Гражданский процесс

Распоряжение предметом спора


Предмет и основание иска индивидуализируют предмет спора — то охранительное правоотношение, на которое направляется деятельность суда. Эти два элемента позволяют точно разграничивать одно гражданское дело от другого, не допуская его неоднократного рассмотрения.

В классическом гражданском процессе, построенном на строгом соблюдении принципов диспозитивности и состязательности, предмету и основанию иска придается предопределяющее значение. Они полностью определяют весь ход гражданского процесса. Суд может рассматривать дело в пределах того основания и в отношении того предмета, которые указал истец в исковом заявлении.

Ни истец, ни суд, как правило, не могут вносить какие-либо изменения в предмет или основание иска, которые должны оставаться неизменными на всем протяжении процесса. Истец может лишь уменьшить размер своих исковых требований, причем это вовсе не рассматривается как изменение предмета иска, а считается частичным отказом от иска. Однако он не вправе ни увеличить размер требования, ни заменять одно требование другим.

Если по указанному первоначально основанию иска окажется, что истец не имеет права требования, то суд обязан вынести решение об отказе в иске, хотя бы в процессе судебного разбирательства выяснилось, что предъявленное требование является правильным по другому основанию. Свою ошибку истец исправить не может. Для удовлетворения своих претензий он вынужден предъявлять новый иск.

Аналогичным образом дело обстоит и с предметом иска, изменение которого не допускается.

Правила о неизменности предмета и основания иска в течение всего процесса естественно затрудняют доступ к судебной защите.

В российском гражданском процессе только сторонам, и лишь в отдельных случаях суду, предоставлено право распоряжаться предметом спора, влияя тем самым на ход процесса, изменяя его движение и направленность. Целью процесса является не формальное исследование заявленных фактов, а установление истины по делу, обеспечение реальной защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов. В российском гражданском процессе сторона не может пострадать от того, что она ошибочно или по неосведомленности указала ненадлежащее основание иска или не заявила своих требований в надлежащем размере. Истец всегда может в ходе процесса исправить свои упущения и указать именно те основание и предмет иска, которые соответствуют действительным взаимоотношениям сторон. В порядке изменения основания иска сторона может также в течение процесса ссылаться в обоснование иска на обстоятельства, возникшие и после предъявления иска.

Изменение основания иска. Изменение основания иска выражается в переходе от гипотезы одной правовой нормы к другой. Оно может происходить путем дополнения прежнего основания иска новыми обстоятельствами. Например, пассивное основание иска о возмещении причиненного вреда (ст. 1064, 1068 ГК РФ) может быть дополнено истцом указанием на то, что вред был «причинен» источником повышенной опасности. Такое дополнение влечет необходимость применения другой нормы права (ст. 1079 ГК РФ).

Возможна ситуация, обратная вышеприведенной. Основание иска в этом случае изменяется путем исключения из него части обстоятельств, ранее приводившихся истцом в обоснование своего требования к ответчику. Например, из пассивного основания иска о возмещении вреда, причиненного преступными действиями нескольких лиц, может быть исключено обстоятельство совместного причинения (ст. 1080 ГК), в связи с чем предъявленный к ним иск будет рассматриваться уже на основании другой нормы права (ст. 321, 1064, 1068 ГК).

Основание иска может измениться путем полной замены одних обстоятельств другими. Так, ст. 619 ГК устанавливает четыре условия досрочного расторжения договора по требованию арендодателя, что дает истцу возможность заменить одно из них другим и тем самым защитить охраняемый посредством данного иска интерес. Или еще: в настоящее время широко распространена практика предоставления собственнику возможности заявить иск об истребовании вещи от незаконного приобретателя не в порядке виндикации (ст. 301 302 ГК), а в порядке реституции по недействительной сделке (ст. 166-167 ГК).

Изменение основания иска как процессуальное действие по своей сущности означает отказ от иска по первоначальному основанию. Однако в отличие от полного отказа истца от иска, влекущего прекращение производства по делу (ст. 220 ГПК), изменение основания иска не препятствует вынесению решения по делу. И лишь только после того, как решение по новому основанию будет вынесено, в силу вступает преюдициально установленный этим решением факт отказа истца от первоначального иска, при условии, что этот отказ процессуально запротоколирован и указан в мотивировочной части решения суда. Если же он вообще не обсуждался в суде, то налицо условия для предъявления нового иска.

Изменение основания иска в гражданском процессе имеет свои пределы. Оно не должно приводить к необходимости изменения предмета иска. Нельзя, например, иск об истребовании суммы по договору займа заменить иском об истребовании той же суммы на основании факта причинения вреда имуществу истца, поскольку это меняет предмет опора — вместо обязательства займа суд вынужден рассматривать обязательство из причинения вреда. Таким образом, критерием пределов допустимого изменения иска являются те правоотношения, из которых возникли первоначальные требования истца. При этом нужно иметь в виду, во-первых, необходимость реальной защиты интересов истца в возникшем процессе и, во-вторых, недопущение предъявления нового иска, не связанного с первоначальным.

Изменение предмета иска. Другим видом изменения иска является изменение его предмета. Чаще всего такое изменение осуществляется либо путем перехода от диспозиции одной правовой нормы к другой, либо путем выбора нового способа защиты своих субъективных прав (замена санкции). В обоих этих случаях речь идет об изменении материально-правового требования истца к ответчику. Например, требование покупателя к продавцу о замене вещи ненадлежащего качества может быть заменено требованием о возврате уплаченной за нее денежной суммы. Это происходит вследствие того, что одни и те же юридические факты (основание иска) в рамках одного и того же правоотношения могут обусловливать применение нескольких правовых норм. Переход от одной нормы к другой в этом случае осуществляется по инициативе истца, которому законом предоставляется право выбора между несколькими вариантами поведения в данной конфликтной ситуации.

Так, например, согласно п. 1. ст. 17 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей» потребитель, которому продан товар с недостатками, если они не были оговорены продавцом, вправе по своему выбору требовать:

а) безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на исправление недостатков потребителем либо третьим лицом;

б) соразмерного уменьшения покупной цены;

в) замены на товар аналогичной марки (модели, артикула);

г) замены на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены;

д) расторжения договора и возмещения убытков.

Право выбора вида возмещения за продажу вещи ненадлежащего качества принадлежит исключительно потребителю.

Изменение предмета иска может носить и более сложный характер. Это имеет место тогда, когда истец изменяет то правовое отношение, из которого вытекает его материально-правовое требование к ответчику. Такое изменение внешне выглядит как замена фактов основании иска, так как оно является результатом неправильной оценки истцом правообразующей роли тех юридических фактов, которые он приводит в обоснование своих требований к ответчику. Подобное положение может быть объяснено тем, что сходные по своему объективному содержанию юридические факты могут, в зависимости от субъективной формы своего проявления, порождать различные правоотношения. Так, например, договор найма жилого помещения не может быть заключен в отношении помещений, находящихся в самовольно возведенном строении, а потому требование о выселении должно быть заменено на требование о расторжении договора аренды; требование о взыскании процентов за незаконное пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК) не может быть предъявлено в деле о восстановлении на работе, но зато у истца есть право требовать индексации сумм заработной платы и т.д.

В отличие от изменения основания иска здесь речь ищет не о наличии или отсутствии фактических обстоятельств, а об ошибке, допущенной истцом при их юридической квалификации. Отсюда же проистекает и второе отличие. Если определение основания иска составляет исключительное право истца, то действие по изменению юридической квалификации обстоятельств, положенных истцом в основание иска (изменение предмета иска), как действие по применению норм права относится к числу процессуальных обязанностей суда. В соответствии со ст. 196 ГПК суд разрешает дело в пределах заявленных истцом требований. Однако суд может выйти за пределы заявленных истцом требований в случаях, предусмотренных федеральным законом. Поэтому даже если истец не изменит в этой части предмета своего иска, за него это сделает суд.

Право на изменение предмета иска принадлежит истцу. Если суд, в нарушение этого права, по своей инициативе производит замену предмета иска, такое решение должно признаваться незаконным.

Из сказанного вытекает, что изменение предмета иска, по общему правилу, проявляется в замене требования истца к ответчику. Гораздо реже изменяется то правоотношение, из которого это требование возникает и на охрану которого оно направлено. И уж совсем редки (хотя и возможны) случаи одновременного изменения как требования истца к ответчику, так и того правоотношения, из которого оно вытекает.

Изменение размера исковых требований. Предмет иска не следует путать с материальным объектом субъективного права, на защиту которого этот иск направлен. Поэтому увеличение или уменьшения размера исковых требований (уточнение количественного объема требования) не является, по общему правилу, изменением предмета иска. Равным образом не относится к таким действиям и уточнение предмета иска истцом (или, с его согласия, судом), т.е. приведение формулировки предмета иска в соответствие с фактическим требованием1.

Тем не менее истец может быть ограничен федеральным законом и в праве на изменение размера исковых требований. Так, если на время рассмотрения дела в суде размер ущерба, причиненного работодателю утратой или порчей имущества, в связи с ростом или снижением рыночных цен изменится, суд не вправе удовлетворить требование работодателя о возмещении работником ущерба в большем размере либо требование работника о возмещении ущерба в меньшем размере, чем он был определен на день его причинения (обнаружения), поскольку Трудовой кодекс РФ такую возможность не предусматривает.

Особого рассмотрения заслуживает вопрос о роли суда в изменении иска. В соответствии с принципом диспозитивности истец по своему усмотрению определяет предмет судебной защиты. Процессуальное законодательство ограничивает возможность вмешательства суда в осуществление истцом своего права на изменение иска. Однако в соответствии с сохраняющимися остатками принципа активности суда в гражданском процессе такое вмешательство не исключается.

Статья 196 ГПК позволяет суду «выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом». Следовательно, в настоящее время суду не дано право действовать, как это было раньше, по своему усмотрению. Содержание данной правовой нормы должно рассматриваться в двояком отношении. Во-первых, как право суда на увеличение размера исковых требований (уточнение количественного объема иска)2Нужно сказать, что именно в таком виде положение ст. 196 ГПК чаще всею и реализуется на практике. Однако если размер исковых требований основан на законе или договоре (исключая те случаи, когда договор противоречит закону), то суд не вправе выходить за их пределы: То же самое можно сказать и о тех случаях, когда занижение истцом размера исковых требований не влияет на защиту прав и охраняемых законом интересов участников процесса и других лиц (напр., при сложении долга) (Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1972. № 5. С. 1-2).. Во-вторых, как право суда на изменение предмета иска. Как уже упоминалось ранее, возможно изменение судом материально-правового отношения, из которого возникает требование истца к ответчику. В этой части право суда аналогично праву истца и осуществляется вне какой-либо связи с ним. Иначе дело обстоит с изменением материально-правового требования истца к ответчику. Здесь право суда зависит от права истца, и лишь при наличии условий, указанных в законе, суд может это свое право реализовать. Например, требование истца о восстановлении на работе может быть заменено судом на требование об изменении формулировки увольнения. К числу таких случаев относится также замена судом требования истца о лишении родительских прав требованием об ограничении родительских прав.

По общему же правилу, закон предоставляет истцу возможность самому избирать способ защиты своих субъективных прав. Например, собственник жилого дома предъявил иск к другим собственникам того же дома о предоставлении в пользование конкретных помещений в соответствии с причитающейся ему долей в праве общей собственности. Суд же, установив, что раздел жилого помещения невозможен без нанесения несоразмерного ущерба его хозяйственному назначению, вынес решение о выплате истцу денежной компенсации. В данном случае суд заменил требование истца об определении порядка пользования домом (ст. 247 ГК) на требование о выделе доли из общего имущества (ст. 252 ГК). Поскольку, однако, право выбора законом предоставлено истцу, решение суда первой инстанции было впоследствии отменено.

Выбор способа защиты принадлежит автору, обладателю смежных прав или иному обладателю исключительных прав, кроме конфискации. А это означает, что суд в таких случаях не вправе изменять по своему усмотрению и содержание иска.

Это доказывает, что право на изменение требования к ответчику является исключительным правом истца. Иное дело, если истец неправильно сформулировал это требование. Внести в содержание иска уточнения суд может и по собственной инициативе.

Кем бы ни изменялся иск, неизменным остается требование о недопустимости одновременного изменения всех его элементов. Иначе говоря, можно изменять либо предмет, либо основание иска, но ни то и другое вместе. Нужно оказать, что этого правила суды довольно последовательно придерживаются в своей деятельности.

Изменение иска осуществляется помимо воли ответчика. Поэтому, исходя из принципа процессуального равноправия, суд по просьбе ответчика должен отложить разбирательство дела на срок, необходимый ему для подготовки к защите.

Действия по изменению иска не могут быть совершены ни в кассационной, ни в надзорной инстанции, так как эти суды не вправе ни изменять решения, ни выносить нового решения, если основанием к этому являются обстоятельства, которые не были установлены судом первой инстанции. Нельзя этого делать и в апелляционной инстанции, поскольку закон запрещает ей рассматривать требования (иски), не заявлявшиеся мировому судье (ст. 322 ГПК).

При изменении основания или предмета иска, увеличении размера исковых требований течение срока рассмотрения дела начинается со дня совершения соответствующего процессуального действия.

Кроме права на изменение иска к числу так называемых распорядительных правомочий истца относятся право на отказ от иска и (принадлежащее ему совместно с ответчиком) право на заключение мирового соглашения. Ответчику принадлежит право признания иска.

Отказ от иска. Отказ от иска не является отказом истца от принадлежащих ему материальных прав, хотя в основе его может лежать и прощение долга (ст. 415 ГК), и другие правовые формы отказа управомоченного лица от своего права. В любом случае, однако, отказ от иска является по своей сути отказом от судебной защиты своих прав, что лишний раз доказывает невозможность отождествления иска с субъективным материальным правом.

Отказ от иска может быть полным или частичным. В последнем случае истец отказывается от осуществления своего права в полном объеме (уменьшение размера искового требования). Полный отказ от иска влечет за собой прекращение производства по делу (ст. 220 ГПК) и исключает в последующем возможность обращения истца с тем же самым иском. Однако это правило не распространяется на требования, возникающие из длящихся правоотношений (или о разделе общей собственности, о взыскании алиментов и др.). Отказ от иска в таких случаях не лишает истца права повторного его предъявления, если в будущем вновь возникнут акты, обосновывающие аналогичные требования.

По действующему законодательству, отказ истца от иска, как и заключение мирового соглашения, не имеет безусловного значения для суда. Суд вправе обсуждать последствия таких действия и не обязан прекращать производство по делу, как только будут соблюдены все процессуальные формальности, связанные с отказом истца от иска (суд выяснит, соответствует ли это действительным намерениям истца, и разъяснит ему последствия такого действия). Согласно ч. 2 ст. 39 ГПК суд не принимает отказа истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мирового соглашения сторон, если эти действия противоречат закону или нарушают права и законные интересы третьих лиц.

Гражданским процессуальным правом возможность обращения в суд с иском признается не только за самим заинтересованным лицом, но и за прокурором, органом государственного управления, местного самоуправления, организациями и отдельными гражданами, предъявляющими в суд иски в защиту прав и интересов других лиц. Они также могут отказаться от иска, однако такой «истец» не лишает самих заинтересованных лиц права требовать рассмотрения дела по существу (ст. 45 и 46 ГПК). В этом случае гражданское дело может быть прекращено лишь при условии, что истец также отказывается поддерживать предъявленные требования.

Признание иска. Признание иска представляет собой выраженное в судебном заседании безусловное согласие ответчика удовлетворить материально-правовое требование истца в полном объеме либо в конкретной его части. Как и отказ от иска, признание может быть полным и частичным. Однако процессуальным последствием такого признания, в случае его принятия судом, будет вынесение решения об удовлетворении иска.

Признание иска следует отличать от признания ответчиком факта. Последнее является лишь одним из доказательств, исследуемых ходе судебного разбирательства. Признание же иска есть признание ответчиком права истца, т.е. распорядительное действие, направленное на прекращение гражданского дела. В этой связи возникает вопрос: является ли признание иска ответчиком одновременно признанием фактов основания иска? Совершая акт признания иска, ответчик может в своем объяснении по делу признать факты основания иска. Но даже если это действие ответчиком никак не мотивируется («голое» признание), оно не утрачивает вследствие этого своего распорядительного характера

Мировое соглашение. Мировое соглашение является судебной сделкой об условиях прекращения спора о праве между сторонами. Влияя на характер материально-правовых отношений сторон, изменяя их содержание, мировое соглашение представляет собой в ряде случаев новацию обязательства, существовавшего до обращения в суд. Отличие его от аналогичного способа прекращения обязательства в гражданском праве (ст. 414 ГК) заключается в особой процессуальной форме его совершения.

Мировое соглашение может быть заключено только участниками спорного материального правоотношения — сторонами и третьими лицами, но никак не прокурором, не органом государственного управления, не общественной организацией или гражданином, предъявившими иск в защиту интересов других лиц. Не принадлежит такое право и третьим лицам, не заявляющим самостоятельных требований на предмет спора (ст. 43 ГПК).

Область применения мирового соглашения ограниченна. Одни ограничения вытекают из характера этой сделки. Если мировым соглашением нарушаются права и интересы других лиц (например, государства), то такое соглашение не утверждается. Другие ограничения налагаются законом. Ряд правоотношений вообще не может быть урегулирован таким образом (например, споры о лишении родительских прав, признании брака недействительным и т.д.), поскольку решение этих вопросов отнесено к специальной компетенции суда.

Нельзя, например, заключать мировое соглашение между сторонами по делам об установлении отцовства, поскольку условия и порядок установления отцовства определены законом.

Недопустимо также утверждение мировых соглашений в тех случаях, когда они нарушают трудовые права работников. Так, например, судом первой инстанции было утверждено мировое соглашение, которое предусматривало возможность восстановления на работе истца в должности без оплаты времени вынужденного прогула.

Содержание мирового соглашения должно быть ясным и определенным, не допускающим споров при исполнении. При этом суд обязан проверять действительные намерения сторон и влияние мирового соглашения на их права и обязанности.

Isfic.Info 2006-2017