Предупреждение преступлений органами вутренних дел

Понятие предупреждения преступлений и административных правонарушений органами внутренних дел


В самом широком смысле слова предупреждение преступности 1Здесь и далее в большинстве случаев многосторонняя превентивная деятельность органов внутренних дел, направленная как на преступления, так и на административные правонарушения, причины и условия тех и других, совершающих их лиц, охватывается общим понятием предупреждения преступности. Это объясняется не столько формальной потребностью в лаконичности формулировки, сколько содержательным по своей сули объемом предупредительной правоохранительной практики органов внутренних дел, ее общими правовыми, организационными и тактическими основами, нацеливающими милицию на любые противоправные деяния, находящиеся в компетенции ее социально-правового контроля, независимо от того, носят эти деликты уголовно-правовой или административно-правовой характер.означает недопущение разрастания ее масштабов. Следует заметить, что в науке не прекращается спор о том, можно ли предупреждать преступность или правильнее говорить о предупреждении преступлений. В основе аргументов о правомерности употребления термина «предупреждение преступлений» лежит главный криминологический постулат о социально-правовом явлении преступности, существование которого выступает объективным законом, и потому предупреждать его невозможно. Оно уже существует. Однако с точки зрения понятия преступности как совокупности преступлений, образующих определенный масштаб (размер) явления, вполне правомерно говорить об ограничении этого размера путем недопущения совершения новых преступлений, что и отражает термин «предупреждение преступности».

Учитывая отмеченные аргументы, можно с уверенностью утверждать, что предупреждение преступлений (как единичное) выступает частью предупреждения преступности (как общего). Поэтому, думается, нет смысла противопоставлять рассматриваемые термины друг другу. Следует представлять процесс предупреждения преступности и предупреждения преступлений как единый, у которого, как и у любого другого, есть свои частные и общие закономерности.

Предупреждение преступности может трактоваться в узком (уголовно-правовом) и широком (социально-политическом) смысле. В сущности, под уголовно-правовым предупреждением, взятом в традиционном и узком смысле, понимается институт, описанный в нормах соответствующих наук, требования которого подлежат претворению в жизнь главным образом в процессе назначения и исполнения наказания. Можно сказать, что идея предупреждения преступности пронизывает всю систему уголовно-правовых и уголовно-исполнительных институтов (частная и общая превенция, общее и частное предупреждение). Нередко эта идея связывается даже с исправлением осужденных, предупреждением рецидива преступлений.

Однако правоохранительная практика показывает, что при определении понятия предупреждения преступности необходимо исходить из более широких позиций — социально-политических, экономических, идеологических и др. Такой подход дает возможность сформулировать рассматриваемое понятие в широком смысле, что включает в себя различные (далеко не только правовые) мероприятия государства и общества. Речь идет о предупреждении преступности именно как явления. При этом учитываются исторический характер процесса предупреждения преступности, его объективные основы и роль субъективного фактора в ускорении данного процесса.

Учитывая широкий смысл понятия предупреждения преступности, его можно определить как исторически сложившуюся и развивающуюся в новых социальных условиях систему нейтрализации (минимизации, устранения) социальных процессов и явлений, порождающих и стимулирующих преступность, а равно формирования объективных и субъективных предпосылок для ее сокращения в обществе. Поскольку преступность рассматривается как социально-право вое явление, то и предупреждение преступности есть социально-правовой процесс, снижающий и ограничивающий иные явления и процессы, стимулирующие преступность.

Как известно из курса криминологии, предупреждение преступлений является главной теоретической и практической целью криминологической науки. Именно криминологическая наука, изучая, описывая, объясняя и прогнозируя явления преступности, выявляя ее причины, условия, факторы и обстоятельства, познавая особенности личности преступника и механизмы преступного поведения, создает для всех субъектов правоохранительной деятельности, государства и общества в целом научно обоснованную базу практического предупреждения преступности. Таким образом, основу предупредительной практики образует научная криминологическая концепция предупреждения преступности, призванная обеспечить достижение оптимального положительного практического результата от ее реализации.

Строго говоря, применительно к деятельности органов внутренних дел предупреждение преступности является не столько научной дисциплиной, сколько определенной практической интерпретацией общей криминологической концепции предупреждения преступности, лишь технологически реализуемой органами внутренних дел. Вез уяснения этой концепции невозможно не только понять суть предупредительной деятельности органов внутренних дел, но, что более важно, достигнуть какого-либо успеха в практическом решении задач предупреждения преступлений.

Необходимо отметить, что разработка концепции предупреждения преступности всегда ставилась и ставится сегодня в нашей стране на первое место в системе всей правоохранительной деятельности, направленной на обеспечение контроля над преступностью. Опираясь на эту теорию, практика определяет стратегию и тактику предупреждения преступности на ближайшие годы и более отдаленную перспективу. Важнейшей характеристикой данной концепции является научное определение развития процессов именно предупреждения преступности. Соответствующие научные выводы стати концептуальной основой для практики предупреждения преступности. Исходя из этой концептуальной основы, практика уточняет, конкретизирует свою деятельность по предупреждению преступности. Концепция такого предупреждения помогает решать и многие другие проблемы теоретического и практического характера.

Во-первых, данная концепция имеет принципиальное значение для понимания характера контроля над преступностью. Наряду с этим она позволяет во многом углубить наши представления о развитии системы предупреждения преступности и в ряде случаев уточнить и конкретизировать связанные с этим теоретические и практические вопросы.

Во-вторых, значение концепции предупреждения преступности состоит в том, что, углубляя наше представление о контроле над преступностью, она раскрывает всю масштабность, сложность и многообразие задач, возникающих в процессе осуществления этого контроля.

В-третьих, данная концепция вооружает практику новыми идеями, обоснованным, взвешенным подходом к процессам контроля над преступностью.

В-четвертых, концепция предупреждения преступности раскрывает существенные черты и особенности основных этапов перспективного направления предупредительной деятельности общества, государства, органов и организаций, призванных влиять на процессы преступности.

В-пятых, концепция предупреждения преступности определяет и обосновывает место органов внутренних дел в системе предупреждения преступности.

Концепция предупреждения преступности нацелена на обеспечение единства действий всех органов и организаций, участвующих в антикриминогенной деятельности. Все идеи, выводы, руководящие указания и прогнозы, касающиеся предупреждения преступности, концептуально связаны между собой. Теоретические положения, составляющие концепцию предупреждения преступности, в той или иной мере связаны с практикой, прямо выходят на нее. Являясь обобщением опыта соответствующей научной и практической деятельности, концепция предупреждения преступности представляет собой достижение коллективной мысли. Не может быть творческого развития, направленного на построение концепции, без изучения и обобщения опыта — как научного, так и практического. Именно такой опыт, превращенный в концепцию, помогает находить надежные пути контроля над преступностью.

Теория предупреждения преступности возникла не на пустом месте. Уголовно-правовые науки (в частности, криминология) давно обладают арсеналом различных теорий, развивающих идеи сокращения преступности. То одна из них, то другая оказывались ведущими. Самыми надежными были те из них, которые имели «выход» в широкую социальную сферу. Но при всем этом сама теория предупреждения преступности, являясь предметом криминологической науки, к сожалению, не стала объектом самостоятельного систематического теоретико-методологического анализа. Обнаружив в свое время зачатки формирования такой общей теории в отечественной криминологии середины 70-х — начала 80-х годов прошлого века, предупреждение преступности как общая научная теория к концу XX столетия постепенно растворилась в частных криминологических теориях предупреждения отдельных видов преступности и преступлений2Исключением здесь может служить монография Алексеева А.И.. Герасимова С.И., Сухарева А.Я. «Криминологическая профилактика; теория, опыт, проблемы». М., 2001. в которой авторы попытались обобщить весь накопленный к концу XX века отечественный криминологический опыт в области теории и практики предупреждения преступности..

Отсутствие постоянства в теоретико-методологических исследованиях системы предупреждения преступности отражалось, в частности, на том, что разные теории никак не удавалось согласовать и интегрировать в общую теорию, способную сформировать единую универсальную концепцию предупреждения преступности.

Тем не менее, нельзя не отметить, что теоретические исследования предупреждения преступности, несмотря на указанные обстоятельства, развиваются, предупредительная практика тоже не стоит на месте, и это неизбежно приносит новый опыт, что позволяет смотреть с оптимизмом на формирование общей криминологической концепции предупреждения преступности в новой России. В то же время искать новые формы, пути и средства не значит игнорировать уже накопленный опыт. Научная концепция предупреждения преступности существует и, несомненно, будет развиваться. Соответственно этим процессам будет совершенствоваться и предупредительная практика.

Необходимо отметить, что сама концепция предупреждения преступности тесно связана с сущностью общей концепции влияния общества и государства на преступность и правонарушения, объединяющей на криминологической основе максимальный «предупредительный» объем знания всех общественных и некоторых естественных наук, различных видов социальной практики, в той или иной степени связанных с обеспечением контроля над преступностью. Нет сомнений в том, что в системе этих наук (и разнообразных направлений деятельности) определенное место занимает и собственно концепция предупреждения преступности. Она концентрируется главным образом в работах социологов и юристов, особенно криминологов, психологов и педагогов, порой даже в трудах представителей медицины.

Поскольку предупреждение преступности — предмет криминологической науки, то и концепция предупреждения преступности является по своей теоретической сути криминологической, имеющей в то же время непосредственный практический выход. Деятельность, ориентированная на активизацию предупреждения преступности, на повышение его эффективности, является главным принципом данной концепции. Эта концепция предполагает изучение и таких вопросов, как организация предупреждения преступности, управление и планирование, координация и взаимодействие, контроль над ее реализацией в практических условиях.

Разбираясь в сути концептуальных основ существования и развития системы предупреждения преступности, необходимо прежде всего четко определиться с терминологией, объяснить соотношение понятий предупреждения преступности и других, смежных с ним по смыслу.

Как мы помним из криминологии, обычно предупреждение преступности рассматривается в общесоциальном и специально-криминологическом значениях. Иногда общесоциальное и специально- криминологическое предупреждение называются в литературе уровнями предупреждения преступности. При этом под общесоциальным предупреждением понимается вся социально-позитивная деятельность общества и государства (политическая, экономическая, нравственная и др.), создающая основу для сокращения негативных и антиобщественных проявлений в обществе. В то же время такое общесоциальное предупреждение одновременно выступает условием дня эффективного специально-криминологического предупреждения, которое, в отличие от общесоциального, непосредственно направлено на недопущение совершения преступлений.

Общесоциальное предупреждение преступности достигает своего результата опосредованно в процессе совершенствования всей системы отношений в обществе. Ясно, что совершенное с точки зрения экономики, политики и социальной сферы общество больше, нежели несовершенное, защищено от разного рода противоправных и криминальных деликтов. Однако и в общесоциальных вопросах заложен определенный целенаправленный антикриминогенный потенциал, когда речь идет о социальной помощи семье, развитии молодежной политики, государственной поддержке малого предпринимательства и др. Все эти направления, безусловно, работают в первую очередь на укрепление общих позитивных начал развития всего населения страны.

Однако они же «выбивают из-под ног» преступности почву, на которой «произрастает» все негативное, стимулирующее преступное поведение. Поэтому любые государственные программы, разрабатываемые и реализуемые на благо разрешения социальных противоречий априори (пусть факультативно), способны предупреждать преступность. Развитие таких внешне опосредованных от собственно предупреждения преступности программ в итоге создает благоприятные условия для системы специально-криминологического предупреждения. Чем активнее и результативнее первые, тем меньше остается проблем для последней.

Под специально-криминологическим предупреждением преступности понимается деятельность государственных, общественных и иных органов и организаций, непосредственно призванных выявлять причины и условия правонарушений, принимать меры к их устранению, а также к лицам, от которых можно ожидать противоправных поступков. В этом смысле специально-криминологическое предупреждение преступности созвучно понятию профилактики преступлений (о ней пойдет речь далее). Однако у специально-криминологического предупреждения преступности, в отличие от почти идентичного понятия профилактики преступлений, более высокий уровень организации предупредительного процесса.

Это — макроуровень нейтрализации криминогенной детерминации преступности и обеспечения контроля над поведением людей в целях недопущения совершения с их стороны правонарушений. Такое специально-криминологическое предупреждение реализуется в принятии нормативных актов, непосредственно затрагивающих решение вопросов предупреждения правонарушений и преступлений: Кодекс об административных правонарушениях, Уголовный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс. Уголовно-исполнительный кодекс.

Специально-криминологическому предупреждению способствуют принимаемые на федеральном и региональном уровнях специальные программы предупреждения правонарушений и преступлений. Профилактику преступлений, учитывая ее направленность также на детерминанты преступности и лиц, совершающих преступления, можно условно рассматривать как уровень специально-криминологического предупреждения преступности, реализуемый в деятельности конкретных правоохранительных органов: органов внутренних дел, прокуратуры, налоговых органов и др.

Однако специально-криминологическое предупреждение преступности, реализуемое в виде профилактики преступлений на уровне конкретной правоохранительной деятельности, не ограничивается только собственно профилактикой. В научной литературе, как и среди практических работников, когда речь идет о воздействии на преступность, наряду с предупреждением и профилактикой используются и такие понятия, как «предотвращение» и «пресечение», причем в одних случаях как равнозначные, в других — как отличные по содержанию. Для правильного толкования понятий «предупреждение» и «профилактика», «предотвращение» и «пресечение» важно провести терминологический анализ, который имеет собственное смысловое содержание. Необходимо исходить из того, что всякое определение, а тем более краткое, причем выраженное в терминах, нуждается в пояснениях, и каждому определению следует придавать достаточно ясный смысл.

Попытаемся в соответствии с данным требованием разобраться в особенностях понятий «предупреждение преступности» и «профилактика правонарушений». Это окажется полезным и для правильного восприятия других (близких к указанным) понятий — «предотвращение преступлений» и «пресечение преступлений». Заметим сразу, что все указанные термины не исключают друг друга. Между ними больше сходства, чем различия. По существу, это смежные понятия. Тем не менее, каждое такое понятие имеет самостоятельное смысловое значение, особенно когда говорится об их функциональном предназначении и реализации в предупредительной деятельности органов внутренних дел.

Надо сказать, что потребность в строгом определении указанных понятий выявилась в период, когда предупреждение преступности и профилактика правонарушений становились предметом управления, комплексного планирования. Это, разумеется, потребовало детального рассмотрения ряда вопросов, в том числе: что такое предупреждение преступности, профилактика правонарушений (преступлений): как понимать предотвращение и пресечение преступлений; в каком направлении в связи с этим следует осуществлять предупредительный процесс?

Конечно, наука давно уже дала общий ответ на эти вопросы. Сегодня, однако, речь должна идти о существенной конкретизации этих определений и понятий применительно к практической деятельности. Надо, безусловно, учитывать, что они формировались как обобщение всего опыта исторического развития криминологической мысли, соответствующей социальной практики и научного познания. Но надо помнить и о том, что этот опыт не преподнес нам готовых, раз и навсегда пригодных определений. Поэтому включение в рассуждения определений, образующих отличие друг от друга названных терминов («предупреждение», «профилактика», «предотвращение» и «пресечение»), сразу же ставит все на свои места.

Итак, в систему предупреждения преступности входят самые разнообразные виды предупредительной деятельности. Один из них — профилактика правонарушений (преступлений). Некоторые авторы прямо указывают, что в понятие предупреждения преступности входит понятие профилактики преступлений. Ясно, что без профилактики не может быть предупреждения. Так или иначе, предупреждение (а в итоге сокращение) преступности как явления всегда предполагает эффективную профилактику конкретных преступлений. В данном случае, однако, надо рассматривать понятие профилактики как в узком, так и в широком смысле слова.

Определение данного понятия в широком и узком смысле имеет некоторые особенности. В широком смысле слова профилактика — это недопущение конкретных преступлений, предохранение отдельных членов общества от совершения ими правонарушений, виновных противоправных деяний, представляющих собой преступления. Это деятельность по недопущению нарушений норм права, в частности, уголовного права (уголовного законодательства). В этом смысле в содержание профилактики входит и правоохранительная деятельность. В узком смысле слова под профилактикой можно понимать деятельность, во-первых, но выявлению причин преступлений, условий и обстоятельств, способствующих их совершению; во-вторых, по выявлению лиц, способных совершить преступление (в силу их антиобщественной направленности), и проведению с ними необходимых мероприятий, удерживающих от совершения правонарушений. В совокупности эти два понятия образуют единое понятие «профилактика преступлений», или «профилактика правонарушений». Оценивая профилактику преступлений в целом, следует исходить именно из этого единого понятия.

Как же соотносятся понятия «предупреждение преступности» и «профилактика преступлений»? В чем их сходство и различие? Если понятие «предупреждение преступности» используется для обозначения объективных предпосылок и субъективных факторов сокращения этого явления, то понятие «профилактика преступлений» выражает лишь особую практическую деятельность. Во всей своей полноте, однако, такая деятельность характеризуется как сознательный, целенаправленный процесс недопущения любых нарушений социальных норм (в том числе моральных, правовых, уголовно-правовых). Поэтому мы и говорим о профилактике отклоняющегося (в том числе противоправного, преступного) поведения.

Предупреждение преступности, таким образом, нужно рассматривать в связи с необходимостью осуществления профилактической деятельности. Именно в понятии «профилактика» и выражается предупредительная сущность этой деятельности. Анализ содержания деятельности позволяет рассматривать категорию «профилактика» как важнейший компонент процесса предупреждения преступности.

Таким образом, соотношение понятий «профилактика преступлений (правонарушений)» и «предупреждение преступности» может быть представлено как взаимосвязь части и целого, особенного и общего. Целое (общее) — это предупреждение, а часть (особенное) — профилактика. То же самое касается понятий «предотвращение» и «пресечение». Они также являются частью общего процесса специально- криминологического предупреждения преступности и проявляются не только как конкретные понятия, но и как конкретные виды предупредительной деятельности.

Предупреждение преступности, как и в случае с профилактикой преступлений, выступает для предотвращения и пресечения преступлений собирательным понятием. Самым ранним этапом предупредительной деятельности, направленной на недопущение преступления со стороны конкретной личности, является профилактика. Когда она оказывается недостаточно эффективной, тогда и появляется необходимость в предотвращении, а вслед за ним — пресечении преступления. Однако понятия «предотвращение» и «пресечение» с точки зрения практики индивидуального предупреждения преступлений довольно часто выглядят как тождественные, хотя и имеются различающие их нюансы. В них нам и следует разобраться.

Как бы быстротечно ни было преступление, оно никогда не является единовременным актом, а представляет собой сложную систему поступков и действий виновного как до, так и во время, и после преступления. К этим поступкам и действиям надо присоединить еще цели, мотивы, намерения и др. Преступление как бы «зреет» в сознании и поведении личности. На самой ранней стадии «созревания» можно предупредить преступление с помощью профилактики, т.е. выявления лица, от которого по его негативному поведению можно ожидать совершения преступления, и принятия к нему воспитательных мер (не исключая принуждения), а также устранения условий, которые могут способствовать успешному совершению преступления этим лицом либо иными подобными лицами в подобных условиях.

В том случае, когда у лица появляется замысел совершить преступление, формируется соответствующее решение и намечается процесс его исполнения, центр тяжести предупредительной работы переносится на предотвращение. Это гоже часть предупреждения преступления, реализуемого па этапе, когда с точки зрения уголовного права преступление собственно таковым не является. Ведь мысль совершить преступление, если она не облачена в форму приготовления, а тем более покушения (что уже является стадиями преступления с точки зрения уголовного права), не попадает в орбиту уголовно-правового воздействия. За мысли, как известно, не судят. Однако с позиции правоохранительного органа подобный замысел безусловно должен стать объектом предупредительного внимания. Именно этому и способствует предотвращение.

Пресечение же используется, как правило, тогда, когда речь идет о прекращении чего-то уже происходящего, начатого, в нашем случае — преступления. Следовательно, пресечь преступление — значит полностью исключить, прекращая (приостанавливая) начатое действие, наступление его общественно опасных последствий. Таким образом, пресечение преступлений как часть их предупреждения реализуется на уголовно-правовых стадиях приготовления к преступлению и покушения на преступление.

В связи с этим нередко можно услышать возражения, что пресечение преступлений не может быть частью предупреждения преступности, поскольку преступление уже совершено, по крайней мере с формальной уголовно-правовой точки зрения, т.е. пресечение его не предупредило. Потому зачастую на практике мы и встречаем такое словосочетание, как «предупреждение и пресечение преступлений», предполагающее, по мнению употребляющих его специалистов, осуществление разных по содержанию и последствиям видов правоохранительной деятельности.

Тем не менее, нельзя не признать, что общественная опасность преступлений входит в понятие таковых, а общественно опасные последствия преступлений являются основанием для их квалификации и, соответственно, более строгого уголовного наказания. Поэтому предупреждение таких последствий, несомненно, имеет значение для уголовно-правовой характеристики. Если же говорить о криминологической оценке, то недопущение общественно опасных последствий преступлений (пресечение) представляет собой не менее важное превентивное значение, чем все предыдущие этапы предупреждения преступности. Наконец, если профилактика и предотвращение не достигают своего предупредительного эффекта, то у правоохранительной системы остается последний шанс предупредить преступление его пресечением.

Нетрудно заметить, что все названные виды (этапы) предупреждения преступлений имеют отношение главным образом к индивидуальному предупреждению, поскольку направлены на конкретных людей, способных совершить преступление. Порой допускается более широкое толкование данного понятия. Сюда помимо указанных моментов относят неотвратимость наказания, его назначение и исполнение, исправление лица, совершившего преступление, осуществление административного надзора за конкретной личностью и др. Думается, что такое толкование предупреждения, в принципе, допустимо. Преступление носит по преимуществу импульсивный (эмоциональный) характер, его признаками являются ситуативность совершения деяния, внезапность данного акта, порой даже отсутствие явных мотивов. Но даже в таких случаях преступление далеко не всегда представляет собой мгновенный акт. Это, если говорить о возможностях профилактики, предотвращения и пресечения (в конечном счете предупреждения), очень длительный процесс.

А поскольку преступление — всегда процесс, развивающийся во времени, то основной путь его предупреждения заключается в том, чтобы, своевременно вмешавшись в данный процесс, не допустить его развития, приостановить. Когда это удается сделать на «нужной» стадии, мы спасаем не только конкретного человека от совершения преступления, но и людей, которые могли пострадать от его криминального поведения. В этом состоит огромное значение предупреждения преступности как гарантии обеспечения безопасности населения от любого криминального произвола.

Жизнь свидетельствует о том, что переход от не преступного поведения к преступному — это именно процесс, в котором взаимодействуют факторы преступления и факторы сопротивления преступлению. Происходит как бы борьба между преступным и непреступным поведением. Эта борьба (противоречие), вначале сравнительно умеренная, становится все более острой, если не испытывает «влияния» предотвращения и пресечения. Без предотвращения и пресечения в результате такой борьбы процессов «образования преступлений» и «сопротивления преступлению» наступает преступный результат, т.е. уголовно наказуемое деяние. Предупреждение на индивидуальном уровне всегда выполняет роль удерживающего воздействия. Оно активно противостоит преступлению.

Предотвращение и пресечение преступлений, составляя часть предупреждения преступности, являются криминологическими категориями. Однако, учитывая методику осуществления этих предупредительных средств, они одновременно выступают предметами оперативно-розыскной3Исиченко А.П. Оперативно-розыскная криминология. М., 2001. и административно-юрисдикционной4Лозбяков ВН., Эриашвили Н.Д. Криминология и административная юрисдикция милиции / Под. ред. В.П. Лозбякова. М., 1998. деятельности. Можно даже предположить, что предотвращение и пресечение преступлений являются основными целями данных видов правоохранительной деятельности. Достаточно сказать, что предотвращение преступлений как вид предупреждения, осуществляемого на стадии замысла совершения преступления, может эффективно реализовываться только с помощью негласных (оперативно-розыскных) методов. Профилактическая деятельность при этом осуществляется как бы попутно. Она наряду с предотвращением и пресечением способствует предупреждению конкретных преступлений.

Однако профилактика может являться и специальной. В этом случае ее также можно именовать профилактикой оперативно-розыскного характера. Собственно, она таковой и является, когда речь идет о специальной профилактике, осуществляемой оперативными подразделениями органов внутренних дел. Достаточно привести пример о выявлении лиц, от которых можно ожидать совершения преступлений (индивидуальная профилактика). Такая работа бессмысленна без оперативно-розыскного участия. То же, кстати, касается милиции общественной безопасности, призванной обеспечивать общественный порядок, главным образом патрулируя вверенные территории и наблюдая за поведением людей.

Именно в этих случаях обнаруживаются признаки совершаемого преступления, которое должно быть пресечено милицией. Таким образом, в зависимости от средств, используемых в процессе предупреждения преступности, составляющие его части (профилактика, предотвращение, пресечение) могут носить и общий социально-правовой, и специальный оперативно-розыскной, и административно-юрисдикционный характер.

Завершая повествование о научно обоснованной концепции предупреждения преступлений и административных правонарушений, реализуемой в предупредительной деятельности органов внутренних дел, можно сформулировать следующее его определение.

Предупреждение преступности органами внутренних дел — это осуществление их подразделениями, службами и отдельными работниками в пределах своей компетенции мер по предотвращению и пресечению преступлений и административных правонарушений, выявлению и устранению их причин и условий, а также активному воздействию на лиц с устойчивой антиобщественной, противоправной ориентацией в целях недопущения совершения ими преступлений и иных правонарушений.

Исходя из концепции предупреждения преступлений и административных правонарушений органами внутренних дел, основными объектами, на которые нацелены их предупредительные усилия, выступают следующие.

Причины и условия, способствующие совершению конкретных преступлений и административных правонарушений или облегчающие их совершение. Для практики предупреждения преступности важно определить, какие разновидности детерминант являются причинами преступлений, а какие служат условиями криминальных деяний, так как устранить причины самостоятельно органы внутренних дел могут не всегда. Требуются объединенные усилия многих субъектов предупредительной деятельности, тогда как условия, обстоятельства и ситуации, благоприятствующие совершению преступлений, могут выявить и устранить сами правоохранительные органы.

Юридические лица и граждане, в отношении которых органы внутренних дел в соответствии с законодательством принимают меры с целью обеспечения соблюдения ими установленных ограничений, правил, нормативов и стандартов. Речь идет о таких объектах деятельности, которые могут быть потенциальными жертвами преступлений (государственные предприятия, учреждения и организации, а также частные и коммерческие структуры, работники которых согласно закону имеют право на ношение огнестрельного оружия).

Лица, подготавливающие преступления или иные правонарушения либо покушающиеся на совершение преступлений. По отношению к этим объектам предупредительные меры реализуются в условиях угрозы совершения преступления, поэтому сотрудники органов внутренних дел должны предпринимать активные немедленные действия, направленные на недопущение начала или окончания противоправного замысла.

Лица, в отношении которых органы внутренних дел осуществляют контроль за соблюдением ограничений, установленных для них законом. Это лица, находящиеся под административным надзором, освобожденные из мест лишения свободы, осужденные с отсрочкой исполнения приговора, осужденные к наказаниям, не связанным с лишением свободы, обвиняемые, не взятые под стражу на период следствия, несовершеннолетние, состоящие на учете в подразделениях по предупреждению преступлений и правонарушений среди данной категории лиц.

Лица с устойчивым противоправным поведением, привлекаемые к ответственности за совершение преступлений и административных правонарушений. В данном случае органами внутренних дел реализуются меры административного воздействия в отношении, например, семейных дебоширов, родителей, отрицательно влияющих на своих детей. После применения указанных мер они подлежат специальному учету с занесением в картотеку.

Лица, являющиеся потенциальными жертвами преступления вследствие своего поведения или образа жизни. Они делятся на две группы: маргинальные объекты (проститутки, наркоманы, алкоголики, бродяги и др.), а также объекты, представляющие отдельные категории законопослушных граждан (женщины, пенсионеры, несовершеннолетние, инвалиды и др.). В отношении первых органы внутренних дел применяют достаточно широкий набор предупредительных мер, используя в основном принудительные. Со вторыми проводится разъяснительная работа, им даются необходимые рекомендации, советы, способствующие снижению потенциальной опасности стать жертвой преступления.

Isfic.Info 2006-2018