Настольная книга судебного пристава-исполнителя

Перспективы применения процедуры медиации в исполнительном производстве


В июле 2010 г. Президент РФ Дмитрий Анатольевич Медведев подписал Федеральный закон № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», который вводит специальную процедуру примирения участников конфликтных спорных отношений - процедуру медиации.

На сегодняшний день процедура медиации рассматривается не только как альтернативный государственному суду способ разрешения споров, но и как способ поведения в конфликте.

Цель медиации — предложить взаимоприемлемый и быстрый способ разрешения споров с участием медиатора на основе добровольного согласия сторон, который должен отличаться гибкостью и гарантировать исполнимость решений, принятых в ходе проведения процедуры медиации, и сэкономить судебные издержки сторонам.

Внедрение медиативных процедур в исполнительное производство предусматривает Долгосрочная программа повышения эффективности исполнения судебных решений (2011-2020 гг.) Минюста России. Данная программа предусматривает необходимость совершенствования законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве в сфере альтернативного урегулирования разногласий путем обращения сторон исполнительного производства к процедуре медиации.

Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» не регулирует вопросы медиации в рамках исполнительного производства, поскольку в исполнительном производстве отсутствует спор о праве в собственном смысле слова, так как предполагается, что такой спор уже был разрешен судебным решением, вступившим в законную силу. Данный Закон прежде всего направлен на урегулирование конфликтов только в тех сферах, где имеется спор о праве.

Возможности медиации в исполнительном производстве могут быть сегодня востребованы, например, при реструктуризации задолженности, проведении соответствующих переговоров между должником и кредитором.

В целях реализации норм Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участником посредника (процедуре медиации)» Минюстом России предлагается внести изменения в Закон об исполнительном производстве, регулирующие вопросы обращения к процедуре медиации в исполнительном производстве, статус медиатора, соотношение процедур медиации и исполнительного производства.

В своей статье профессор В.В. Ярков обращает внимание на тот факт, что на XX Конгрессе Международного союза судебных исполнителей, проходившем в период с 9 по 11 сентября 2009 г. в Марселе (Франция) «отмечался ряд следующих тенденций, которые необходимо учитывать в развитии профессии судебного исполнителя. Во-первых, необходимо использовать и развивать возможности системы медиации в сфере принудительного исполнения, исходя из современных тенденций развития гражданского законодательства. Последнее развивается под влиянием доктрины самоисполнения договоров и предоставления возможности кредитору по принудительному осуществлению его прав самыми различными способами. В условиях деюридизации отношений в сфере гражданского оборота и свободы выбора способа урегулирования конфликта (переговоры, медиация, арбитраж, государственный суд) на основе доктрины автономии воли сторон и солидарности сторон контракта законодательство шире использует принцип самоисполнения контракта и расширения средств, позволяющих кредитору защитить свое право без обращения к суду. Например, путем предоставления права залогодержателю имущества объявить себя его собственником в случае неисполнения должником своих обязательств».

По нашему мнению, примирительные процедуры должны предприниматься на стадии исполнительного производства. В рамках судебного исполнения часто возникают неразрешимые в обычном порядке разногласия между сторонами относительно способов, размера и методов исполнения судебных актов.

Медиативные процедуры в исполнительном производстве не призваны стать альтернативой деятельности судебного пристава, а направлены на обеспечение дополнительных правовых и экономических возможностей для урегулирования разногласий между участниками исполнительного производства. Обращение сторон исполнительного производства к медиатору должно повлечь приостановление исполнительного производства судом на определенный законом срок, но не его прекращение. При этом должник должен быть мотивирован на более активное участие в медиативных процедурах в связи с возможностью применения к нему принудительных мер исполнения, в том числе ограничений личного и имущественного характера.

Ведь согласно статистическим данным ФССП России на исполнении у судебных приставов-исполнителей сегодня находится более 50 млн. исполнительных производств.

Часть 1 ст. 50 Закона б исполнительном производстве предусматривает право сторон исполнительного производства — взыскателя и должника — до окончания исполнительного производства заключить мировое соглашение, утверждаемое в судебном порядке. В случае утверждения судом мирового соглашения между взыскателем и должником судебный пристав-исполнитель в соответствии со ст. 43 данного Закона прекращает исполнительное производство. Однако примирение сторон не является задачей судебного пристава-исполнителя, хотя данное соглашение имеет огромную социальную значимость на любой стадии процесса, включая исполнение судебных актов. Конфликт, хотя и получил правовое разрешение в соответствующем судебном акте, сохраняется, о чем свидетельствует сам факт принудительного его исполнения через органы службы судебных приставов-исполнителей.

В этой связи можно говорить о возможности использования в целях примирения сторон исполнительного производства процедуры медиации (посредничества).

Если рассматривать медиативное соглашение как гражданско-правовой договор, обязательный только для сторон, то при заключении медиативного соглашения первоначальное обязательство (вследствие неисполнения которого и возник спор) прекращается, а вместо него возникает новое. Исключение составляют случаи, когда участники спорного правоотношения договариваются, например, о зачете встречных однородных требований или прошении долга.

При неисполнении или ненадлежащем исполнении соглашения, заключенного по результатам процедуры медиации, стороны вправе использовать те же способы защиты, что и при нарушении любого другого гражданско-правового договора, в том числе обратиться в суд. Данное правило прямо закреплено ч. 4 ст. 12 Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участником посредника (процедуре медиации)». В таком случае предметом судебного разбирательства будет новое правоотношение, возникшее на основании медиативного соглашения. Тогда в основу медиативного соглашения ложится компромисс, что является не идеальным, но достаточно распространенным результатом примирительной процедуры.

Проблема обеспечения исполнения медиативного соглашения решается по-иному, если процедура медиации проводится уже после передачи спора на рассмотрение суда или третейского суда. Результатом деятельности посредника (медиатора) в исполнительном производстве могло бы стать мировое соглашение между должником и взыскателем. Разумеется, такое мировое соглашение подлежит утверждению компетентным арбитражным судом или судом общей юрисдикции в установленном законом порядке.

В другом случае согласно ч. 3 ст. 12 Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участником посредника (процедуре медиации)» медиативное соглашение может быть утверждено третейским судом в качестве мирового соглашения. При неисполнении мирового соглашения процессуальное законодательство допускает выдачу исполнительного листа, т.е. становится возможным принудительное исполнение достигнутых в медиации договоренностей.

Есть еще одна особенность. Суд также не может утвердить медиативное соглашение в части, касающейся предмета заявленного иска, поскольку процессуальными кодексами не предусмотрено такого процессуального действия.

Суд обязательно должен проверить, не противоречит ли закону такое мировое соглашение и не нарушает ли оно права и обязанности других лиц.

Целесообразно также склонять стороны к мировому соглашению в случаях, когда, например, имущества, подлежащего передаче взыскателю, не оказывается в наличии, но должник готов передать иное имущество, с чем соглашается взыскатель. В результате процедуры медиации, когда медиатор проведет переговоры не только с обеими сторонами одновременно, но и с каждой по отдельности (проведение кокуса), стороны могут достичь определенной договоренности в виде оформленного в соответствии с требованиями закона мирового соглашения, причем каждая сторона будет твердо уверена в правильности совершаемых действий.

Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что медиативное соглашение как элемент мирового соглашения в исполнительном производстве — это соглашение сторон о взаимных уступках друг другу и об условиях прекращения исполнительного производства, которое основано на принципах добровольности, сотрудничества и равноправия сторон. Суд обязательно выносит о нем определение, которым и должно быть прекращено исполнительное производство. Такое право у суда есть в силу п. 4 ч. 1 ст. 43 Закона об исполнительном производстве, и поэтому указание в п. 3 ч. 2 ст. 43 данного Закона на прекращение исполнительного производства судебным приставом-исполнителем представляется излишним.

Компромиссное мировое соглашение, основанное на доброй воле сторон и утвержденное определением суда, легче исполнить. Уклониться от исполнения такого мирового соглашения гораздо сложнее, чем от исполнения решения суда.

Применение медиации как примирительной процедуры возможно на стадии исполнения судебных актов. Это позволит достичь целей отсрочки или рассрочки исполнения, изменения способа исполнения решения, по спорам, возникающим из гражданских и иных правоотношений в исковом производстве, а также по делам, возникающим из публичных и иных правоотношений, например в налоговых спорах или спорах с государственными органами власти, органами местного самоуправления.

Учитывая значимость процедуры медиации в исполнительном производстве, можно выразить сожаление, что в Федеральном законе «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» не предусмотрено разъяснение сторонам исполнительного производства права обратиться за урегулированием конфликта к медиатору. Законодательное закрепление такого способа урегулирования правовых конфликтов сыграло бы положительную роль в распространении процедуры медиации в системе альтернативных способов разрешения споров, а также содействовало бы развитию партнерских деловых отношений и формированию этики делового оборота, гармонизации социальных отношений.

Isfic.Info 2006-2019