Предупреждение преступлений органами вутренних дел

Учение о предупреждении правонарушений в юридической науке и его влияние на формирование системы предупреждения преступлений и административных правонарушений органами внутренних дел


Предупреждение правонарушений — наиболее острая и важная проблема, стоящая на одном из первых мест у правоохранительных органов практически во всех странах мира. Ставшее уже тривиальным за много веков утверждение о том, что болезнь, в том числе социально-правовую, легче предотвратить, чем излечить, не теряет свой актуальности и по сей день. Репрессия как реакция на преступность в большинстве случаев оказывается малоэффективной. Ведь не секрет, что лишение человека свободы за совершение уголовно наказуемого деяния предотвращает совершение им новых преступлений в период изоляции (да и то не всегда), но вовсе не гарантирует исключения подобного криминального поведения после освобождения.

Другими словами, при всем многообразии и значимости мер административного и уголовно-правового характера в предупреждении антиобщественных деяний следует признать более эффективным, продуктивным и гуманным все то, что не позволяет совершать эти деяния, т.е. принять упреждающие меры, использовав арсенал профилактических средств. Разумеется, если преступление или административное правонарушение не удалось предупредить, то виновного необходимо наказать, но в то же время общество и государство должны предпринять все возможные меры для упреждения антиобщественных проявлений.

Ясно, что всякое новое не возникает на пустом месте. Базой для него всегда является наследие прошлого. Многие сложные проблемы, с которыми сегодня приходится сталкиваться, заставляют обращаться к богатому социально-историческому опыту прошлого. Значение достигнутого всегда осознается, когда видишь его истоки. История учения о предупреждении правонарушений — это одновременно и история борьбы с преступностью, история древняя, уходящая своими корнями в глубь предшествующих времен.

Мыслители прошлого, высказывая идеи о преступности, ее причинах, мерах предупреждения, о лицах, совершающих преступления, не могли знать, что создают самостоятельное учение о предупреждении правонарушений, тем более что оно воплотится в разных правоохранительных системах. Древнегреческий философ Платон (428 г. или 427 г. — 348 г. или 347 г. до н.э.) призывал законодателя создавать законы, отвращающие от преступления тех, кто может стать преступником. Он предлагал не забывать о том, что в борьбе с преступлениями надо думать, как их лучше всего упреждать. Зло нельзя допускать, говорил Платон, ибо за него придется наказывать. Взгляды Платона на возможность предупреждения преступлений изложены в его учении о мировой гармонии и внутренней гармонии человека, которые якобы нарушаются фактом преступления. Преступление при этом рассматривалось как болезнь души человека и как болезнь государства.

Законодатель же (государство), по мнению Платона, должен лечить эту болезнь. Он отмечал, что государству следует заботиться о том, чтобы не появлялись роскошь и нищета, ибо первая развивает изнеженность и безделье, а вторая — низменные чувства и желание делать зло. Им высказывается также мысль о психическом воздействии на лиц, склонных к преступлению. Платон, в частности, писал, что установленные законы должны оказывать сдерживающее влияние на побуждающие начала преступных действий и поступков — гнев, стремление к наслаждениям и праздности, ревность, заблуждение и др.

Однако наиболее ярко эта мысль выражена у Аристотеля (384—322 гг. до н.э.) — ученика Платона. Он обосновывает эту мысль описанием нравственного состояния преступников, их надежд на безнаказанность в связи с обстановкой, в которой было совершено преступление. Не отрицая того, что преступления могут вызываться внешними по отношению к индивиду факторами (случаем, природой, бедностью, богатством), Аристотель видит одну из главных причин преступлений в испорченных привычках и вкусах, противоречащих разуму, или в страстях, его затмевающих. Закон и угроза наказания, писал он, могут сдерживать преступление именно потому, что преступник по своей воле становится испорченным, и от него самого зависит совершение зла.

По словам Аристотеля, когда мы бросаем камень в пространство, мы не можем его вернуть назад или остановить, но мы ответственны за вред, который может быть причинен камнем, ибо первоначальное движение его находилось в нашем свободном распоряжении. По его словам, психическое принуждение может предотвратить преступление, ибо закон должен помочь духу господствовать над телом, а разуму — над инстинктами. Оценивая эти идеи Платона и Аристотеля, можно сказать, что именно они заложили первый камень в фундамент дальнейших исследований предупредительных и контрольных функций государства и закона, формирования системы предупреждения правонарушений.

Среди ученых Древнего Рима, размышлявших о преступности и ее предупреждении, следует назвать Цицерона, Сенеку, Лукреция, Публия Сира. В их идеях выражены взгляды на преступность как на дурное поведение, связанное с такими человеческими грехами, как корыстолюбие, честолюбие, злобность, гордость, зависть, гнев, а также с бедностью, отчаянием, бесправием. Однако свои позиции они выражали по отношению к гражданам Рима, и меньше всею по отношению к рабам, которые таковыми не являлись.

Эпоха господства теологического мировоззрения практически стерла условия для развития научного знания, исчезли возможности свободно излагать свои убеждения и критически относиться к достигнутому1Криминология: Учебник / Под ред. А.И. Долговой. М., 1997. С. 9—10.. Преступления рассматривались как проявление «злого духа», вселившегося в человека, «проделки дьявола», результат воздействия «нечистой силы». Подобная борьба с преступностью требовала создания не только соответствующей теории, но и методики (способов) выявления и доказывания преступлений (различные испытания и пытки) и мер борьбы с ними — жестокие физические наказания, в том числе мучительные виды смертной казни.

Так, средневековый свод общегерманских уголовных законов, составленных в 1532 г. при Карле V, действовавший до конца XVIII в., отличатся особой жестокостью наказания. Санкции статей включали в себя: отрезание ушей, отсечение носа, выкалывание глаз, отрубание пальцев рук, колесование, сожжение, пытки раскаленными предметами и т.п. При назначении наказания предусматривалась цель уничтожить «вредного» человека, нанести какое-либо увечье или лишить его жизни. Устрашение и жестокость — вот девиз того времени2Уткин В.А. Организационные и тактические основы предупреждения преступлений. М., 2004. С. 3..

Идущая к власти буржуазия противопоставила теологическому мировоззрению рационально-гуманистическую концепцию общества и человека. Философы-просветители рассматривали человека как разумное, свободное от каких-либо «таинственных сил» существо и объясняли преступление внутренними качествами индивида, его «злой волей», страстями и пороками, толкающими на нарушение закона. Преступный человек обретает новое обличье, связанное с представлением о нем как морально ущербном и злобном существе, живущем за счет нарушения фундаментальных законов упорядоченного общества. Идеи философов-просветителей имели исторически прогрессивное значение, поскольку переносили объяснение преступности из области религиозных представлений и суеверий о различных мифических силах «зла» на рациональную, в значительной степени материалистическую, хотя и научно ограниченную основу.

Раскрытие социального содержания преступления, наказания, предупреждения преступности, начатое в общефилософском, социологическом и политическом плане просветителями и гуманистами XVIII в., продолженное и социально углубленное социалистами-утопистами, было развито и прогрессивными мыслителями царской России, видевшими в преступности одно из проявлений социальных пороков крепостнического строя.

Первым в этой когорте, по общему признанию ученых, является А.Н. Радищев (1749—1802 гг.) — блестящий мыслитель, писатель, философ, крупнейший юрист, статистик. Он полагал, что большинство совершаемых в России преступлений есть реакция народа на неимоверно тяжелые условия своего существования, реакция вынужденная и потому оправданная. В работе «О законоположении» А.Н. Радищев, рассматривая преступность как социальное явление, связывал ее причины, состояние, динамику с состоянием общества, с процессами, которые в нем происходят, с теми историческими изменениями, которые это общество претерпевает.

Он указывал на необходимость надлежащего изучения преступности и практики борьбы с ней, призывал правительственные органы организовать статистический учет преступлений на основе развернутых показателей. Радищев отстаивал идею предпочтительности предупреждения преступлений наказанию за их совершение. «Правило всякого законоположения, — писал он, — правило, долженствующее почитаться всегда аксиомою, есть: что лучшее предупреждать преступления, нежели оные наказывать. Верховная масть многие имеет средства направлять деяния граждан в стезю закона, и все они могут быть предметом общего законоположения».

Проблема преступности и меры борьбы с данным явлением привлекали внимание представителей русских революционных демократов XIX в. — А.И. Герцена (1812—1870 гг.), В.Г. Белинского (1811-1848 гг.), H.A. Добролюбова (1836-1861 гг.), Н.Г. Чернышевского (1828—1889 гг.), внесших заметный вклад в развитие учения о предупреждении правонарушений. Резко критикуя существовавший в России общественный строй, они рассматривали преступность как порождение этого строя, как явление, органически присущее обществу, раздираемому социальными противоречиями, произволом и злоупотреблениями одних и бесправием и беззащитностью других.

А.И. Герцен писал, что преступления вызываются условиями жизни людей, прежде всего их экономическим положением, делением общества на богатых и бедных, всесильных и бесправных. При такой организации общества никакие наказания не способны сдержать преступность, для этого необходимы глубокие социальные преобразования. Сходные взгляды высказывал и В.Г. Белинский, видевший в преступности не сумму некоторых фактов, а определенное социальное явление, обусловленное всей системой общественных отношений, основанных на неравенстве и угнетении3Здравомыслов Б.И. Уголовно-правовые взгляды русских революционных демократов. М.. 1959. С. 30-35..

По мнению Н.А. Добролюбова, большинство преступлений совершается по невежеству, недостатку должных представлений, неумению оценить положение и последствия своего поступка. Вместе с тем он различал основные и производные причины преступности, указывая, например, что хотя пьянство и обусловливает совершение многих преступлений, оно само связано с условиями жизни людей, без изменения которых невозможно серьезно повлиять ни на пьянство, ни на преступность. Аналогичные суждения высказывали и другие революционные демократы. Не случайно возможности успешного предупреждения преступности связывались с революционной ломкой буржуазных отношений. Подчеркивая значение предупреждения преступности, революционные демократы еще не могли определить конкретные движущие силы в борьбе за создание нового мира. Несмотря на это, идейное наследие революционных демократов оказало глубокое влияние на развитие прогрессивной мысли, формирование системы предупреждения правонарушений как самостоятельного социально-правового института.

Передовые идеи революционеров-демократов России, отечественных философов, юристов, писателей, их жесткая критика существующего строя, прогрессивные законодательные традиции европейских государств не могли не оказать позитивного, гуманистического воздействия на власть. Россия стала делать некоторые шаги по либерализации судебной и уголовно-исполнительной систем, по защите граждан от беззакония. В 1845 г. после работы специальной комиссии было принято Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Данный правовой акт представлял собой первый в правовой истории России классический кодифицированный уголовный закон в нынешнем его понимании. Его принятие послужило предпосылкой для развития правовых основ предупреждения правонарушений. В 1857 г. Указом царя издается важный специальный нормативный акт «Устав о предупреждении и пресечении преступлений».

Он содержат более 500 статей, в которых имелись не только нормы, запрещающие различные высказывания (против веры и царя), определенное поведение (пьянство, разврат, бродяжничество, тайные собрания и т.д.), но и требования к властям, духовенству, полиции не допускать и пресекать противоправные деяния. В ст. I Устава говорилось, что «губернаторы, местная полиция и лица, имеющие начальство по части гражданской или военной, обязаны всеми зависящими от них средствами предупреждать и пресекать всякие действия, клонящиеся к нарушению должного уважения к вере или же обществе иного спокойствия, порядка, благочиния, безопасности личной и безопасности имущества, руководствуясь как данными им наказами и инструкциями, так и правилами, в Уставе определенными».

К мерам предупреждения и пресечения преступлений Устав относил: отдачу под надзор полиции, воспрещение жительства в столицах или иных местах, а также высылку иностранцев за границу. Под воздействием судебной реформы в 1876 г. была издана новая редакция Устава о предупреждении и пресечении преступлений. В отличие от предыдущего, в нем на треть было сокращено количество статей, внесены изменения в содержание некоторых норм, усилен их профилактический, воспитательный акцепт.

Особо следует подчеркнуть, что данный Устав содержал комплекс предупредительных мер: уголовно-правовых, гражданско-правовых, административно-правовых, уголовно-процессуальных и пенитенциарных; определенную систему взаимодействия полиции с местными светскими, церковными и военными властями, земскими объединениями граждан, что в целом характерно для современных подходов к предупреждению преступлений.

Устав предусматривал различные виды ответственности за «низменные высказывания» и неблаговидные поступки: дисциплинарную (исключение из придворного или духовного ведомства); гражданско-правовую (возмещение ущерба за неосторожную порчу имущества; уплату за нарочитое, без всякой причины, убийство собаки); административную (арест за пьянство в общественных местах). Кроме того, с целью предупреждения бродяжничества и нищенства могли подвергаться взысканиям городские и сельские сословные общества, отпускавшие своих людей, не способных зарабатывать себе на пропитание. В Уставе содержалось немало статей, по сути своей реакционных, серьезно попирающих права и свободы граждан (запреты на собрания, сходы, образование сообществ, строительство церквей и печатание богослуживых книг иноверцев и т.д.).

Острие Устава прежде всего было направлено на защиту православной церкви и существующего строя, на безусловное подчинение населения гражданским и духовным властям. За ослушание и неповиновение начальству предписывалось взыскивать по всей строгости под угрозой вменения упущений по должности. Между тем определенные положения Устава, касающиеся профилактики, актуальны и в настоящее время. В данной связи необходимо выделить разделы о предупреждении и пресечении пьянства, непотребства, нищенства, порочного и развратного поведения, мотовства, разбоев, грабежей и притоносодержательства. Целый раздел Устава посвящен профилактике преступлений против личной безопасности граждан.

В частности, глава первая называется «О предупреждении убийств и телесных повреждений». В ней перечислены нормы с так называемой двойной превенцией, запрещающие всем и каждому: а) носить оружие, кроме тех, кому это дозволено законом; б) носить трости с вделанными в них потаенными кинжалами, клинками и другими орудиями; в) стрелять в домах, во дворах, на улицах и площадях; г) изготавливать огнестрельные вещества и другие боеприпасы.

Другая глава содержит указания на меры, которые должны принимать полиция и граждане для предотвращения «ссор, брани, драк, побоев и тому подобных проступков», иначе — бытовых преступлений и правонарушений, как известно, нередко являющихся условием совершения более серьезных преступлений. Устав предусматривал и поощрительные нормы для граждан за их сотрудничество с полицией в поимке преступников, например: «За каждого открытого, изобличенного и переданного в руки правительства конокрада, а равно и за каждого в конокрадстве сообщника должностным лицам сельского управления и людям низших сословий выдавать по три рубля из казны».

Несомненно, это послужило прообразом современных представлений об участии населения в деятельности по борьбе с преступностью, основ формирования системы предупреждения правонарушений как самостоятельного социально-правового института.

Строгие требования предъявлялись к следователям. Они отвечали за своевременность, полноту расследования и неотвратимость ответственности лиц, совершивших преступления. Реализация этих требований, как известно, имеет важное превентивное значение. Так, Устав предписывал: «Следователям строжайше подтверждается, чтобы они отнюдь не дозволяли себе замедлять ход сего рода дел под предлогом собрания разных сведений или ответов, не представляющих никакой существенной пользы, и не отсылали в суд неполных следствий, прилагая особенное старание к открытию участников в краже лошадей или, по крайней мере, к дознанию, что кража сия произведена в сообществе с другими лицами». Суду предлагалось за медлительность и упущения следователей привлекать их к законной ответственности без малейшего послабления.

К концу XIX в. произошли серьезные изменения в социально- экономическом развитии российского общества. Набирали ход капиталистические отношения. Возрастало недовольство рабочих своим тяжелым положением. Получила толчок в своем развитии и уголовно- правовая наука. Многие нормы Уложения о наказаниях уголовных и исправительных устарели. Все вместе это привело к необходимости разработки и принятия нового уголовного закона.

Работа над проектом Уголовного уложения началась еще в 1881 г., когда была создана редакционная комиссия, в состав которой наряду с чиновниками входили крупнейшие российские криминалисты — профессоры H.C. Таганцев, И.Я. Фойницкий, H.A. Неклюдов, В.К. Случевский.

Уголовное уложение 1903 г., по мнению многих ученых, — выдающийся памятник уголовного права России, по уровню законодательной техники и глубине проработанности правовых институтов стоявший на уровне лучших образцов мирового законодательства того времени4Современные проблемы и стратегия борьбы с преступностью. СПб., 2005. С. 95..

Начальный период существования советского государства был отмечен активной разработкой учения о предупреждении правонарушений, дальнейшим развитием наук криминального цикла. Это диктовалось, с одной стороны, существенным ростом преступности в условиях политического и экономического кризиса переходного периода, а с другой — стремлением осмыслить и объяснить явление преступности с новых «пролетарских», марксистских позиций. Старая государственная машина была полностью уничтожена, действие старого права отменено, и новая власть приступила к созданию нового права как возведенной в закон воли господствующего класса.

В течение семи последующих десятилетий пропагандисты и теоретики советского права утверждали, что советское социалистическое право — это принципиально новое право, право высшего типа. Как отмечается в литературе, социалистическое право, в том числе уголовное, несомненно, имело свои характерные особенности, но при всем этом нельзя забывать общечеловеческие ценности и законы права, которые отражались и в нормах советского права. Советское уголовное право восприняло не только законодательную технику предшествующих уголовных уложений, но и воспользовалось теоретическими разработками дореволюционных юристов. Не могла не сказаться на содержании новых уголовных законов и дискуссия между сторонниками классического и социологического направлений в уголовном праве.

Одной из характерных черт советского уголовного права, особенно в первые десятилетия, было открытое подчеркивание его классовой природы и назначения. Об этом говорилось в изданных в декабре 1919 г. «Руководящих началах по уголовному праву РСФСР», где впервые в обобщенном и систематизированном виде были изложены основные положения формирующегося советского уголовного права. Во введении к этому документу отмечалось, что пролетариат, завоевавший в Октябрьскую революцию власть, сломал буржуазный государственный аппарат. Та же участь постигла и все кодексы буржуазных законов, которые сданы в «архив истории».

В интересах борьбы с нарушителями складывающихся новых условий общежития в переходный период диктатуры пролетариата должно быть создано новое право. Значительное развитие получило в те годы практическое изучение состояния преступности, ее причин, личности преступника, сосредоточенное в органах милиции, суда, прокуратуры. ВЧК, а проблемы детской преступности — и в органах Наркомата просвещения. При судебных, исправительно-трудовых, медицинских и других учреждениях в городах Москве, Петрограде, Саратове, Ростове-на-Дону, Киеве, Харькове, Одессе, Минске, Иркутске, Баку, Тифлисе были созданы криминологические кабинеты и клиники, в которых научные сотрудники совместно с практическими работниками изучали на основе статистического, эмпирического и клинического материалов различные виды преступлений и типы преступников. Так, например, московский кабинет по изучению преступности и личности преступника опубликовал в 1924 г. сборник «Преступный мир Москвы», содержащий большой исследовательский материал о столичной преступности и преступниках.

Разработка проблем, связанных с предупреждением правонарушений, велась также в юридических учебных заведениях. Например, в Институте советского права, созданном при Московском государственном университете, функционировал специальный отдел криминологии с кабинетами уголовной этиологии и статистики, криминальной антропологии и судебной медицины. В первых советских учебниках по уголовному праву А.А. Пионтковского, М.М. Исаева, А.Н. Трайнина были специальные разделы, посвященные причинам преступности.

Особое значение в развитии учения о предупреждении правонарушений имело создание в 1925 г. Государственного института по изучению преступности и преступника. Институт и его филиалы подготовили и опубликовали ряд монографий, сборников и статей по различным аспектам преступности: об убийствах, хулиганстве, растратах и лицах, совершающих эти преступления: о преступности в городе и деревне, преступности несовершеннолетних, алкоголизме и преступности и др. Значительный интерес представляли сборники «Современная преступность», содержащие анализ данных уголовной статистики в сопоставлении с результатами первой всесоюзной переписи населения 1926 г.

Наиболее активно разработку криминологических проблем вели в те годы М.Н. Гернет, А.А. Герцензон, Б.С. Утевский, В.И. Куфаев, Е.И. Тарновский, В.И. Халфин, А.С. Шляпочников. Характеризуя развитие учения о предупреждении правонарушений в первое десятилетие существования советского государства, следует сказать, что наряду с социологическим подходом к анализу преступности и ее причин все более заметное распространение получили биопсихологические идеи, ориентирующие на поиск причин преступности не в социальной действительности, а в личностных особенностях преступника. Этому в значительной мере способствовала утверждавшаяся в те годы официальная политическая идеология, стремящаяся представить социализм как общество, лишенное негативных сторон, в том числе продуцирующих преступность. Акцент на личностные факторы отвечал «концепции» обострения классового сопротивления врагов нового строя, оправдывал усиление государственной репрессии.

В 1930-е годы развитие учения о предупреждении правонарушений было практически остановлено. Сказалась идеология тоталитаризма, утверждавшая, что в социалистическом обществе преступность является пережитком, не имеющим причин в организации общественной жизни, и эта проблема якобы не представляет ни научного, пи практического интереса. В результате Государственный институт по изучению преступности и преступника был реорганизован, криминологические кабинеты на местах ликвидированы, уголовная статистика засекречена, а анализ преступности приобрел крайне ограниченный узковедомственный характер.

Возобновление исследований, связанных с предупреждением антиобщественных проявлений, было связано с развенчанием культа личности И.В. Сталина и ослаблением довлеющего над общественными науками гнета официальной «коммунистической идеологии», когда появилась возможность говорить не только о достоинствах и преимуществах социалистического строя, но и о свойственных ему болезненных и негативных явлениях, в частности, таких, как преступность. В конце 1950-х годов изучение преступности было включено в планы ряда научно-исследовательских правовых учреждений, в том числе ВНИИ МВД.

Проблемы предупреждения правонарушений стали разрабатываться на кафедрах юридических учебных заведений, в том числе в Академии МВД и Высших школах юридического профиля МВД. В 1963 г. при Прокуратуре СССР и Верховном Суде страны был создан Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности (ныне научно-исследовательский институт Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации), ставший координационным центром научных исследований в области предупреждения правонарушений.

Активизируются исследования отдельных видов преступности (преступности несовершеннолетних, организованной, рецидивной, преступности в сфере экономики, бытовой преступности, преступности женщин, преступности, связанной с пьянством и наркоманией, неосторожной преступности) и преступлений (насильственных, корыстных, должностных и хозяйственных, транспортных, экономических и др.). Особое внимание уделялось вопросам методики изучения преступности, информационного обеспечения борьбы с ней, практической организации предупреждения преступлений, планирования и координирования этой деятельности.

В 60-е годы прошлого столетия криминологическая наука получает качественно новое оформление как система знаний о преступности и ее предупреждении. Постепенно формируется ученый корпус криминологов, выступающих представителями нового научного знания. Криминологическая теория обогащается идеями ученых-правоведов, концентрирующих свое научное внимание и культивирующих свое научное творчество в рамках разработки проблем предупреждения преступлений.

Оценивая современное состояние учения о предупреждении правонарушений, нельзя не сказать, что изданная до недавнего времени литература по антикриминогенной профилактической проблематике большей частью трактовала принципиальные вопросы теории преступности, ее происхождения, причин, закономерностей, тенденций и перспектив с позиций господствовавшего в стране марксистско-ленинского диктата. Крушение коммунистического мировоззрения в корне изменило подходы ученых к оценке криминологических процессов и явлений как в стране, так и во всем мире. В то же время в качестве методологической основы криминологии осталось научно обоснованное знание, понимание, объяснение и предсказание всего того, что так или иначе связано с преступностью и ее предупреждением.

В современных условиях учение о предупреждении правонарушений вступает в качественно новый этап своего развития. Сохраняя и выполняя свои познавательные, объяснительные и предсказательные роли, оно все более становится областью особой профессиональной деятельности, формирующей систему криминологически обоснованного предупреждения преступлений и административных правонарушений.

Сегодня проводится значительная работа в области изучения преступности, ее причин и условий, личности преступника, формируются новые концепции предупреждения правонарушений в изменившихся условиях общественного развития. Примечательная особенность исследования названных проблем состоит в том, что ученые сделали резкий поворот к конкретным социологическим исследованиям, а наряду с этим — к более глубоким теоретическим обобщениям.

Растет активность статистического и математического анализа процессов и явлений, связанных с преступностью. Разрабатываются новаторские методики ее изучения. Особое значение по-прежнему придается криминологическому прогнозированию, планированию и моделированию. Исследуются проблемы региональной и отраслевой преступности, политические, экономические и демографические явления и процессы, влияющие на преступность. Активизировались изыскания в области познания биопсихологических свойств личности, влияющих на преступное поведение.

Развитие учения о предупреждении правонарушений представляет собой непрекращающийся процесс. При этом выдвигаются и решаются новые профилактические проблемы. Кстати, сегодня их круг велик как никогда, поскольку ранее мировое сообщество еще не сталкивалось с такими опасными проявлениями преступности, возводящими ее в разряд первостепенных проблем.

Isfic.Info 2006-2018