Ювенальное уголовное судопроизводство

Понятие и сущность ювенального уголовного судопроизводства


Научное осмысление специфики осуществления уголовного преследования и отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, совершивших уголовно наказуемые деяния, требует конкретизации и уточнения понятийного аппарата.

В зарубежном научном обороте система правосудия для несовершеннолетних чаще всего обозначается с помощью термина «ювенальная юстиция» (juvenile justice), получившего признание на уровне международного права.

Отечественная уголовно-процессуальная наука оперирует преимущественно понятием «производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних» и только с середины 90-х гг. прошлого века в российский научный оборот, благодаря имплементации ряда норм международного права, был введен заимствованный термин «ювенальная юстиция», что вызвало неоднозначную реакцию как российской общественности, так и ученых. Если отойти от эмоциональных оценок последнего термина и подвергнуть оба понятия научному анализу с уяснением их значения и сущности, то станет очевидной их недостаточность для раскрытия специфики современного уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних. Полагаем, что с теоретической и практической точек зрения целесообразно ввести в лексикон российской уголовно-процессуальной науки понятие «ювенальное уголовное судопроизводство». Такой шаг не следует рассматривать как безоговорочное следование западным образцам. Скорее наоборот, введение в российский научный оборот данного понятия позволит отойти от формирующегося в последнее время подхода, акцентирующего внимание исключительно на ущербности и недостатках российской модели уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних в сравнении с западными аналогами. Более того, такое расширение понятийного аппарата определяется рядом объективных факторов.

Во-первых, столь привычный для российских ученых и практиков термин «производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних» не всегда логично вписывается во все многообразие современных моделей правосудия в отношении несовершеннолетних правонарушителей. Очевидно, что содержание этого понятия подразумевает наличие в отношении несовершеннолетнего возбужденного уголовного дел, в рамках которого и будет осуществляться уголовное преследование. Однако уголовный процесс многих современных государств не знает в качестве своеобразного «спускового крючка» такой самостоятельной стадии, как стадия возбуждения уголовного дела, поскольку «не фиксируется начальный момент уголовного процесса»1Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. М., 2001. С. 2.. Добавим к тому же, что в рамках современных моделей ювенального уголовного судопроизводства могут приниматься процессуальные решения в отношении несовершеннолетних, совершивших правонарушения до достижения возраста уголовной ответственности. Причем речь идет не просто о прекращении уголовного преследования в отношении таких лиц, но и о принятии в отношении них процессуального решения, направленного на предотвращение совершения повторного правонарушения и исправление дефектов их правовой социализации.

Предполагается, что такая конструкция отличается охранительной направленностью, поскольку позволяет в ряде случаев избежать с самого начала уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего, оградив его от негативного социального клеймения. Традиционно понятие «производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних» подразумевает в значительной степени общий процессуальный порядок, за исключением отдельных усложненных элементов, нашедших, в частности, свое законодательное закрепление в гл. 50 УПК РФ. Однако, в отличие от России, во многих зарубежных государствах правосудие в отношении несовершеннолетних реализуется через самостоятельное специфичное производство, особенности которого нередко регулируются отдельными нормативными актами. Таким образом, термин «производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних» в полной мере применим для характеристики определенных особенностей российского уголовного судопроизводства, но не может претендовать на определенную универсальность.

Ряд сложностей возникает и с употреблением привычного для российского уголовного процесса понятия «несовершеннолетний». В российском праве понятие несовершеннолетия присутствует во многих отраслях и имеет свою специфику применительно к предмету правового регулирования. Под общеюридический термин «несовершеннолетний» подпадает «тот, кто не достиг определенного возраста, с которым закон связывает его полную гражданскую дееспособность, т.е. возможность реализовать в полном объеме предусмотренные Конституцией и другими законами страны субъективные права, свободы и юридические обязанности»2Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии: Учебное пособие. М.: Дело, 2001. С. 11.. Как правило, в международных нормативных актах возраст совершеннолетия установлен в 18 лет, однако в национальном законодательстве ряда стран этот возраст может быть снижен либо увеличен. Данное понятие имеет свои особенности контекстного употребления и тогда, когда речь идет о разных отраслях права. В них установлены свои, специфичные подгруппы несовершеннолетних, наделенных, соответственно, особыми правами и обязанностями в правоотношениях.

Таким образом, понятие «несовершеннолетний» следует рассматривать не как продукт международного права, а скорее как порождение национальных законодательств, которые используют в то же время и различные синонимы данного термина (ребенок, подросток, ограниченно дееспособный и другие). Международная конвенция о правах ребенка для характеристики лиц, не достигших 18-летнего возраста, «если по закону, применимому к данному ребенку, он не достиг совершеннолетия ранее» (ст. 1), использует общий термин «дети». Понятие «несовершеннолетний» присутствует в международных документах, преимущественно затрагивающих сферу судопроизводства3См., например. Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила). Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности несовершеннолетних (Эр-Риядскне принципы). Правила ООН, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы.. Комитет министров Совета Европы в Рекомендации REC (2003) № 20 «О новых путях борьбы с преступностью несовершеннолетних и роли правосудия по делам несовершеннолетних» определят под понятием «несовершеннолетние» лиц, достигших возраста наступления уголовной ответственности, но не достигших совершеннолетия, допуская распространение данного понятия на лиц моложе или старше обозначенного возраста.

В связи с этим заслуживает внимания позиция Ю.Р. Орловой, полагающей, что «термин «несовершеннолетний», несмотря на сложную, междисциплинарную структуру и частое применение как в разноотраслевом законодательстве, так и в специальной литературе, до настоящего времени не имеет универсального законодательного определения»4Орлова Ю.Р. Особенности расследования и предупреждения преступлений несовершеннолетних. М.. 2006. С. 8.. На наш взгляд, именно сложный характер данной категории и разветвленное отраслевое деление российской системы права и не позволяют выработать универсальное межотраслевое определение несовершеннолетнего. В силу этого обстоятельства каждая отрасль в зависимости от специфики регулируемых ею общественных отношений корректирует и уточняет данное понятие. Кроме того, в сферу действия правосудия по делам несовершеннолетних в различных странах нередко попадают и лица, достигшие возраста совершеннолетия, если преступление совершено ими до достижения возраста совершеннолетия, или, если речь идет об осуществлении контроля за исполнением судебного решения. Национальные законодательства нередко распространяют действие процессуальных норм, применимых к несовершеннолетним на молодых людей, достигших возраста совершеннолетия, но имеющих отставание в развитии.

Во-вторых, понятие «ювенальная юстиция» наоборот является более широким, поскольку под ювенальной юстицией понимают специализированную систему обеспечения прав несовершеннолетнего, вовлеченного в сферу правосудия, реализуемую с помощью судебных и других государственных органов, органов местного самоуправления, институтов гражданского общества. На это обстоятельство указывают и зарубежные, и российские исследователи. Например, в проекте Федерального закона «Основы законодательства о ювенальной юстиции Российской Федерации», разработанном В.Д. Ермаковым, Е.А. Абросимовой, М.З. Ильчиковым, под ювенальной юстицией предлагается понимать «совокупность правовых механизмов, медико-социальных, психолого-педагогических и реабилитационных, а также иных процедур и программ, предназначенных для обеспечения наиболее полной защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, а также лиц, ответственных за их воспитание, реализуемых системой государственных и негосударственных органов, учреждений и организаций»5Ермаков В.Д., Абросимова Е.А., Ильчиков М.З. Федеральный закон «Основы законодательства о ювенальной юстиции Российской Федерации». Авторский проект. М., 1999..

В Рекомендации Комитета министров Совета Европы в REC (2003) № 20 ювенальная юстиция определяется как формальный элемент комплексного подхода к борьбе с преступностью среди несовершеннолетних. В дополнение к судам по делам несовершеннолетних это понятие охватывает такие официальные органы или структуры, как сотрудники полиции, адвокаты, профессиональные юристы, сотрудники служб пробации и пенитенциарных учреждений. Данная система работает в тесном сотрудничестве с учреждениями, предоставляющими медицинские и образовательные услуги, органами социальной защиты и органами опеки, а также с негосударственными организациями, например, организациями поддержки потерпевших и свидетелей.

Слово «ювенальный» имеет латинское происхождение, происходит от латинского juvenalis — юный и обязано своим появлением древнеримской богине вечной юности Ювенте. Таким образом, термин «ювенальный» характеризует юный возраст человека, т.е. указывает на то, что человек не достиг взрослого возраста, находится как бы на пороге во «взрослый мир». А.В. Комарницкий вполне обоснованно пишет по этому поводу: «Являясь составной частью ювенологии (науки о молодежи), ювенальная юстиция как новая форма комплексного междисциплинарного знания о молодом поколении призвана способствовать формированию концепции единой государственной ювенальной политики в области семьи, детства и молодежи»6Комарницкий А.В. Основы ювенальной юстиции. СПб.. 2010. С. 18..

Ювенальным судам часто подсудны не только уголовные, но и гражданские дела. Например, в Италии суд по делам несовершеннолетних является судом смешанной юрисдикции, поскольку ему подсудны не только уголовные дела в отношении несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, но и часть гражданских и административных дел, связанных с защитой прав несовершеннолетних. В систему ювенальной юстиции нередко кроме судов входят иные государственные органы, а характер реализуемых в рамках той или иной модели ювенальной юстиции правоотношений зачастую предполагает активное привлечение муниципальных структур и различных организаций. В качестве термина, синонимичного ювенальной юстиции, рассматривают термин «правосудие для несовершеннолетних», поскольку буквально англоязычный термин «ювенальная юстиция» (juvenile justice) переводится на русский язык именно как правосудие для несовершеннолетних.

Следует отметить, что в последние годы в англоязычных научных работах получил распространение термин «youth justice», который буквально может быть переведен на русский язык как «молодежное правосудие». Фактически, по своему значению и содержанию, этот термин совпадает по значению и содержанию с термином «juvenile justice», т.е. «правосудие по делам несовершеннолетних», а его введение в научный и практический оборот можно объяснить стремлением распространить нормы, применимые для несовершеннолетних, на молодых людей, достигших возраста совершеннолетия.

В то же время заявка данных терминов на универсальность также порождает ряд трудностей, связанных с их применением для характеристики особенностей национальных моделей ювенальной юстиции. В частности, механический перенос понятия «ювенальная юстиция» в российскую теорию и практику может привести к содержательному обеднению данного понятия, к изменению его значения и сущности. Связано это, в первую очередь, с тем, что система ювенальной юстиции включает в себя значительное число неюридических элементов. Ювенальная юстиция — это система правосудия, существующего в неразрывной связи с различными социальными, воспитательными, медицинскими и научными учреждениями. Эффективное сотрудничество различных государственных структур в процессе производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних рассматривается в большинстве стран как обязательное условие эффективности работы органов ювенальной юстиции. Ювенальная юстиция, фактически, представляет собой динамично формирующуюся и развивающуюся самостоятельную ветвь правосудия. И в рамках отдельно взятого государства имеется специфика системы такого правосудия. Нередкой является ситуация, когда в рамках одного государства функционирует несколько моделей ювенальной юстиции, отличающихся в основном за счет специфичности неюридического компонента, способов и методов решения особых задач, стоящих перед ней.

Таким образом, анализ двух наиболее распространенных понятий приводит нас к выводу о том, что первое характеризуется определенной узостью и может быть использовано в различном контексте для характеристики отдельных процедурных элементов уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних.

Что касается второго из анализируемых понятий, то оно изначально создавалось как универсальное и не случайно нашло свое закрепление в международном праве. Вопросы правосудия в отношении несовершеннолетних в последние годы все чаще рассматриваются в качестве глобальной проблемы. И в этом кроются не только преимущества, но и недостатки данного понятия. Значение и содержание, вложенные в понятие «ювенальная юстиция» благодаря международным нормам, могут затруднять его имплементацию в национальное право различных государств, особенно тех, где система самостоятельного судопроизводства в отношении несовершеннолетних не получила достаточного оформления и закрепления. К их числу можно отнести ряд государств Восточной Европы, в том числе и Россию.

Полагаем, что в научных целях исправить данную ситуацию можно за счет введения понятия «ювенальное уголовное судопроизводство», которое можно рассматривать как промежуточное недостающее звено между двумя описанными выше терминами. При этом с полным основанием можно утверждать, что понятия «ювенальная юстиция» и «ювенальное уголовное судопроизводство» будут соотноситься так же, как понятия «правосудие» и «уголовное судопроизводство». К сожалению, в научной литературе такое разграничение зачастую отсутствует, поскольку исследователями предпринимаются попытки содержательного разведения лишь отдельных понятий. Например. Д.А. Ягофаровым предпринята удачная попытка разграничения понятий «ювенальное правосудие» и «ювенальный суд». Автор полагает, что термин «ювенальное правосудие» более применим для характеристики уголовно-правовых и уголовно-процессуальных аспектов правосудия в отношении несовершеннолетних, а термин «ювенальный суд» указывает на «наличие в системе судоустройства судов общей юрисдикции, специализирующихся на рассмотрении дел с участием несовершеннолетних»7Ягофаров Д.А. Ювенальное право // Основы государства и права. 2003. № 1. С. 72.. Несмотря на свою обоснованность, такая точка зрения требует уточнения и дополнения.

На наш взгляд, в целях унификации категориального аппарата понятие «ювенальное правосудие» следует рассматривать как синонимичное понятию «ювенальная юстиция», поскольку такой подход будет согласовываться с международно-правовой терминологией, понятийным аппаратом, сложившимся в зарубежном праве и в конечном итоге будет способствовать сближению различных правовых систем. Неслучайно Э.Б. Мельникова подчеркивает, что «понятие «ювенальная юстиция» во всем мире связывается с главным ее звеном — судом по делам несовершеннолетних, что определяет понятие юстиции как правосудия».

Разграничивая же понятия «ювенальное правосудие» («ювенальная юстиция») и понятие «ювенальное уголовное судопроизводство», следует исходить из того, что «правосудие — это основной способ реализации судебной власти, т.е. юрисдикционная деятельность суда по рассмотрению и разрешению различных правовых споров, осуществляемая в строго установленном порядке». Ювенальное правосудие будет представлять собой специфичную систему деятельности судебных органов и органов, осуществляющих содействие суду, по рассмотрению и разрешению правовых споров с участием несовершеннолетних.

Поскольку юрисдикционные полномочия судов по делам несовершеннолетних могут быть весьма широкими и распространяться на уголовные, гражданские и административные дела, то для характеристики особенностей производства в таких судах возможно употребление термина «ювенальное судопроизводство». Ряд авторов предлагает понимать под ювенальным судопроизводством «особую систему правосудия, в пределах которой специализированный суд на основе принципов и норм действующего международного и национального законодательства взаимодействует со вспомогательными социальными учреждениями как в ходе досудебного производства, так и в судебном разбирательстве»8Гуськова А.П., Емельянов В.А., Юрченко Л.В. Уголовно-процессуальные вопросы организации ювенального судопроизводства в современной России. С. 11..

В отличие от правосудия, уголовное судопроизводство представляет собой «осуществляемую в установленном законом порядке деятельность по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел». Понятие «уголовное судопроизводство» охватывает досудебные и судебные стадии, а термин «ювенальный» характеризует специфичного субъекта, в интересах которого конструируется данный вид судопроизводства. В сочетании с понятием «уголовное судопроизводство» он указывает на особый порядок уголовного производства в отношении лиц, не подпадающих под критерий взрослости. Несмотря на неоднозначное восприятие в российском обществе термина «ювенальный», полагаем, что его присутствие в научном обороте вполне оправданно. Автор данного высказывания не разделяет мнение авторов, полагающих, что не всякое производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних может быть названо ювенальным. При таком подходе к ювенальному уголовному судопроизводству могут быть отнесены практически только западные модели, имеющие вековую историю. В итоге все остальные варианты организации ювенального уголовного судопроизводства несут на себе печать определенной ущербности, и изначально игнорируется имеющееся в любой из моделей позитивное начало. В частности, это приводит к тому, что априори в ущерб западным образцам отрицаются конструктивные начала как российского уголовного судопроизводства, так и других национальных моделей. Полагаем, что термин «ювенальное уголовное судопроизводство» может использоваться именно для характеристики всего разнообразия моделей производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних.

С достаточным основанием можно утверждать, что понятие «ювенальное уголовное судопроизводство» может претендовать на определенную степень универсальности и в наибольшей степени применимо для характеристики его исторических и современных моделей отправления уголовного правосудия в отношении несовершеннолетних. В рамках ювенального уголовного судопроизводства складываются особые уголовно-процессуальные правоотношения, обязательным субъектом которых является несовершеннолетний правонарушитель. В отличие от традиционных уголовно-процессуальных правоотношений, субъектный состав ювенального уголовно-процессуального правоотношения может быть существенно расширен за счет субъектов, решающих особые социально-воспитательные задачи, оказывая тем самым помощь органам, осуществляющим уголовное преследование, и суду. Особенности процессуальной деятельности и характер уголовно-процессуальных правоотношений в рамках ювенального уголовного судопроизводства определенным образом регламентируется на законодательном уровне. Специфика такой регламентации зависит от особенностей той или иной правовой системы и соотносится с основными характеристиками национального законодательства.

Таким образом,

ювенальное уголовное судопроизводство — это система уголовно-процессуальных отношении, возникающих в процессе реализации регулируемой принципами международного права и нормами национального законодательства уголовно-процессуальной деятельности, направленной на решение как правовых, так и иных социальных задач, с обязательным участием несовершеннолетнего субъекта, подозреваемого или обвиняемого в совершении уголовно-правового деяния.

Исходя из данного определения, можно выделить наиболее общие универсальные признаки, характеризующие современное ювенальное уголовное судопроизводство.

1. Особое назначение ювенального уголовного судопроизводства.

2. Усложненный субъектный состав уголовно-процессуальных отношений.

3. Проявление специфики уголовно-процессуальной формы при реализации уголовно-процессуальной деятельности.

4. Специфичные функции и принципы данного вида уголовного судопроизводства.

Универсальность перечисленных характеристик, несомненно, определяется закреплением данных черт на уровне не столько национального права, сколько на уровне международного. Назначение ювенального уголовного судопроизводства определяется задачами, решение которых рассматривается в качестве приоритетных направлений государственной ювенальной уголовно-процессуальной политикой. Цели и задачи могут найти свое отражение как в теории ювенального судопроизводства, так и в законодательстве. Примечательно, что разделение целей ювенальной юстиции и ювенального уголовного судопроизводства, как правило, происходит в рамках теоретического осмысления данной проблематики, в то время как в законодательстве нередко такое деление отсутствует.

На уровне национального законодательства возможны различные варианты оформления целевого компонента. В Канадском законе 2002 г. «Об уголовной ювенальной юстиции» подчеркивается, что такое правосудие направлено на реабилитацию и реинтеграцию несовершеннолетнего, использование справедливой и адекватной совершенному меры ответственности, а также на повышение личной защиты несовершеннолетнего, с тем, чтобы их права были защищены надлежащим образом. В Англии и Уэльсе основная цель ювенального судопроизводства обозначена как предотвращение правонарушений со стороны детей и молодежи. Закон штата Вашингтон 1977 г. «О правосудии по делам несовершеннолетних» в современной редакции в качестве основных целей ювенального уголовного судопроизводства называет в главе 13.40.010:

  1. защиту граждан от преступлений;
  2. обеспечение особого производства в отношении несовершеннолетнего правонарушителя в соответствии с указанным законом;
  3. привлечение несовершеннолетнего правонарушителя за свое преступное поведение;
  4. применение наказания, соразмерного возрасту, тяжести преступления и криминальному опыту несовершеннолетнего правонарушителя;
  5. обеспечение надлежащего разбирательства в отношении несовершеннолетних, подозреваемых в совершении преступления;
  6. обеспечение необходимых обращения и содержания под стражей для несовершеннолетних правонарушителей;
  7. обеспечение возмещения вреда потерпевшим от преступления;
  8. разработка эффективных стандартов и целей функционирования, финансирования и оценки всех компонентов системы ювенальной юстиции и соответствующих государственных и муниципальных услуг;
  9. обеспечение четкой политики с целью определения, какие типы правонарушителей должны подвергаться наказанию, наблюдению и установления юрисдикционных полномочий судов, учреждений и социальных служб;
  10. предоставление потерпевшему права на участие в уголовном процессе в отношении несовершеннолетнего;
  11. стимулирование родителей, опекунов, попечителей к активному участию в процессе отправления правосудия в отношении несовершеннолетних.

Общие подходы к определению назначения современного ювенального уголовного судопроизводства нашли свое закрепление и в так называемых общепринятых нормах международного права. В частности, в вышеупомянутой Рекомендации Комитета министров Совета Европы в REC (2003) № 20 основными целями правосудия по делам несовершеннолетних рассматриваются первичная профилактика преступности и рецидива преступлений, а также реинтеграция несовершеннолетних правонарушителей в общество и удовлетворение потребностей и интересов потерпевших.

К целям современного ювенального уголовного судопроизводства можно отнести:

  1. создание охранительного механизма обеспечения прав несовершеннолетнего, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства;
  2. предотвращение повторного совершения несовершеннолетним преступлений за счет преимущественного использования вместо уголовной репрессии воспитательного потенциала для коррекции поведения несовершеннолетнего;
  3. создание условий для альтернативного урегулирования уголовно-правового конфликта с участием несовершеннолетнего, а также возможного возмещения ущерба, причиненного потерпевшему и восстановления его нарушенных прав.

Охрана прав несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении уголовно-наказуемого деяния, осуществляется, в первую очередь, за счет установления дополнительных уголовно-процессуальных гарантий, обеспечивающих реализацию прав и законных интересов несовершеннолетнего участника уголовного судопроизводства. Такие гарантии обеспечивают защиту личности несовершеннолетнего правонарушителя от необоснованного уголовного преследования. Сохранение оптимального баланса между защитой прав несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и необходимостью нейтрализации последствий совершенного преступления, в том числе и за счет восстановления прав пострадавших лиц, является условием для эффективного обеспечения государственной ювенальной уголовно-процессуальной политики.

Уголовно-процессуальные отношения в рамках ювенального уголовного судопроизводства отличаются определенной спецификой, в первую очередь, за счет более сложного субъектного состава. Особенностью такого правоотношения является то, что одним из его субъектов всегда является несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый, подсудимый. В качестве субъектов такого правоотношения могут выступать специализированный суд, профессиональный ювенальный судья, прокурор, специализирующийся по данной категории уголовных дел, профессиональный защитник и другие участники ювенального уголовного судопроизводства. Решение специфичных задач, стоящих перед ювенальным уголовным судопроизводством зачастую требует введения дополнительных субъектов уголовно-процессуального отношения за счет привлечения значительного круга лиц, оказывающих определенное содействие ювенальному суду и наделенных процессуальными правами и процессуальными обязанностями. В качестве таких субъектов могут выступать непрофессиональные судебные заседатели, сотрудники службы пробации, социальные работники, психологи и другие лица, способствующие решению специфичных задач ювенального уголовного судопроизводства.

Ювенальное уголовное судопроизводство зачастую допускает в качестве особого субъекта не только несовершеннолетнего, достигшего возраста уголовной ответственности, но и несовершеннолетнего до достижения такого возраста, или достигшего возраста уголовной ответственности, но имеющего значительные отставания в развитии. Это позволяет применить меры воспитательного воздействия к несовершеннолетнему, не являющемуся субъектом уголовной ответственности, разработать и запустить программу его социальной реабилитации, изъять несовершеннолетнего из неблагоприятной социальной среды, а в ряде случаев и привлечь к юридической ответственности лиц, ответственных за воспитание такого ребенка-правонарушителя.

Функционирование ювенального уголовного судопроизводства возможно при условии большей или меньшей дифференциации уголовно-процессуальной формы. В большинстве современных государств форма уголовного процесса прошла различные стадии своего развития и часто представляет собой поливариантные конструкции. Следует согласиться с позицией тех исследователей, которые считают, что в основе дифференциации уголовного процесса «лежит прежде всего вполне понятное желание придерживаться таких форм судопроизводства, которые были бы адекватны тяжести и сложности рассматриваемого преступления и тем правовым последствиям, которые могут наступить в результате такого рассмотрения»9Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. С. 27..

Появление полноценного ювенального уголовного судопроизводства закономерно связывается с подобными процессами дифференциации. При этом речь может идти как об усложнении, так и об упрощении процессуальной формы. Что касается современного западного уголовно-процессуального права, то следует согласиться с Л.В. Головко, справедливо утверждающим, что «в иностранном праве дифференциация уголовного судопроизводства есть некая процессуальная данность, давно и бесспорно установленная законодателем a priori, чему в немалой мере способствует классификация преступных деяний»10Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. СПб.. 2002. С. 234.. Статья 1 известного французского Ордонанса № 45-174 от 2 февраля 1945 г., регулирующего порядок уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних правонарушителей, закрепляет принцип дифференциации, соответственно классифицируя преступления и правонарушения.

Российский законодатель также относит производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних к числу дифференцированных форм уголовного судопроизводства за счет известного усложнения последней. Специфика процессуальной формы производства по уголовному делу в отношении несовершеннолетнего находит свое законодательное закрепление в специальной гл. 50 УПК РФ. Аналогично закрепляются особенности данного вида уголовного судопроизводства в законодательстве многих государств на постсоветском пространстве (гл. 36 УПК Украины, гл. 45 УПК Республики Беларусь, гл. 52 УПК Казахстана, гл. 50 УПК Армении, гл. 1 разд. 3 УПК Республики Молдова и др.). Форма ювенального уголовного судопроизводства, закрепляемая в рамках национального законодательства, определяет основные стадии производства и специфику отдельных процессуальных действий.

Уголовный процесс в рамках правосудия для несовершеннолетних характеризуется особенностями не только процессуальной формы, но и деятельности суда, следственных органов, прокурора, защитника. В зависимости от специфики национальной правовой системы деятельность государственных органов в ювенальном уголовном судопроизводстве регулируется нормами уголовно-процессуального законодательства, специальных законов о несовершеннолетних правонарушителях, судебной практикой. Следует подчеркнуть, что, как правило, процессуальная деятельность органов, осуществляющих уголовное преследование, и суда характеризуется значительным объемом дискреционных полномочий и предполагает совершение определенных процессуальных действий в рамках, установленных уголовно-процессуальным законом. Государственные органы и должностные лица для решения задач ювенального уголовного судопроизводства наделяются значительным объемом прав по привлечению к участию в процессе лиц, оказывающих им содействие (социальные работники, психологи, врачи и др.).

Следует обратить внимание еще на одно обстоятельство: применительно к ювенальному уголовному судопроизводству процесс дифференциации протекает в неразрывной связи с процессом специализации: судебной, прокурорской, адвокатской. Чаще всего возникновение такого дифференцированного производства ведет к появлению специализированного правосудия и, соответственно, к различным формам специализации иных участников уголовного процесса, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты.

В соответствии со своим назначением ювенальное уголовное судопроизводство выполняет особые функции. Кроме традиционных «юридических» функций обвинения, защиты и разрешения дела по существу, уголовное судопроизводство в отношении несовершеннолетних усложняется за счет неюридических социальных функций, обеспечивающих его социальную насыщенность и решение важных задач по выводу несовершеннолетнего из криминальной системы и возвращению его к системе правомерного поведения. Реализация данных функций предполагает учет индивидуальных особенностей личности несовершеннолетнего правонарушителя.

Однако функции ювенального уголовного судопроизводства направлены не только на коррекцию личностных деформаций несовершеннолетнего, но и на восстановление процесса нормальной правовой социализации, что определяет направленность функций и на социальное окружение несовершеннолетнего. Такой подход позволяет рассматривать ювенальное уголовное судопроизводство как личностно ориентированное.

Реализация специфических функций ювенального уголовного судопроизводства протекает в соответствии с теми закономерностями, которые находят свое выражение и закрепление в принципах судопроизводства. Таким образом, исходные, основополагающие правила конструирования ювенального уголовного судопроизводства, опосредованные изначально той или иной парадигмой ювенальной юстиции, находят свое выражение в принципах ювенального уголовного судопроизводства. Данные принципы фактически очерчивают границы судопроизводства, определяют его форму, характер уголовно-процессуального отношения, а в итоге специфику процессуальных прав и обязанностей его участников.

Принципы судопроизводства всегда вторичны по отношению к соответствующим принципам уголовно-процессуальной политики государства и в единстве с последними определяют основные требования к организации судопроизводства, позволяя при этом «обеспечить вынесение законных, обоснованных и справедливых решений»11Гуськова А.П., Емельянов В.А., Юрченко Л.В. Уголовно-процессуальные вопросы организации ювенального судопроизводства в современной России. С. 90..

Специфика ювенального уголовного судопроизводства заключается и в том, что деятельность компетентных органов по осуществлению уголовного преследования сочетается с деятельностью по разработке программы реинтеграции и ресоциализации несовершеннолетнего правонарушителя. Предложения и прогнозы, составленные различными специалистами, используются при решении вопроса о прекращении уголовного преследования несовершеннолетнего, назначении ему наказания, определении мер воспитательного воздействия. В частности, в п. 19 Закона Ирландии о детях 2001 г. в качестве цели подобной программы названо предотвращение совершения несовершеннолетним последующих преступлений, что обеспечивается за счет помещения подростка под надзор соответствующего сотрудника специальной службы и проведения конференций с участием несовершеннолетнего, членов его семьи и других заинтересованных лиц.

С целью решения социальных задач в рамках ювенального уголовного судопроизводства в последние два десятилетия широкое распространение получили различные альтернативные процедуры разрешения уголовно-правового конфликта с участием несовершеннолетнего. Данные процедуры определяют восстановительную направленность ювенального уголовного судопроизводства. В настоящее время восстановительные процедуры активно применяется по целому ряду уголовных дел в отношении несовершеннолетних. Это позволяет обеспечить определенную трансформацию несовершеннолетнего правонарушителя из пассивного объекта уголовного преследования или повышенной государственной защиты в более активного субъекта уголовно-процессуальных отношений. Такой подход базируется на развитии у несовершеннолетнего рефлексивных умений, позволяющих осознать характер вреда и ущерба, причиненного его преступными действиями, а также на формировании навыков позитивной коммуникации и конструктивного выхода из уголовно-правового конфликта за счет принятия на себя обязательств по компенсации потерпевшему причиненного ущерба. Характерно, что применительно к ювенальному уголовному судопроизводству такая реституция, в первую очередь, преследует цели нематериального характера. При этом акцент делается не только на потребностях личности несовершеннолетнего правонарушителя, но и на потребностях потерпевшего.

И последнее, на что необходимо обратить внимание, это то, что ювенальное уголовное судопроизводство является достаточно молодым феноменом и в силу этого не укладывается в традиционную типологию уголовного процесса. В процессе эволюции ювенального уголовного судопроизводства конструировались различные модели, которые в рамках исторического и теоретического анализа могут быть подвергнуты собственной типологизации.

Isfic.Info 2006-2017