Предупреждение преступлений органами вутренних дел

Профессиональная и рецидивная преступность как объект предупредительного воздействия органов внутренних дел


Специалисты отмечают, что в конце XX в. — начале XXI в. наметилось возрастающее влияние преступной среды на экономические, социальные и политические процессы в России, а сама преступность становится реальной угрозой национальной безопасности. Не секрет, что представители преступного мира сейчас хорошо организованы, информированы, технически оснащены, тщательно планируют и подготавливают преступления, тем самым укрепляя и развивая профессиональные начала преступности. В то же время предпринимаемые государством репрессивные меры воздействия на профессиональную и рецидивную преступность пока не дают ожидаемого результата.

Поэтому вполне обоснованы заявленные в Концепции национальной безопасности России требования о консолидации усилий государства и всего российского общества, необходимости формирования комплексной системы мер эффективной защиты личности, государства и общества от преступных посягательств, развития социальной профилактики и воспитания законопослушных граждан, выявления и устранения причин, порождающих преступность.

Преступный мир, являясь неотъемлемой частью социального развития, на протяжении веков совершенствовал, оттачивал свою деятельность сообразно развитию общества, его экономики и научно-технического прогресса. В результате консолидация преступных элементов, начавшаяся на заре цивилизации с простейших и замкнутых профессиональных преступных групп и прошедшая длительный эволюционный путь развития, завершилась созданием профессиональных преступных объединений.

Первые свидетельства о существовании профессиональных преступников относятся к концу XV в. — началу XVI в. Исследователи преступного мира России (Г.В. Есипов, С.В. Максимов, М.М. Максимов, Г.Н. Брейтман, В.М. Дорошевич, М.Н. Гернет, В.И. Монахов, В. Чалидзе, Б.Ф. Водолазский, Ю.А. Вакутин, Л.А. Мильяненков, А.И. Гуров, С.Я. Лебедев и др.) отмечали, что к XVIII в. встречались целые селения воров и разбойников. Такое положение было характерно для любого более или менее обжитого места России. К этому же периоду относится появление традиций и «законов» преступного мира, которые сохранились до настоящего времени: внесение определенных сумм денег при вступлении в «воровское братство», необходимых для поддержания членов групп; проведение при этом обрядов посвящения: наделение кличками; общение на жаргоне — «фене» (тайном языке офеней — бродячих торговцев- коробейников) и др.1Основы борьбы с организованной преступностью. Монография / Под ред. B.C. Овчинского, В.Г.. Эминова, И.П. Яблокова. М.: ИИФРА-М, 1996. С. 167.

В это время в России появляются преступные артели, объединенные криминальной идеей, регулирующей внутренние отношения ее членов. При этом артели, кормившиеся разбоем и воровством, полулегально признавались государством. Например, крестьянские общины нанимали лихих людей для защиты от конокрадов, а найм регистрировался в полицейских участках.

Существовали объединения по роду криминальной деятельности: воровские артели, разбойничьи шайки, артели нищих, тюремные артели, которые распадались и вновь создавались в местах сосредоточения уголовного люда2Грюнвальдт. Юридическая сторона артелей // Журнал гражданского и уголовного права. 1876. № 2. С. 74.. О группах конокрадов в царской России, которые насчитывали десятки человек и имели связи с полицией, упоминает в своих работах А.И. Гуров.

Таким образом, криминальную артель, сформировавшуюся в дореволюционный период истории нашего общества, следует назвать истоком современной профессиональной преступной деятельности. Под влиянием этой устойчивой субкультуры сформировалась и успешно функционирует каста «воров в законе», авторитетов из уголовной среды, коллегиально признанных другими лидерами преступного мира и прошедших процедуру «коронования», формализованную процедуру принятия уголовника в сообщество воров в законе, наделения его воровскими полномочиями.

К XIX в. преступный мир приобрел черты стройной организации, которая могла противопоставить себя общественному порядку и закону. Его традиции, обычаи, «законы» укрепились в сознании целых поколений правонарушителей. Предшествующие периоды развития профессиональной преступности, систематическое совершение преступлений ее представителями способствовали росту их квалификации.

С.Я. Лебедев отмечает, что с ростом преступной квалификации появилась преступная специализация, а с ними возникло и новое качество преступности — криминальный профессионализм, развитие которого происходило и в прошлые века, однако в рассматриваемый период профессионализация преступной деятельности достигла такого размаха, что не было уже «проявления общественной жизни, к которому преступный мир не приспосабливался для своей пользы»3Лебедев С.Я. Традиции, обычаи и преступность. Теория, методология, опыт криминологического анализа. М., 1995. С. 96..

В начале XX в. из традиций и обычаев прошлого возник единый воровской «закон», по которому наиболее авторитетных преступников стали именовать «ворами в законе». Некоторые типично «воровские» принципы деятельности сохранили актуальность и до настоящего времени. К таким принципам можно отнести: решение сложных вопросов на «сходках», возрождение «общака» как материальной базы преступников, соблюдение «закона» мести за отход от соблюдения воровских обычаев4Черный А.В. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) по законодательству России, Беларуси и Украины: сравнительный анализ. Дисс. канд. юрид. наук. Рязань. 2005. С. 13—14..

В советские годы вместе с политическим террором были ужесточены репрессивные меры по отношению к профессиональным преступникам. Так, в этих целях органами НКВД использовалась система внесудебных репрессий, или «особое совещание», которому было делегировано право привлекать к уголовной ответственности «социально опасный элемент» на основании агентурной информации и справок о прежней судимости5Основы борьбы с организованной преступностью. Монография / Под ред. B.C. Овчинского, В.Г.. Эминова, Н.П. Яблокова. М.: ИНФРА-М. 1996. С. 167-174..

В годы Великой Отечественной войны криминальная ситуация в стране и иерархия преступного мира изменились. Заметно пошатнулся авторитет «воров в законе», криминальный мир пополнился так называемыми огольцами (низшая воровская каста), значительная часть заключенных добровольно пошла на фронт.

В послевоенное время в стране наиболее распространенными вилами профессиональной преступной деятельности стали бандитизм и различные виды хищений. Руководство страны своевременно отреагировало на опасность набиравшего силу преступного мира. В начале 1950-х годов в МВД поступает негласное указание уничтожить касту «воров в законе» и тем самым до основания подорвать криминалитет. В результате, согласно архивным данным того времени, более 70% осужденных «воров в законе» в той или иной форме стали сотрудничать с правоохранительными органами, вследствие чего воровское движение оказалось практически разгромленным и долгое время восстанавливало свои позиции в преступном мире.

Однако политические, социально-экономические и организационно-правовые условия в России в 1960-е—1980-е годы способствовали формированию и разрастанию профессиональной преступности. К началу 1990-х годов, несмотря на меры противодействия со стороны правоохранительных органов, распространение получили новые варианты профессиональной преступной деятельности, отличающиеся высоким уровнем уголовного профессионализма, строгой иерархической структурой, распределением ролей (например, преступные формирования бандитской и рэкетирской направленности).

Следует отметить, что в 1990-е годы значительную часть профессиональной преступности постепенно поглотила и качественно преобразовала организованная преступность. Если ранее профессиональные преступники избегали контактов с представителями правоохранительных органов, с администрацией мест лишения свободы, то на этом этапе криминалитет стал создавать различного рода благотворительные фонды, организации с целью оказания содействия заключенным, находящимся в местах лишения свободы, что существенно изменило профессиональную преступность, которую можно определить как совокупность преступлений, совершаемых с целью извлечения основного или дополнительного дохода лицами, для которых характерен криминальный профессионализм.

Под профессией (лат. professio от profetore — объявляю своим делом) понимается род трудовой деятельности, требующей определенной подголовки и являющейся источником существования. Криминальная профессия может рассматриваться как разновидность деятельности, предполагающей наличие определенной специфической криминальной подготовки (специализации и квалификации), необходимой именно для совершения и сокрытия преступлений. Лиц, обладающих криминальным профессионализмом, называют преступниками-профессионалами.

Г.А. Аванесов отмечает, что профессиональная преступность — это концентрированное выражение криминального потенциала общества: «Если отдельное преступление — негативный штрих в биографии человека, рецидив — пунктирная линия, то профессиональная преступность — это сплошная криминальная полоса»6Криминология: Учебник для студентов вузов / Под ред. Г.А. Аванесова. М.: ЮНИТИ-ДАНА. 2005. С. 402-403.. При этом криминальный профессионализм включает в себя криминальный промысел, который состоит из обеспечения средствами к ведению определенного образа жизни преступными способами и криминальной специализации, которая слагается из морально-психологической готовности к совершению преступления, умений и навыков, направленных на достижение преступного результата и уклонение от ответственности за совершенное преступление.

Криминальные навыки могут нарабатываться методом проб и ошибок, а также специальным обучением опытными преступниками. Если профессиональные преступники раньше предпочитали «работать» поодиночке, то тенденция последних лет проявляется в частом использовании ими в качестве соучастников лиц, имеющих иные, некриминальные, знания и навыки.

Традиционными профессиональными преступлениями являются карманные кражи, кражи автотранспорта, хищения из жилища или иных помещений (в том числе с электронной системой охраны), мошенничество, хищения антиквариата, наемные убийства и ряд других преступных деяний. В свою очередь преступники-профессионалы различаются по критериям более узкой специализации, которую можно определить как наличие узкопрофессиональных навыков и умений, направленных на подготовку и совершение однородных преступлений.

Начало XXI в. характеризуется тем, что среди профессиональных преступников все чаше встречаются лица, получившие специальные навыки и использующие их в криминальных целях (военные, юридические, спортивные и некоторые другие специальности). Такие категории профессиональных преступников не только непосредственно участвуют в преступлениях, но и могут выступать в роли консультантов, помощников, экспертов и т.д.

Профессиональные преступники образуют специфическую криминальную среду со своей криминальной специализацией, взаимопомощью, обменом опытом и информацией, специфическим обучением и воспитанием криминальной субкультурой. Вместе с развитием профессиональной преступности появляются особые негативные тенденции. К их числу следует отнести: возрождение опасных криминальных профессий (например, похищение людей, торговля людьми), распространение новых опасных видов криминальной деятельности (например, использование потерпевших для трансплантации органов, незаконное усыновление), повышение образовательного и интеллектуального уровня профессиональных преступников.

Среди профессиональных преступников увеличивается количество лиц, прошедших специальную подготовку в вооруженных силах, МВД, различных спецподразделениях, наблюдается рост организованности профессиональной преступности (например, создание преступных сообществ определенной направленности), возрастает техническая оснащенность преступников-профессионалов, криминальная субкультура активно влияет на общество (через СМИ, кино, литературу).

С.Я. Лебедев, отмечая высокую степень общественной опасности профессиональной преступности, подчеркивает, что она является наиболее устойчивым для профилактического воздействия типом преступной деятельности, при воздействии на которую в отдельных случаях проявляется криминальный террор (убийство свидетелей, работников правоохранительных органов и органов правосудия) и криминальный экстремизм как в местах лишения свободы, так и в гражданском обществе (массовые беспорядки, неповиновение представителям власти, акции вандализма, массовый террор).

При этом профессиональная преступность аккумулирует криминальный опыт, является источником криминальной эволюции, источником и носителем криминальной субкультуры, являющейся важнейшим механизмом криминальной самодетерминации. Профессиональная преступность и преступность рецидивная тесно взаимосвязаны друг с другом, поскольку рецидив является основой криминального профессионализма. Однако рецидивная и профессиональная преступность — это не одно и то же, так как рецидив — это повторное совершение преступления одним лицом, а криминальная специализация (многократное совершение однородных преступных действий) лежит в основе трансформации рецидива в профессиональную преступную деятельность.

Рецидив — специальный термин, пришедший в юриспруденцию из медицины, под которым в уголовном праве понимается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление (ст. 18 УК РФ).

Выделяют следующие признаки рецидива:

  • при рецидиве, так же как и при реальной совокупности, лицо совершает два или более деяния, каждое из которых образует самостоятельный состав;
  • второе преступление совершается лицом после его осуждения за ранее совершенное деяние; в уголовном праве лицо считается осужденным с момента вступления приговора его в законную силу, именно с этого момента и может возникнуть рецидив преступления;
  • рецидив образуют только умышленные преступления.

Виды рецидива могут быть выделены по различным основаниям. По характеру совершаемых преступлений можно выделить общий и специальный рецидив. При общем рецидиве лицо совершает разнородные преступления. Специальный рецидив возникает в тех случаях, когда лицо совершает тождественное преступление либо (в случаях, указанных в законе) однородное тому, за которое было осуждено ранее. По степени общественной опасности выделяются простой, опасный и особо опасный рецидив.

Самое широкое определение рецидива дает криминология. В основе криминологического понятия рецидива лежит факт неоднократного совершения преступления, т.е. под данное понятие подпадают преступления, совершенные: лицами, судимость которых снята и погашена; лицами, судимость которых не снята и не погашена; лицами, отбывающими наказание; лицами, освобожденными от ответственности по нереабилитирующим основаниям; лицами, совершившими новое преступление в период предварительного расследования или судебного разбирательства уголовного дела о первом преступлении.

Следует отметить также понятие пенитенциарного рецидива, которое одни авторы имеют в виду, когда последующее преступление совершено после отбывания наказания в виде лишения свободы (данное толкование совпадает с уголовно-правовым рецидивом в УК РФ), другие авторы таким рецидивом считают совершение нового преступления в условиях отбывания лишения свободы, т.е. в пенитенциарном учреждении. В последнем случае понимание рецидива приводит к отождествлению понятий «рецидивная» и «пенитенциарная» преступность, однако эти понятия важно различать, имея в виду криминологическое определение рецидивной преступности7Горбатовская Е.Г., Кононов А.Л., Юцкова Е.М. Личность рецидивиста и использование данных о ней в деятельности прокуратуры. М., 1987..

С учетом сказанного выделяются следующие виды рецидива: криминологический (т.е. фактический), уголовно-правовой (т.е. легальный), пенитенциарный и постпенитенциарный, а также определить криминологическое понятие рецидивной преступности как части всей преступности, которая совершается в определенное время и в определенном месте и проявляется в совершении повторных преступлений и особенностях личности, их совершающих.

Общественная опасность рецидивной преступности заключается в том, что рецидив является первым шагом к преступному образу жизни, за которым следует трансформация рецидивной преступности в профессиональную, а затем в организованную. При этом основные негативные тенденции рецидивной преступности проявляются в повышении ее кратности и интенсивности, возрастающей специализации и организации рецидива, увеличении удельного веса женской рецидивной преступности, опасного и особо опасного рецидива, росте постпенитенциарного рецидива.

Isfic.Info 2006-2018