовной и «беловоротничковой» преступности, включая преступность «перламутровых воротничков», политическую (например, в Косово), террористического и иного характера. Специалисты отмечают, что с начала XXI в. российская организованная преступность совершила качественный скачок, прочно утвердившись не только в сфере сугубо криминальной, но и в экономике, финансовой деятельности. Это позволяет ей предпринимать попытки влиять на жизнедеятельность всего общества.

Правоохранительные органы неоднократно выявляли попытки организованных преступных сообществ вторгнуться в политику и сферу государственного управления, лоббировать свои интересы во властных структурах всех уровней путем подкупа представителей власти и должностных лиц, влиять на ход выборов, провоцировать межнациональные конфликты и политические скандалы, совершать физическое устранение и запугивание неугодных лиц и т.д.

Анализ комплекса данных, характеризующих организованную преступность, показывает, что наметились крайне неблагоприятные фактические изменения организованной преступности и серьезные просчеты в борьбе с ней. Просчеты, в частности, заключались в том, что привлекались к уголовной ответственности и осуждались преимущественно рядовые участники организованных преступных формирований за отдельные эпизоды преступной деятельности. В результате этого ее проявления весьма неполно отражались в уголовной и судебной статистике.

В годы реформ в России перестали существовать регионы или прибыльные сферы хозяйствования, которые в той или иной мере не контролировались бы криминальной средой и где не действовали бы организованные группы и иные преступные формирования4Долгова А.И. Тенденции преступности, ее организованности, закон и опыт борьбы с терроризмом. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2006. С. 35-44.. Несмотря на активное реагирование правоохранительных органов на проявления организованной преступности, на сегодняшний день переломить тенденцию ее эскалации не представляется возможным.

Заказные убийства и похищения людей, незаконная торговля оружием, наркотиками, хищение огромных денежных средств и отмывание их в зарубежных странах, акты международного терроризма — все это свидетельствует о том, что организованная преступность стала государственной проблемой, угрожающей национальной безопасности России5Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е.. Причины преступности в России: криминологический анализ. М.: Норма, 2006. С. 5—9..

На современном этапе развития российской государственности организованная преступность рассматривается как вид противоправной деятельности, сущность которой составляет процесс обращения капитала, приобретенного преступными формированиями противоправным путем в легальных и нелегальных сферах общественной жизни, что оказывает влияние на политическую, экономическую и социальную жизнь страны6Противодействие организованной преступности: Учебное пособие для вузов / Под ред. А.И. Гурова. B.C. Овчинского. М.: ИНФРА-М, 2001.. Вместе с тем в деятельности российских организованных преступных сообществ наблюдаются определенные приоритетные направления, на выбор которых влияет специфика региона и криминальная специализация.

Одним из таких направлений по-прежнему остается незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ. По данным правоохранительных органов, в настоящее время в сфере незаконного оборота наркотиков на территории РФ действует свыше 900 преступных группировок, занимающихся их незаконным оборотом. Более 300 из них сформированы по этническому признаку, имеют обширные межрегиональные и транснациональные связи. В первую очередь это таджикские, чеченские, азербайджанские и цыганские группировки7В России существует 950 преступных группировок, поделивших наркорынок // Интерфакс. 2004. 30 марта.. Ими организованы устойчивые и защищенные каналы поставок крупных партий наркотиков из стран-производителей в РФ и транзитом в другие государства8Сухаренко А.Н. Транснациональные аспекты деятельности российских организованных преступных формирований // Сб. научных трудов / Под ред. П.А. Лопашенко. Саратов: Саратовский центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: Сателлит, 2005. С. 67—75.. Сегодня в РФ существует сложившийся наркорынок, у которого есть своя целевая аудитория, баланс спроса и предложения, методики продаж и логика, игроки и регуляторы.

Популярны в деятельности организованных преступных групп и организация каналов незаконной миграции, торговля людьми. По экспертным оценкам, на территории РФ находится от 1,5 до 5 млн. лиц без определенного правового статуса, покинувших государства своей национальной принадлежности. Из них более половины занимаются незаконной трудовой деятельностью.

Анализ миграционных процессов показал наличие хорошо отрегулированного канала перемещения нелегалов из стран Юго-Восточной Азии, Ближнего и Среднего Востока через территорию РФ в европейские страны. По данным ФМС России, цена за транзит составляет от 1,5 до 2,5 тыс. долларов с человека9Полунин А. Без вида на жительство // Труд. 2004. 11 февраля..

По данным ООН, Россия занимает ведущее место среди стран — поставщиков «живого товара» для мировой секс-индустрии. Это результат деятельности отечественных транснациональных преступных организаций. При этом эксперты оперируют весьма приблизительными цифрами, так как количество обращений российских граждан по фактам их эксплуатации немного. Так, с момента введения в Уголовный кодекс РФ в декабре 2003 г. ст. 127.1 и 127.2, предусматривающих ответственность за торговлю людьми и использование раб- скот труда, было заре тарировано в 2004 г. — 17 и 8, в 2005 г. — 60 и 20, в 2006 г. - 106 и 19, в 2007 г. - 104 и 35, в 2008 г. - 95 и 16 таких преступлений.

Не последнюю роль в деятельности организованных преступных групп занимает контрабанда, которая является традиционной для пограничных районов сферой деятельности организованной преступности. В своей преступной деятельности члены организованных групп (ОГ) и преступных сообществ (ПС) руководствуются ярко выраженной криминальной идеей, традициями и обычаями.

Для успешной деятельности такая группа вынуждена взаимодействовать с другими территориальными преступными формированиями, а так как контрабанда чаще всего связана с зарубежными странами, неизбежно присутствует международный элемент. Международный элемент при совершении контрабанды проявляет себя как со стороны исполнителей данного преступления, так и со стороны его заказчиков.

В контрабандную деятельность часто вовлекаются работники таможенных учреждений, сотрудники различных министерств, ведомств, организаций, регулярно выезжающие за рубеж и имеющие контакт с иностранными организациями и фирмами, в частности, с различными благотворительными фондами. В большинстве случаев к моменту возбуждения уголовного дела предметы контрабанды отсутствуют, как и сама возможность вернуть их из-за границы.

Особой популярностью у преступных группировок пользуется контрабанда угнанных автомобилей, что можно отнести к числу самых прибыльных видов преступной деятельности. В настоящее время на централизованном учете ГИАЦ МВД России состоит более 1,1 млн. автомашин, разыскиваемых по каналам Интерпола. В свою очередь, в Генеральном секретариате Интерпола на учете состоит 165 669 автомашин, похищенных в России. Как правило, организованные преступные группы, специализирующиеся на контрабанде, также имеют транснациональный характер.

Широкое распространение в последнее время получили угоны, совершенные с целью возврата потерпевшему транспортного средства за денежное вознаграждение. Возвратить похищенную автомашину владельцу за выкуп преступникам проще всего, так как машину не нужно разбирать, переоборудовать, изготавливать документы, искать канал сбыта. Преступники арендуют пустующий гараж — так называемый отстойник (зачастую по объявлениям в рекламных газетах), похищенную автомашину загоняют в «отстой», связываются по телефону с потерпевшим и предлагают выкупить автомобиль. Требуемая сумма в большинстве случаев составляет треть от реальной стоимости автомобиля.

Для совершения хищения автотранспорта с целью возврата его за денежное вознаграждение преступники тщательно выбирают будущего потерпевшего, подробно и досконально изучают его личность, от особенностей которой во многом и зависит возможность реализации преступного умысла и получения материальной выгоды (проводят «разведку»). Такой кандидатурой, как правило, становится владелец дорогой иномарки, занимающийся предпринимательской деятельностью, нередко переходящей в криминальную.

Указанный способ преступной деятельности, к сожалению, получил широкое распространение, и раскрывать удается только единицы из указанных преступлений. Так, в случае, если оперативные работники не располагают фактическими данными о причастности преступников непосредственно к акту кражи автомобиля, которые могут быть доказательствами по уголовному делу, то даже тщательно задокументированная деятельность злоумышленников по возврату похищенного автомобиля и их задержание с поличным не всегда влечет правовые последствия. Возникают определенные трудности, так как в соответствии с действующим законодательством необходимо доказать наличие субъективной стороны преступления в виде прямого умысла.

Возросшее к началу XXI в. количество случаев хищения, незаконной перепродажи и контрабандного вывоза за границу культурных ценностей свидетельствует об острой проблеме охраны российского культурного наследия от криминальных посягательств. Высокая степень общественной опасности таких посягательств обусловливается исключительной ценностью предмета и объекта преступного воздействия, так как культурные ценности играют огромную роль в развитии науки, искусства, народного образования и других сфер социальной жизни.

Дошедшие до наших дней предметы быта, произведения иконописи, живописи, скульптуры, прикладного искусства, древние рукописи и множество других носителей информации о жизни и деятельности предшествующих поколений позволяют заглянуть в глубь столетий, проследить различные этапы истории страны и тем самым обеспечить историческую преемственность культурных традиций.

Наряду с традиционными видами преступной деятельности набирает оборот использование экономики и финансовой сферы для легализации капитала. Одним из условий функционирования преступных организаций является легализация (отмывание) преступных доходов. Опасность данного вида преступлений состоит в том, что полученные преступным путем денежные средства, попадая в легальный оборот, продолжают работать на организованные преступные формирования.

Актуальным криминальным промыслом для организованных преступных групп (ОПГ) остается изготовление и реализация фальшивых денежных знаков, при этом даже выявленные факты свидетельствуют о лавинообразности этого процесса и его транснациональном характере. Если в 1997 г. было выявлено всего 19 343 фальшивых денежных знака, из них в иностранной валюте 16 144 купюры, то через 10 лет (в 2007 г.) только фальшивых российских знаков было выявлено на сумму 5 448 000 руб., а иностранной валюты в четыре раза больше — на сумму 20 577 000 руб.

Сотрудники ДЭБ МВД России отмечают, что фальшивые доллары США попадают в РФ чаще всего из Южной и Юго-Восточной Азии, евро — из Северной Африки и Балканского региона, производство российских рублей освоено гражданами СНГ и России.

По имеющимся в ДЭБ МВД России сведениям, в прошлом году было разоблачено 42 ОПГ фальшивомонетчиков. Лидируют в структуре фальшивомонетничества поддельные знаки Банка России (77% уголовных дел), доллары — 21,8%, евро — 0,8%.

Исследования свидетельствуют о том, что организованная преступность приспособилась к новым экономическим условиям и ориентируется на наиболее доходные сферы экономики, которые попадают в круг ее противоправных интересов. Между тем проведенный анализ показывает, что усилия, направленные на противодействие организованной преступности во всех ее проявлениях — будь то экономические преступления, незаконный оборот оружия, наркотиков и т.п., далеко не всегда дают желаемый результат. И прежде всего потому, что они не затрагивают основ ее криминального бизнеса, его финансовой составляющей.

Сегодня мы можем сказать, что в результате применения современных оперативно-тактических методов, совершенствования законодательства, укрепления правоохранительных органов организованная преступность из определенных отраслей экономики, регионов или крупных предприятий вытеснить не удалось. Между тем декриминализация предприятий топливно-энергетического комплекса в Уральском и Приволжском округах, лесного в Сибирском, рыбной отрасли в Дальневосточном и Южном — самая актуальная на сегодня проблема.

Например, по оценкам МВД России, организованная преступность в топливно-энергетическом комплексе внедрилась везде — от скважин и бензоколонок до крупных нефтяных компаний. Но уголовные дела о незаконном предпринимательстве, уклонении от уплаты налогов и других экономических преступлениях касаются в первую очередь представителей малого и среднего бизнеса и крайне редко — крупных нефтяных комплексов. Происходит это потому, что недостаточна, а зачастую неудовлетворительна оперативная работа специализированных подразделений МВД, ей недостает системности, разработка криминальных структур ведется по упрощенным схемам, не полностью используется как собственный потенциал, так и возможности других органов.

Если провести анализ по округам, то в структуре выявленных преступлений, совершенных участниками организованных групп или преступных сообществ, практически нет характерных для каждого региона преступлений экономической направленности. В то же время, например, в Центральном федеральном округе у всех на слуху факты противоправного захвата имущественных комплексов, так называемое рейдерство. Здесь как нигде проявляются и организованная преступность, и коррупция. Однако результаты работы и органов прокуратуры, и МВД в этом направлении минимальны. Более того, сами сотрудники правоохранительных органов нередко участвуют в рейдерских акциях. Необоснованно возбуждаются уголовные дела, арестовывается, изымается и продается за бесценок имущество предприятий и организаций.

Основу организованной преступности составляют как легальный бизнес, созданный криминальными структурами, так и нелегальный, в котором преобладают незаконный оборот наркотиков и оружия, контрабанда, производство контрафактной продукции, преступления в сфере топливно-энергетического комплекса, незаконная добыча биоресурсов. Это касается также металлургии, лесной, рыбной, нефтегазовой промышленности, топливно-энергетического комплекса. В последнее время в этот список можно внести и сферу высоких технологий — компьютерных и телекоммуникационных.

Анализ официальной статистики показывает, что ежегодно количество выявленных преступлений в сфере информационных технологий увеличивается в 1,5—2 раза. Так, за последние пять лет количество преступлений в сфере компьютерной информации увеличилось с 4050 в 2003 г. до 9620 в 2008 г. Подобными показателями характеризуется и рост количества лиц, совершивших эти преступления: в 2003 г. было выявлено 586 человек, в 2008 г. — 969. Вместе с тем количество преступлений в этой области, совершенных организованными группами или преступными организациями (преступными сообществами), увеличилось с 18 в 2003 г. до 541 в 2008 г., что свидетельствует о том, что ОПГ активно включились в криминальный интернет-бизнес.

Таким образом, современные коммуникационные технологии и обширные связи организованной преступности облегчают ей установление контактов с партнерами в других странах и на других континентах, а современные банковские системы электронных расчетов дают возможность без риска осуществлять международные преступные сделки, связанные в первую очередь с «отмыванием» доходов, полученных незаконным путем, а также различного рода финансовыми махинациями10Кулик В.Б. Организованная преступность как социальное и правовое явление: Учеб. пособие. М.: Издательство Московского психолого-социального института; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2005. С. 52-61..

Все чаще криминальные лидеры выходят на международную арену. По данным МВД России, на оперативном учете состоят и разрабатываются более 200 группировок, имеющих транснациональный характер, причем около 160 совершили преступления на территории Российской Федерации, стран СНГ, Балтии; более 60 — в США, европейских и ближневосточных странах, а также в Китае11Ванюшкин С.В. Организованная преступность в России и проблемы борьбы с ней // Организованный терроризм и организованная преступность. М., 2002. С. 103-107..

По мнению сотрудников Интерпола, ученых-криминологов, российская организованная преступность прочно вписалась в транснациональную организованную преступность. Этот факт не отрицается и российскими официальными лицами.

По словам главы МВД России, преступные сообщества, имеющие межрегиональные и международные связи, насчитывают более 4 тыс. активных участников. Под их контролем находятся по меньшей мере 500 крупных хозяйствующих субъектов. Для создания благоприятных условий осуществления преступной деятельности организованный криминалитет проявляет повышенный интерес к установлению коррупционных отношений и проникновению в органы власти и управления.

Любая из перечисленных сфер организованной преступности так или иначе попадает в сферу антикриминогенного контроля органов внутренних дел. Разумеется, интенсивность такого контроля не во всех сферах может быть одинаково высокой. Тем не менее, органы внутренних дел способны задействовать для достижения успеха в предупредительной деятельности, направленной на минимизацию организованной преступности, весь имеющийся у них на вооружении арсенал превентивных средств и методов.

Isfic.Info 2006-2018